ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

— Ты можешь потрогать меня, — пробормотал он, глядя через зеркало, как его мать подошла ближе к нему. В этот раз она не трогала его.

— Я говорила тебе, что ты мой красивый маленький мальчик, — её глаза были на мокром месте.

— Мои волосы коричневые, — он засмеялся, улыбка разрослась на его лице, — А глаза карие.

— Да, они такие, — она засмеялась тоже, и Джош позволил ей обнять себя.

Он был уверен, что у его родителей много вопросов, они позволили задавать ему свои собственные.

— Какой сейчас год?

— Две тысячи одиннадцатый, — его отец выглядел обнадеживающе. И Джош надеялся, что он мог быть слишком обнадеживающим.

— Как долго меня не было?

— Семь лет, — мягко сказала его мать.

— Сколько… сколько мне лет?

— Двадцать четыре, — Джош моргнул. Ему было двадцать четыре года. Последний раз, когда он касался человека, был семь лет назад.

После этого он перестал задавать вопросы.

Однажды, двое мужчин в черных костюмах пришли в его палату. Они объяснили, что они агенты ФБР, расследующие дело Джоша.

Оба мужчины представились, но Джош не слушал. Они смотрели на него, будто он был не более чем объектом. Он предположил, что это так. Они здесь были только для получения информации, ведь не спросишь его, как он.

— У вас есть информация, про ваших похитителей? Один из мужчин имел темную кожу и усы. Он не показывал ни каких эмоций, что заставляло Джоша чувствовать себя не комфортно. Вещи, которые касались его все больше, было темно, но когда он мог увидеть мельком, их лица всегда были размыты, и не показывали человеческих эмоций; это имело смысл, потому, что они не были людьми.

— Я… агх…- он смотрел между родителями, которые велели ему продолжать. — Я не знаю как они выглядели.

— Они? — спросил второй агент. Он был бледнее бледного, с обвисшей кожей и залысинами. — Там было несколько человек?

— Да, — он кивнул. — Они выглядели как вы и я, но я не мог видеть их лица.

— Что вы имеете в виду? — ставит под сомнение первое. — Они выглядели как вы и я?

— Они выглядели как люди, — сказал Джош прямо, не понимая, что от него хотят. Оба мужчины переглянулись.

— Мистер Дан, вы хотите сказать, что ваши похитители не были людьми?

— Я не знаю.

— Вы помните, где вы были? Вы были в машине, или самолете?

— В самолете, я думаю, я чувствовал, как мы летели. Джош обшарил свои мысли, и попытался вспомнить, что произошло. — Я не мог видеть, все было черным.

Второй агент что-то записывал в блокнот. — Вы были слепы на момент похищения, не так ли?

— Да, — Джош кивнул, — Я был. Я не мог видеть. Но иногда, я начал видеть цвета. Он показал на руку. — Вот, что я увидел.

Агенты наклонились, чтобы изучить вытатуированное дерево на руке Джоша. Они смотрели холодно. — Сэр, вы сделали эту татуировку?

— Нет, она появилась на моей руке, — сказал он без всякого сарказма. Второй агент снова что-то писал в своем блокноте.

— Ваше окружение, как оно ощущалось?

— Оно было холодным, словно все было сделано из металла. Они… они много трогали меня, — Джош замолчал и посмотрел на свои руки.

— Как ты сбежал? Вас нашли голым на пляже.

— Я думаю, что этого достаточно на сегодня, — его отец встал, и уставился на агентов спокойным и собранным взглядом, — Мой сын должен отдохнуть.

Первый выдавил из себя улыбку. — Спасибо за ваше время, Джош. Позвоните, когда захотите поговорить. У вас есть наш номер, — второй встал, собрал их вещи, и они вышли за дверь. Мистер Дан сел на кровати, а миссис Дан, потянулась за рукой сына.

— Ты в порядке, детка?

— Я в порядке, — заверил он родителей. Он мог почувствовать их глаза на своей татуированной руке, поэтому он поднял ее, чтобы они смогли рассмотреть ее лучше. Рукав остановился на его запястье и пошел далеко к плечу, где было яркое солнце и галактика с множеством звезд позади него. — Я не набил эту татуировку, — пообещал он, -Ты веришь мне?

Прошло пару секунд, прежде чем его матери удалось криво улыбнуться. — Конечно, мы верим тебе.

