ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Страх. Его заменил страх.

Это сказал брат Пьер, который наконец пришел в себя. Лодка шла к Аркуде. Весла с громким плеском разрезали воду. Парус так и не подняли.

— Мне нужно поговорить с Марко, — сказал Ванго. — У меня есть новости о Зефиро.

17

Возвращение в Эверленд

Инвернесс, Шотландия, три недели спустя, март 1937 г.

Спасаясь от дождя, в лавку вошел странный субъект. Андрей сразу узнал посетителя и уже не спускал с него глаз.

На носу у Булара были очки в массивной оправе, глаза за ними казались посаженными неестественно близко. На нем была желтая непромокаемая шляпа и дождевик того же цвета, а на ногах — черные ботинки, в которые он заправил чересчур длинные штаны. Булар изменил внешность, явно желая остаться неузнанным, и для пущей убедительности что-то беззаботно насвистывал себе под нос.

Заложив руки за спину, комиссар стал разглядывать образцы красок.

Андрей работал в этой лавке с того дня, как ушел из Эверленда. Чтобы больше не повстречаться с Владом-стервятником, он остановился в первом же городе, до которого успел дойти. В эту лавку напротив вокзала, торгующую красками, его наняли кладовщиком и посыльным. Хозяин немало на этом выгадал — платил Андрею вдвое меньше обычного, хотя тот ни на минуту не покидал лавку и даже спал в подсобке.

Хозяин вышел из-за кассы и направился к Булару. Андрей стоял поодаль.

— Вы что-то хотели?

— Да.

— Вы француз?

Булар нахмурился. Как тот догадался?

— Видите ли… Мои предки жили во Франции, — объяснил комиссар, старательно выговаривая английские слова, чтобы ни у кого не осталось сомнений в его принадлежности к оксфордскому клубу «Буллингдон»[15]. — У вас тонкий слух, господин… Каларз.

Он как раз прочитал фамилию на вывеске над кассой: Грегор Каларз.

— Грегор, — поправил хозяин. — Френсис Грегор. «Каларз»[16] — это магазин.

— Ну да, разумеется. Вот что: я собираюсь навестить одну очаровательную юную приятельницу на другом берегу Лох-Несса. Решил сделать ей сюрприз.

Он хотел подмигнуть, но его массивные очки свалились с носа, и, подхватывая их, он угодил себе пальцем в глаз.

— Я уверен, что она будет в восторге! — заметил Грегор, разглядывая стоявшего перед ним старого хрыча, его ветхий картонный чемодан и края брючин, торчавшие из ботинок.

— Я с утра пытаюсь поймать машину, — сказал Булар, — но уже потерял всякую надежду.

— Здесь нет такси.

— Я так и подумал. Не будете ли вы так любезны меня подвезти?

— Здесь нет такси, — повторил господин Грегор, который был единственным торговцем на вокзальной площади и каждый день жалел, что держит магазин красок, а не автостанцию.

Булар посмотрел на улицу. С неба низвергались потоки воды.

— Кажется, я вижу у тротуара фургон с вашей фамилией, господин Каларз.

— Грегор.

— Да-да, Грегор.

— В этом фургоне привозят товары.

Комиссар кивнул.

— Понятно. Товары. Очень жаль. Мне остается только пожелать вам удачного дня.

И Булар направился к двери.

— Но я могу продать вам зонтик, — нахально заявил Грегор.

— Зонтик? — повторил Булар, обернувшись. — Куплю с удовольствием!

Френсис Грегор достал зонтик. Цену он заломил непомерную.

— Ну и ну! — сказал Булар, роясь в карманах. — Из чего сделан этот зонт? Из красного дерева? А может, из черного?

Он вынул купюру, положил ее на стойку и пошел к застекленной двери, снаружи затянутой густой пеленой дождя. Зонтик остался на стойке.

— Вы не взяли зонт, — презрительно заметил Грегор.

— Я и не буду его сейчас забирать.

Грегор вытаращил глаза. Булар вернулся к кассе и, укладывая очки в футляр, добавил:

— Простите, забыл сказать: мне нужна доставка.

Хозяин разинул рот. Андрей был в восторге.

— Доставка… зонта?

— Да.

— А… куда?

— Я же вам сказал: к молодой особе, которая живет на противоположном берегу Лох-Несса.

