ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пересказывать полностью ход этих дискуссий не имеет смысла. А их краткое изложение все-таки упрощает и прими-тивизирует выступления. Можно лишь заверить, что чтение и анализ этих текстов даст современному читателю для понимания истории НЭПа никак не меньше, чем стенограммы уже упоминавшихся выступлений ученых-экономистов на коллегиях Госбанка.

Комиссия съезда внесла ряд поправок в тезисы Сокольникова, учли их критику Лениным и другими. Но курс, взятый в начале НЭПа, остался неизменным. Поднять экономику страны может лишь рост промышленности, транспорта, крестьянского хозяйства и товарооборота. При этом «необходимо, нисколько не ставя задачи немедленного возвращения к золотому обращению, твердо установить, что наша экономическая и финансовая политика решительно ориентируется на восстановление золотого обеспечения денег…»597 Резолюцию приняли единогласно.

Не менее острыми и интересными были дискуссии и по другим вопросам, обсуждавшимся съездом. Особенно по докладу Зиновьева о партстроительстве, сообщению Яковлева об агитации и пропаганде и пр. И здесь выступления докладчиков, делегатов отличали и высокая степень самокритичности, стремление к глубокому анализу новой реальности, самостоятельность мышления и отсутствие какого-либо чинопочитания, что — при всей остроте прений — позволяло сохранить атмосферу товарищества и превращало съезд, как выразился Калинин, в рыцарский «турнир самого цвета Коммунистической партии»'.

Предстояло обсуждение вопроса о работе партии в деревне, и 31 марта Ленин встречается с В.В. Осинским. После того как 18 марта, по предложению Владимира Ильича, тезисы Преображенского о политике РКП(б) в деревне были отвергнуты, именно Осинскому — заместителю наркома земледелия поручили возглавить аграрную секцию съезда.

«Обдумывая нашу беседу с Вами», — пишет Ленин 1 апреля, после вечерней встречи с ним, — я пришел к выводу, что до тех пор, «пока мы недостаточно собрали фактов хозяйственной жизни на местах, пока мы недостаточно изучили действительные условиях и потребности теперешнего крестьянского хозяйства», ни партия, ни Соввласть не должны связывать себе руки «какими-либо предписаниями, директивами или правилами…» Тем более что именно на этот путь — «излишней и неудачной, скороспелой, не проверенной опытом регламентации», могут легко встать власти на местах. Поэтому, замечает Ленин, крайне важно «не причинять зла во имя благочестивого желания делать добро». Главная задача состоит именно в тщательном сборе и внимательнейшем изучении местного практического опыта. Необходимо, в частности, крайне осторожно вторгаться с дела сельхозкооперации, изучить последствия применения наемного труда и аренды, возможные формы помощи беднякам и т. п.

Цель всей работы — оказать «практическую помощь делу немедленного расширения посевов, увеличению запашки, увеличению количества сельскохозяйственных продуктов, уменьшению тяжелой нужды крестьянства…» 2 апреля съезд большинством голосов при немногих воздержавшихся утвердил резолюцию «О работе в деревне», в которую вошли все предложения Ленина598 599.

Выборы в ЦК и ЦКК

Предстояли выборы руководящих органов партии и было совершенно очевидно, что от их результата во многом будет зависеть реализация того политического курса, который определил съезд. И точно так же, как это было сделано на X съезде, решили собрать партийцев, чтобы обсудить кандидатуры в состав нового Центрального Комитета.

Для исследователя единственным свидетелем данного факта является Вячеслав Михайлович Молотов, точнее — запись его воспоминаний, сделанная писателем Феликсом Чуевым в 1975 году. Вот она: «Где-то возле Свердловского зала Кремля [Ленин] комнату нашел, уговорились: фракционное собрание, троцкистов — нельзя, рабочую оппозицию — нельзя, демократический централизм тоже не приглашать, только одни крепкие сторонники “десятки”, то есть ленинцы. Собрал, по-моему, человек двадцать от наиболее крупных организаций перед голосованием»600.