— Я собираюсь пойти выпить кофе, — пробормотал его отец, прежде чем он встал и быстро вышел из комнаты. Джош уставился на открытую дверь, пока свет плясал по уголкам его глаз. Это было очень очевидно, его родители не верили ему.

Когда Джош повернулся и посмотрел на мать, она смотрела на него, со слезами, катившимися по ее щекам. Она протянула руку, чтобы прикоснуться его щеки, и он зажмурился, когда ее холодные пальцы медленно проделывали свой путь к его шее, плечам и спине. Он знал, что она смотрела на его многочисленные шрамы и странные знаки, которые покрывали всю спину. Это должно было выглядеть так, будто он был подкаблучником, но он знал, что это не так. Были следы по всему телу, где ему разрезали и вставляли вещи снова и снова.

— Милый, — голос его матери был почти шепотом и был хрупким как стекло. Если бы он пошел вверх, он бы сломался. — Как ты получил своё зрение назад?

— Я не знаю, — Это было, правда. Он не знал это.

-

Джошу посоветовали остаться в больнице еще на месяц, но он был более чем готов, чтобы вернуться домой, тем более что они оставили Джордана наедине с собой. Они убедились, что Джош был в порядке и едет домой.

— Ты уверен, милый? Мы должны лететь домой.

Он кивнул. — Я обещаю, что я в порядке. Я хочу увидеть каждого.

Его мама улыбнулась. — Они тоже хотят увидеть тебя, милый.

Так, с пачкой бумаги и на полный желудок, все трое сели на самолет до Колумбуса, Огайо. Джош сидел между родителями, держа руку матери, стараясь изо всех сил не заснуть. В последнее время он был очень уставшим.

— Ты можешь спать, — сказала она ему, — Мы с твоим отцом правда будем здесь все время, ладно?

Он кивнул, положил голову на плечо матери, и заснул почти мгновенно. Узел образуется в желудке, когда ему снится то время, когда он был заперт в темноте со ста парами рук, которые тянули его в клочья. Его пальцы щелкнули, и он будет кричать, и боль исчезнет, как будто там был выключатель. Это будет продолжаться каждый день; должно быть, вещи, которые делали ему больно, не понимали, как работает боль. Он не понимал, что произошло там. Он не знал, как они подарили ему зрение, или нарисовали его сны на руке. Даже раны на его спине выглядели как-то страннее иностранного языка. Может, быть, это были какие-то древние иероглифы. Может, они хотели выяснить больше о человеческой расе, и использовали его в качестве холста. Может, они не хотели обидеть его, может, он был там, чтобы помочь им понять?

— Джошуа, детка, мы здесь, — его мать растормошила его. Джош потер лицо и встал, оставаясь рядом с родителями, в то время как его отец взял их багаж и они покинули самолет. Его отец вел их к машине, бережно держа Джоша за собой, прикрывая от посторонних глаз. Джош опустил руками рукава своей толстовки. Мистер Дан открывает заднюю дверь их машины, чтобы его сын и жена залезли в нее.

— Это находится примерно в получасе езды в обратном направлении, — пояснил его отец, когда Джош закрепил ремень безопасности и потянулся за рукой матери. — Когда мы вернемся, мы должны будем поспешить внутрь.

— Почему? — лицо Джоша исказилось в непонимании.

— Люди ждут тебя.

Джош смотрел в окно всю дорогу. Деревья, здания, небо, солнце, все вещи которых он не видел. Небо было голубое, голубое. Джош любил голубой.

Небоскребы превратились в загородные дома, когда они покинули Колумбус и въехали в небольшой город. Он чувствовал себя хуже, второй раз, думая о словах отца. Люди ждут тебя. Он не хотел находиться рядом с незнакомцами. Он хотел быть только со своей семьей.

— Джордан дома? — спросил он, стараясь забыть о посторонних людях.

— Да, малыш, и Эбби с Эшли тоже дома. Они были в колледже, но вскоре вернулись домой, когда мы сказали им, что едем сюда.

Джош слегка усмехнулся. Он собирался увидеть лица своих родственников.

— Мама?

— Да, Джош?

— Ты потрясающая, ты знала это? — он перегнулся, чтобы посмотреть в слезящиеся глаза своей матери. Она улыбнулась, и снова потянулась, чтобы прикоснуться к его щекам.

3
{"b":"589686","o":1}