ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ЦКК, как и контрольные комиссии на местах, продолжал Седой, надо сохранить, и дел для них хватит. Возьмите, к примеру, тресты, где сидят наши товарищи. «Они научились одному: класть себе великолепные оклады наравне со спецами и великолепно ими пользоваться и подчас раскладывать у себя на служебный персонал всю ту сумму, которую нужно было бы обратить на работу и на производство»1.

Долго говорил Шляпников. Он вновь утверждал, что «несмотря на то, что у нас в прошлом году в этом зале происходила большая идейная потасовка, все же тогда, пожалуй, мы были больше едины, чем теперь». Главная опасность в том, что «сейчас сомнения, которые терзают и нас, они терзают сотни тысяч рабочих членов партии… Жутко, в конце концов, иметь перед собой молчаливую, по-видимому со всем согласную коммунистическую аудиторию…»577 578.

Выступила Коллонтай. Она рассказала, что когда в ЦКК ее спросили: подчиняется ли она партийному решению? — ответ был таков: «Разумеется». Но «каждый раз, когда я увижу явления такого свойства, которые не соответствуют тому, что наша партия сама постановила, я буду обращаться в соответствующую партийную инстанцию с протестом и критикой… Мы должны и хотим быть не только голосующими, а и активными членами нашей партии»579.

Секретарь Ставропольского губкома Мышкин возразил Седому. Проблема в том, заявил он, что создание губернских контрольных комиссий неизбежно создает параллелизм с работой губкомов580.

Делегат Крымской организации В.Е. Цифринович поддержал Мышкина в том, что контрольные комиссии на местах действительно создают параллелизм в работе с губкома-ми. Прежние партийные суды на открытых общих собраниях успешно справлялись с аналогичными задачами.

НЭП создал принципиально иные условия работы. К примеру: «Если коммунист-хозяйственник должен ехать в командировку из Крыма за картошкой и… видит, что если он взятки не даст, то он не сможет вывезти эту картошку?…Самые ответственные товарищи говорили, что [взятки] нужно давать, лишь бы только доставить, а мы знаем случаи, когда таких коммунистов исключали из партии за взятки». Между тем, если оставить подобные дела за партийными судами, то в смысле воспитания коммунистов «они сделают больше, ибо в этом будет участвовать вся организация в целом»1.

С заключительным словом выступил Сольц. «Тов. Рязанов считает, что не нужны эти… гувернантки в штанах. Я не знаю, какие гувернантки нужны т. Рязанову. (Смех.) Тов. Рязанов — это седобородый мальчик, которого нужно одергивать». На IV съезде профсоюзов он «неожиданно для себя самого, — этого он не хотел, как он сам говорил, — получил для своей резолюции большинство. Он сам растерялся… Хотел только выругаться, отругаться, а получилось совсем иное». Поэтому, когда ЦК РКП(б) указал на недопустимость подобных выступлений, «ЦКК к этому присоединилась».

Что же касается членов «рабочей оппозиции», продолжал Сольц, то речь идет не о «преследовании инакодумающих рабочих», как они утверждают, а именно о фракционности. Оппозиционные документы они распространяют и по сей день, после решения ЦК РКП(б) и решения Коминтерна — «эта группа… оппозиция партии, а не оппозиция внутри партии»581 582.

Цифринович бранил ЦКК за то, заметил Сольц, что она не дает конкретных правил поведения — «в каком случае нужно дать взятку, а в каком нет… Наша этика не похожа на ту буржуазную этику, которая устанавливала нормы и говорила: рюмку водки пей, а двух не пей. Полторы рюмки — это уже вопрос сомнительный… Устрой так, чтобы тот, который получил взятку, получил бы и соответствующее возмездие, потому что, если хлеб надо привезти, то нужно сделать, чтобы он был привезен. Это вопрос целесообразности. Но этики это не касается»583.