Как рассказывает Молотов, на этом совещании, после того как список был согласован, Ленин сказал: «…Надо предупредить товарищей, чтобы твердо голосовали за этот список без поправок! Список “десятки” надо провести целиком. Есть большая опасность, что станут голосовать по лицам, добавлять: вот этот хороший литератор, его надо, этот хороший оратор — и разжижат список, опять у нас не будет большинства. А как тогда руководить!»

Целиком полагаться на точность этих воспоминаний — трудно. И не только потому, что записывались они спустя более полувека. Если об аналогичном совещании на X съезде есть целый ряд воспоминаний, записки и заметки самого Ленина, конспект, а также краткая запись его выступления2, то в данном случае рассказ Молотова — единственный источник

Мало того, есть основание полагать, что в памяти Вячеслава Михайловича совещания сторонников Ленина на XI и на X съездах каким-то образом совместились. И это неслучайно, ибо X съезд сыграл в его жизни решающую роль. Именно на нем его избрали членом, а затем секретарем ЦК и перевели на работу из провинции в Москву.

Судите сами: «Сталин, — рассказывает Молотов о совещании на XI съезде, — упрекнул Ленина, дескать, у нас секретное или полусекретное совещание во время съезда, как-то фракционно получается, а Ленин говорит: “Товарищ Сталин, вы-то старый, опытный фракционер! Не сомневайтесь, нам сейчас нельзя иначе. Я хочу, чтобы все были хорошо подготовлены к голосованию…”»

А вот воспоминания делегата X съезда Константина Ивановича Бухарина: «Перед выборами ЦК сторонники Ленина собираются в отдельном зале для предварительного обсуждения кандидатур в ЦК… На обращенный к нему в полушутливой форме вопрос: “Не составляем ли мы фракцию, заседая в отдельной комнате?”, Ленин отвечает: “Когда нужно сохранить единство партии, можно допустить и фракцию”»1.

В краткой записи выступления Ленина на данном совещании X съезда 13 марта 1921 года этот фрагмент выглядит так: «Имеет ли право большинство быть большинством… Здесь не фракция… Мы должны использовать свое право на выборах. Мы боролись на выборах делегатов для того, чтобы победить на съезде. И это мы должны сделать»601 602.

И еще. По словам Молотова, в своем выступлении на совещании во время XI съезда, Ленин якобы все время использовал термины «совещание десятки», «собрание десятки», «список десятки». Совершенно очевидно, что имеются в виду десять делегатов X съезда, подписавших во время дискуссии о профсоюзах ленинскую «Платформу десяти» (Ленин, Артем-Сергеев, Калинин, Сталин, Каменев, Зиновьев, Петровский, Лозовский, Рудзутак, Томский).

Но на XI съезде этим термином ни Ленин, ни его сторонники уже не пользовались. Ибо считалось, как заявил тогда в своем докладе на съезде сам Молотов, что прежние фракции и течения внутри партии «изжиты». Да и собирали на данное совещание не прежних сторонников «десятки», а, как сказал Вячеслав Михайлович, — «человек двадцать от наиболее крупных организаций». Так что, вероятнее всего, речь шла о совещании «Бюро делегаций», о котором говорил Фрунзе.

Однако, вне зависимости от того, насколько точны различные детали в воспоминаниях Молотова, они проливают свет на происхождение реального и весьма важного документа. Вячеслав Михайлович утверждает, что на списке кандидатур в состав ЦК, принятом указанной группой делегатов, Ленин якобы своей рукой делает против фамилии Сталина пометку: «генеральный секретарь»603. Пометки — «секретарь» были сделаны и против фамилий Молотова и Куйбышева.

вернуться

597

Там же. С. 539.

вернуться

598

См.: Одиннадцатый съезд РКП(б). С 441.

вернуться

599

См .Ленин ВИ. Псшн. собр. соч. T. 45. С. 132, 133,529.

вернуться

600

Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. M.: «Терра», 1991. С. 181.

а См.: В.И. Ленин. Неизвестные документы. С. 419, 420.

вернуться

601

РГАСПИ. Ф. 70. Оп. 4. Д. 197. Л. 9.

вернуться

602

— В.И. Ленин. Неизвестные документы. С. 419, 420.

вернуться

603

См.: Сто сорок бесед с Молотовым. С. 181.

75
{"b":"589684","o":1}