ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сей Аборис трех имел сынов совершеннаго возраста: одного, Махмета, от первые жены, а двух, Гавета и Сефета, от другия (токмо бо две жены имел, хотя у арапов и более волно имети), которые в то время с войски своими при нем были, хотя всяк некогда сам себе добычю добывает; которым сопротивитися турки, аще и войско собрав, не могут; занеже их, по горах каменных и местах приступа неимеющих розбехшихся, искати надобно было. Убо арапы[216] и лошади их к трудам и к гладу чюдно суть крепки, и тако страшны турком, что когда арапов десять человек токмо з долгими своими копии в срачицах (и то до полден, занеже по сем, для безмернаго жара, главу и челму срачицею увертев, наги сидят на конях) к бою станет, едва бы тридесять турков с пищалми вооруженных дерзнули на них. Мнози нам во Иерусалиме за подлинную вещь поведаша, что судия (sędziak) иерусалимски, незадолго перед поездом своим на войну перекую, ко граду Вифлиему поехал был гуляния ради, там толко осм арапов встретил[217], которыи ему[218] велий труд соделали, аще и имел с собою человек с пятдесят конных, обаче во Иеросалим возвратитися принужден бе. Боятся их зело турки, тако, что окрест моря Жупелнаго (Siarczystego) или озера Осфалтитес (Asfaltites) нареченнаго, наипачеже во всей в Земли Святой веси турские все годовую подать платят, укупая у них мир, которых однако оне не престают убивати. А наипаче еликократко (ilekroć) караваны из Дамаска, из Алепа, ис Каира к Мехе едут (что на всякой год месяца октовриа[219] прилучается), башы тех трех градов чрез послы своя дары им посылают, чтоб купцов и странников не розбивали, хотя всякий караван своего голову имеет с тремя сты гусар и с тремя сты янычар [с ружьями, z pułhakami] которые временем и полковые (polne) пушки с собою возят. Приемлют по-истинне арапляне дары и хранят, что обещевают; но занеже их есть множество, за малым прилучаем турков побивают, и товары грабят, и на сокровенные места уходят. Кто бы их тамо сыскивал!

Корованы[220] реченных градов, особно всяк, яко к бою, в стройстве с оружием едут и все у моря Чермнаго ко граду Туру (Tur) сходятся в уезде Синая (не токмо бо гору, но и весь уезд сице зовут), откуду купно в Меху едут, и тамо на торжищи пожив дней дванадесят, тем же подобием возвращаются к домам. Самем токмо махметяном есть сей путь свободен; христиан и[221] жидов тамо не припущают.

Егда бех в Каире, прилежно турков, которые с Мехи приежджали, вопрошах: истинно ли се, что о гробе Махметовом[222] поведают, яко из железа есть зделан, а камень магнит притянув гроб к себе держит, и тако аки бы на воздусе висит? Исповедали, что того тамо несть; но гроб высоко поднесенный столпы тонкие на себе держат; а понеже тамо место есть тесное и темное, ни коего света кроме лампад имети не может, — тем, которые одаль смотрят, видится, якобы гроб висел на воздусе; приступя же ближе, всяк увидит, что его столпы держат. Около полдней приидохом ко граду Танаитера, где обретохом турскаго писаря (polnego pisarza), которой в Дамаск с тридесять конных людей возвращался, смотр (popis) учинив воинским людям на войну перскую в Палестине и во Египте. Едва с лошадей снидохом, прибеже чаус, сайдак на себе имея, посланый к воеводе Га[з]скому и к иным во Египет, что бы хотя отпущены суть с войны, однакоже бы тотчас возвратилися в Персиду. Взя нам дву лошадей лутших, поведая, что яко от царя посланному волно не токмо нам (которых псы назва)[223], яже бы ему полюбилося взяти, но и великому господину турскому, хотя бы пешо ити имел; яко по всем государстве турском сей указ есть ведом. А егда мукер (mukier) сей, у котораго мы лошадей наняли, шесть талерей ему дал, отдал ему лошадей, а иные у турских купцов взя в то место.