— Но…

— Впрочем, объяснять, как туда ехать, слишком сложно. Я сам покажу дорогу, господин Каларз.

Машина, в которой ехали Мэри и герцогиня д’Альбрак, вышла из строя и стояла на обочине. Мэри оставила герцогиню внутри. Открытый капот дымился под ливнем. Мэри удалось затушить огонь своим пальто. Теперь она накрылась с головой прожженным пальто и ждала попутки на краю канавы. Дождевые капли, словно маленькие бомбы, бухались ей на плечи. Бывает, что на шотландских возвышенностях выпадает два-три метра осадков в год. Вполне достаточно, чтобы утонули все местные лягушки.

Мэри жалела, что затеяла эту авантюру. Несколько часов назад герцогиня обнаружила, что у нее кончилась шерсть для вязания. Какую только пряжу ей не предлагали — она все отвергла. Ей нужны были нитки определенного цвета и толщины. Вот Мэри и усадила ее в машину, не спросив разрешения у хозяйки. Она хотела отвезти герцогиню на прядильную фабрику, куда доставляют всю овечью шерсть из Эверленда.

— Ваша светлость, вы сможете выбрать шерсть прямо на живой овце!

Эта идея воодушевила старую герцогиню. На овце! Сидя на заднем сиденье, она захлопала в ладоши. Женщины быстро нашли общий язык. По крайней мере, первые три километра прогулка была восхитительной. И обе совершенно забыли, что ни одна толком не умеет водить машину.

Теперь Мэри изрядно переживала: как это она не предупредила Этель о поездке? А что, если бы автомобиль полностью сгорел и она вернулась в замок с обугленным трупом герцогини д’Альбрак!

Дорога раскисла от дождя и стала совсем скользкой. Андрей сидел за рулем. Булар пытался завести разговор, но юноша отделывался короткими фразами. Нет, он работает здесь недавно. Да, господин Каларз — хороший хозяин. Нет, он никогда не слышал о замке Эверленд. Ехал он при этом очень уверенно, объезжая ямы, как будто знал их наперечет. На каждом повороте было слышно, как перекатывается зонтик — единственный груз в этом кузове.

Неожиданно они увидели на обочине автомобиль.

Андрей начал тормозить. Он не был в замке несколько месяцев, и возвращение туда беспокоило его. Но он ни минуты не раздумывал, когда хозяин поручил ему эту доставку. Эверленд по-прежнему притягивал его. За зиму он увидел Этель только раз, когда она приехала в лавку, чтобы выбрать краску — Андрей не сомневался, что для самолета. Николас ждал на улице, в машине. Андрей прятался на складе, пока хозяин обслуживал Этель. Она не торопилась. Он услышал, как она громко прочла названия красок:

— Синий кобальт, жженая умбра, желтый неаполитанский…

Другие названия она произносила шепотом, как стихи:

— Карамель, цвет бедра нимфы, амарантовый…

У Андрея закружилась голова, и вовсе не от запаха растворителя.

Когда Этель покинула магазин, он не удержался и выскочил из подсобки, чтобы взглянуть на нее. Ему показалось, что Николас, сидящий за рулем, в последнюю секунду его заметил. В глубине души Андрею, наверное, этого и хотелось. Этель с тех пор не приезжала.

Он вел фургон по эверлендской дороге, но к замку подъезжать не собирался. Никто не должен знать, что он все еще живет в этих краях.

Андрей снова сбавил скорость.

— Бедняги, у них случилась авария, — сказал Булар. — Объезжайте их и остановитесь.

Они были в десятках метров от автомобиля. Из него шел дым. Рядом стоял человек, с головой закутанный в пальто.

Андрей наклонился вперед, пытаясь разглядеть машину. На этой дороге подобные происшествия случались нечасто.

— Внутри тоже кто-то есть, — сказал Андрей.

— Вы уверены? — спросил Булар.

К заднему стеклу прижалось чье-то лицо. Фургон «Грегор Каларз» почти поравнялся с автомобилем.

— Вот это да! — вздрогнув, пробормотал комиссар. — Женщина с пальто на голове, которая нам машет… Это же Мэри!

вернуться

15

Клуб студентов Оксфордского университета, куда принимают юношей только из аристократических и богатых семей.

вернуться

16

«Каларз» (англ. colors) — краски. Магазин называется «Краски от Грегора».

35
{"b":"589688","o":1}