ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, он не мог быть из Калифорнии. Он покачал головой, нет. Он вспомнил холод, какое-то место, там было холодно… а так же там был зеленый… трава была зеленой и росла высоко, пока ее не срубили, это рассказывала мама. Джош застонал в отчаянии. Ему хотелось бы найти слова, чтобы рассказать врачу все это.

Наверное, он мог бы написать слова в столбик. Ему нужна была ручка и клочок бумаги. Джош закрыл глаза, и пару секунд подумал о том, как ему это сказать. «Ручка» — это все, что ему нужно сказать.

— Р-р-ручка, — хмыкнул он, позвав врача, и зажмурился.

— Ручка? Вы хотите ручку? Вы можете записать слова в столбик? — он кивнул, и доктор сказал медсестре, чтобы она принесла блокнот с ручкой. Она вернулась очень быстро, и передала все предметы Джошу. Он потянулся за ручкой, но остановился на полпути. Он не помнил, был ли он левшой, или правшой.

Он попытался сначала левой рукой. Ручка чувствовалась в его руке огромной, поэтому он переложил ее в правую руку, и надавил. Его руки дрожали, когда он опустил их на бумагу, и он начал записывать воспоминания о том, где он жил. Доктор взял блокнот и опустил взгляд на неаккуратный почерк Джоша.

— Там был снег? — он посмотрел на Джоша в подтверждение. Джош кивнул. — Так, это исключает несколько штатов… там были озера? Любые водоемы? Ты помнишь общую местность?

Озера, написал Джош, многочисленные озера.

— Аманда, позвони в полицию. Посмотрите на запад, убедитесь, что они выпустили АПБ во всех тех государствах. Пусть посмотрят на заявления о пропаже людей, ведь у нас ни записей, ничего. У нас есть намек на личность этого человека, — когда медсестра вышла из комнаты, он повернулся к Джошу. — Отдохни, ладно? Мы выясним, кто ты, я обещаю.

Джош кивнул, закрыл глаза, и пошел спать.

Ему снилось большое, высокое, возвышающиеся дерево, но всего с парой листочков. Остальные покрывали землю, и представляли цвет нержавеющей стали на полу. Позади него было зелено-желто-синее закручивающиеся небо, оно утягивало в галактику со звездами. Ветер дул вокруг него, пробежал сквозь его волосы, и заставил почувствовать себя так холодно.

Все будет хорошо. Это нормально.

Думает Джош. Думает. Ты знаешь это, ты знаешь это, ты знаешь это.

Он проснулся от ужасной боли в руке. Медсестры вбежали в его комнату, огорченные его поведением, и все, что они могли сделать, это уставиться на его руку. Дерево из его сна было на ней, со всеми переливами красок. Он почувствовал боль в животе. Она всегда была там? Этого не может быть, не так ли? Нет. Нет, это не правда.

— Джош, сделай несколько длинных, глубоких вдохов. Глубоких вдохов. Вы получите это.- Он почувствовал кислородную маску, которая прислонилась к его рту, и резко вдохнул. Он вспомнил больше сейчас, он вспомнил намного больше.

Он сорвал маску. — Я знаю, кто я, я знаю, кто я!

Медсестра отступила назад и зажмурилась. — Доктор!

Он прибежал обратно. Его пальто было одето криво, и он выглядел так, словно не спал несколько дней. Может, так и было. Большинство людей может вспомнить, кем они были.

— Джошуа Дан, — он кричал, пытаясь выбраться из постели, — Меня зовут Джошуа Дан, я из Колумбуса, штат Огайо, мои родители Лаура и Билл, пожалуйста, можете вы, — он споткнулся, заломив руки в бесчисленных проводах, запутался у постели, и доктор помог ему вернуться в постель.

— Я позвоню. Сара, дай ему еще лекарства. — Медсестра кивнула и подошла к Джошу. Джош начал протестовать. Он не хотел, чтобы кто-то находился рядом с ним, он хотел домой, чтобы не оказаться за сотни километров.

— Нет! Не трогайте меня! — он отодвинулся, и попытался встать снова, -Я не хочу отдыхать! Мне нужно домой!

— Сэр, вам нужно успокоиться. Мы собираемся обратиться в полицию.

— КАК В АДУ! — он попытался выбраться из кровати, и еще две медсестры зашли в комнату. Доктор помог держать на нем маску, и мышцы Джоша расслабились.