По утру приидохом к мосту, егоже сами турки зовут мост Иякова патриарха[224]: зело есть широкий и крепко зделан каменный на Иордане[225], где по правую страну два затоки имеет, един зовут Иор, другий Дан, а наипаче выше моста поодаль сошедшися реку едину и едино прозвание со двух творят — Иордан, которой недалече от тех мест из гор приемлет свое начало. По левой стране у брега есть дом, в нем же сей патриарх обита; еще суть целые стены; знатно, что дом бе низок. Недалече оттуду видеть езеро Тевериацкое или Генисаретское[226], имеет в длину, по моему разсуждению, пятдесят верст (dziesięć mil), в ширину не везде равно, едва инде на десять верст (dwie mile). Лес великий по горам за тем озером видеть, где[227] Господь седмию хлебы и двемя рыбы напита четыре тысящи людей (у Марка[228], в главе 8). Мост прошед, показывают место по правой стране, на равном месте, под каменем при брегу[229], где Иаков со ангелом брася [о чем в Книге Бытия, гл. 32]. Идучи в лево от того озера на два стрелбища ис лука бе град Хорозаим, ныне же пуст, едва имеет дворов пятдесят. И от того мосту починается уже Галилея[230]. Земля прежде камениста, яко и Сирия, полна камения; но десять верст (dwie mile) отъехав, сицевая поль великая красота показуется, еже невозможно описать или исповедати. Хлебородие поль по тому признать мощно, что хотя их наезда ради арапов не пашут, однако изрядных трав изобилие дают, наипаче розмарину, которого везде кусты частые зеленеются. На многих местах арапы живут, которые ради стад овчих и велбужьих у рек становятся. Размарин же горкий зело любят овцы, который хранит скот от скорбей (chorob). Земледелия арапы ни какова не творят, но млеком токмо питаются. Взирая тогда на холмы частых градов и сел, разумею аз с Иосифом, который в книгах третиих, в главе второй, о войне иудейской описуя Галилею, поведает, что не токмо во изобилие, но и во градех и селах толь обилна бе, [что] весь едина, хотя, малая до пятинадцати тысящ пахарей имела[231], то воистинну удивително, наипаче около горы Фаворской, под которою долина есть зело пространная и зело веселая[232]; где, нецыи поведают, Мелхиседех Авраама[233], по избиении царей возвращающагося, в дом прия и благословив хлеб и вино ему принесе; хотя иные твердят, что сие на горе Голгофе бе, где Господь бысть распят, еже аз богословом оставляю. О полднях приехали есмы ко двору постоялому, идеже есть кладезь старый, в оньже от братии бе впущен Иосиф; зовут его турки кладезь Иосифов[234], арапы — елбир Иосиф; иже и ныне имать воду. Где есть и турская мечеть, у которыя дверей сей кладезь, поволно из него и Христианом воду черпать, имеет добрую и студеную воду. К нощи приехали есмы к Вифсаиде[235], отечеству святаго Петра, где имел дом. Видеть тамо великия части каменные с падшие церкве, юже великою казною царица Елена созда; ныне тамо есть весь, пятьнадесять дворов имеет; турки в них живут; а лежит у самаго брега озера Тевериадскаго, которое Евангелие называет морем Галилейским; имеет воду сладкую, пресную, которую мы пили и мылися в ней; имеет и рыбы изрядные, яко лещи наши, токмо что меншие.

вернуться

216

ib.: «арапляне мужественнейшии турков».

вернуться

217

ib.: «взирай на той прилог».

вернуться

218

ib.: «лист 50».

вернуться

219

października.

вернуться

220

На поле: «караваны како съезжаются».

вернуться

221

ib.: «51 лист».

вернуться

222

ib.: «гроб Махметов каков».

вернуться

223

На поле: «52 лист».

вернуться

224

ib.: «мост Иакова патриарха».

вернуться

225

ib.: «Иордан (аки бы рек: Иор, Дан) двоих рек имя».

вернуться

226

ib.: «езеро Генисаретское».

вернуться

227

ib.: «где Господь напита множество народа».

вернуться

228

В подлиннике ошибка: «Матфея».

вернуться

229

На поле: «лист 53».

вернуться

230

ib.: «Галилея и ея живность».

вернуться

231

На поле: «дивно сие!»

вернуться

232

ib.: «54 лист».

вернуться

233

Бытия. Гл. 14.

вернуться

234

На поле: «студенец Иосифов».

вернуться

235

ib.: «Вифсаида».

13
{"b":"589687","o":1}