Сольц предложил принять резолюцию, подтверждающую необходимость существования контрольных комиссий в центре и на местах, поскольку «растет угроза разложения наименее стойких и невыдержанных членов партии», а также для «борьбы со склоками и группировками». Контррезолюцию внес Мышкин который по-прежнему считал, что «существование двух параллельных руководящих партийных центров нецелесообразно», что бороться с болезненными явлениями в партии должны сами организации. За резолюцию Сольца проголосовало 223 делегата, за проект Мышкина — 89'.

29 марта с докладом о профсоюзах выступил Михаил Томский. Этот вопрос привлекал особое внимание Ленина, и наверняка он следил за ходом прений, ибо в основу постановления ЦК, которое предлагалось для обсуждения, легли тезисы, написанные Владимиром Ильичем.

В дискуссионном клубе, сказал Томский, Рязанов намекнул на то, что ради успеха концессионной политики наши тезисы о профсоюзах якобы разрабатывались под нажимом иностранного финансового капитала. Это сущие пустяки. НЭП показал, что «мы не можем справиться со всей находящейся в наших руках промышленностью и часть ее принуждены передать на арендных условиях частному капиталу». При этом необходимо заявить, что «всякая сила, которую использует Советская власть для развития производительных сил страны, является прогрессивной, но не тогда, конечно, когда это выливается в создание булочных, кофейных и т. д.».

Очевидно, что существуют различия в поведении профсоюзов в концессиях, частных и государственных предприятиях. На государственных зарплату регулирует государство и профсоюзы знают, что нельзя платить рабочим больше, чем предусмотрено тарифом. Но мы не можем регулировать зарплату на частных предприятиях и концессиях. «Нужно быть круглым идиотом, чтобы взять концессии, если профсоюзы будут регулировать и, если захотят, смогут прописать какую угодно кузькину мать на предприятии… Думаю, что таких идиотов не водится».

По-иному встает и вопрос о стачках. Когда Милютин предложил стачки на частных предприятиях разрешить, а на государственных запретить, он лишь продемонстрировал чисто чиновничий подход к делу. Да только в Москве проходит по 30–40 забастовок в месяц. Если стать на путь запрета, то «от таких профсоюзов уйдут, с нами ничего общего не будут иметь. Советская власть дискредитируется…». Значит, надо подходить конкретно.

Если данную забастовку возглавляют меньшевики, которые таким способом «политически борются против Советской власти», если они «пытаются стачку превратить в орудие борьбы против Советской власти», то и профсоюзы, и партия, и власть к такой забастовке «будут относиться как к контрреволюционному действию».

Но «законом Советской республики стачка, как таковая, не запрещена, и это умышленно сделано». Ибо «в 99 случаях никакой политики нет, а вопрос касается конкретных случаев и вопросов, которые могут быть налажены и устроены». Стачки на госпредприятиях направлены не против советской власти, а «против приказчиков Советской власти…. вышедших из-под контроля и не понимающих политики Советской власти. Здесь пролетариат одергивает своего приказчика…»

И у наших профсоюзов существует множество возможностей «для разрешения конфликтов мирным путем, т. е. посредством примирительных камер, третейского суда или еще чего-нибудь. И только тогда, когда нельзя столковаться… может иметь место стачка под контролем высших профсоюзных организаций».

Но тут другие, ортодоксальные коммунисты, к которым принадлежит т. Рязанов, возмущаются: это-де то же самое — арбитраж, примирительные камеры, — что говорят сегодня оппортунисты на западе, а прежде — наши меньшевики. Но мы потому и отвергаем концепцию «нейтральности профсоюзов», что рабочий не нейтрален по отношению к характеру существующей государственной власти и он различает — буржуазное это или пролетарское государство.

вернуться

577

Одиннадцатый съезд РКП(б). С. 182, 184.

вернуться

578

Там же. С. 187, 188.

вернуться

579

Там же. С. 199.

вернуться

580

Там же. С. 184–186.

вернуться

581

Одиннадцатый съезд РКП(б). С. 202.

вернуться

582

Там же. С. 203, 205,206.

вернуться

583

Там же. С. 206.

72
{"b":"589684","o":1}