— Это правда Джош, все в порядке, — это была та медсестра, что называла его милым. Он любил ее. Видения Джоша зашевелились, и он мог видеть двух людей в его палате. — Ты в порядке, все хорошо, мы будем здесь все завтра утром.

Джош слабо кивнул, закрыл глаза, и провалился в сон.

-

На другой стороне США, полиция Колумбуса была немного смущена, когда им позвонили из главной больницы в Лос-Анджелесе, штат Калифорния. Они едва получили АПБ*из Калифорнии, и освободили дивизию, а теперь звонят? Какие вообще могут быть проблемы?

Начальник полиции, жестокая, высокая женщина по имени Оливия Джекобс ответила на звонок. Ее глаза расширились, когда врач, по имени Джеймс, объяснил, что у них был человек в больнице, который был найден выброшенным на берег, заявляя, что он жил в Колумбусе.

— Как его зовут?

— Джошуа Дан, — сказал он, и она сразу же послала команду, чтобы те вытянули дело на пропавшего мальчика. Все в районе Колумбуса знали про слепого мальчика, который был похищен из своего дома. Она быстро пробежалась по всей информации, которую они сказали, и спросила-

— Он слепой?

— Нет

Это не может быть правдой. — Вы уверены?

— Я на сто процентов уверен. Он старше, с длинными, темно-коричневыми волосами и бородой, говорит, что его родители Лаура и Билл Дан.

Это были определенно его родители. Сколько он мог прожить в Колумбусе у родителей с одинаковыми именами. Начальник полиции решил принять удар. — Я свяжусь с его родителями. Он пропал на семь лет.

— О Боже, — прошептал Джеймс. Они обменялись еще некоторой информацией, прежде чем Джекобс повесила трубку, чтобы послать команду на поиски семьи Дана.

Они должны были работать.

-

Получив телефонный звонок, что их старший сын жив, миссис Дан залилась слезами, и они сделали все, чтобы попасть на ближайший рейс до Лос-Анджелеса. Она не могла унять дрожь; мысль увидеть их сына после семи лет разлуки казалась невероятной. Она спрашивает себя, как он будет выглядеть, как он будет действовать, что с ним случилось. Она знала, что он не будет таким, каким был раньше, но она надеялась, что он сможет вернуться к нормальной жизни.

Джош сидел в постели, когда двое незнакомых людей, оттолкнув доктора Джеймса, вошли в палату. — Кто эти люди? , -спросил он.

У женщины по щекам катились слезы, когда она подошла к его койке и села. Джош смотрел, удивляясь: кто она, и что она здесь делает; пока она не взяла его руку, и он обхватил её челюсть. Он был нежен, скользя рукой вверх, чтобы потрогать ее уши, переносицу, губы, пока он всхлипывал, и сжимал лицо матери в своих руках. Она крепко обняла его, уткнувшись в его шею, поглаживала его по спине, а он все плакал и плакал.

Вернувшись, доктор Джеймс посмотрел на мистера Дана. — Он был слеп когда он пропал, не так ли?

— Да,- прошептал он. Он тоже уселся рядом с сыном, и трое похоронили себя в групповые обнимашки на полчаса. За семь лет он ни разу не почувствовал человеческого прикосновения, ни разу за жизнь не увидел свою мать и лица своего отца. Она была потрясающей, она была абсолютно потрясающей.

Его родители не задавали никаких вопросов, и за это он был благодарен. Он понятия не имел, как бы он ответил на все их вопросы, когда он сам почти ничего не знал.

Они были с ним целый день, и послезавтра, и послепослезавтра.

— Так долго, как тебе нужно, — прошептала мать, держа его руку. Только она могла трогать его. Он доверял ей.

Джош оставался в больнице в течении нескольких недель. Парикмахер пришел к нему стричь его волосы, помог ему побриться, и после этого Джош смотрел на себя в зеркала в течение получаса. Он никогда не видел своего лица. Ни разу.

Его мама пришла в ванную через двадцать минут после того, как парикмахер ушел. Она протянула руку, чтобы коснуться плеча Джоша, который подпрыгнул, и ударился бедром о раковину. Он уставился на нее в страхе, с широко раскрытыми глазами.

— Извини, — сказала она, глядя на него. Джош сглотнул и обернулся, чтобы посмотреть на себя в зеркало.

2
{"b":"589686","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца