ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Геометрия моих чувств
Анино счастье
Духовные законы богатства
Женщины Лазаря
Дом последней надежды
Ушла к чёрту!
Модицина. Encyclopedia Pathologica
Сок сельдерея. Природный эликсир энергии и здоровья
Мое преступление (сборник)

— Да пошел ты…

Когда-нибудь я научусь следить за своим языком, а пока запоздало поднимаю руку в попытке защитить себя от удара, тут же заставившего меня замолчать. Резкая боль, постепенно перешедшая в пульсацию, вынудила меня поморщиться, и я бесполезно попыталась сдержать слезы, предательски скользнувшие по моим скулам. Металлический вкус крови почувствовался на языке, и я тупо наблюдала за тем, как несколько капель падали на мою грудь, тут же впитываясь и оставляя на бардовом платье мокрые пятна.

В машине стояла оглушительная тишина, такая пугающая, такая неприятная, что шум проехавшей мимо нас машины показался мне спасением от нарастающей внутри паники, готовой вылиться в унизительные рыдания.

Распухающая губа немела, я проверяла целостность зубов, а мистер квадратная челюсть разминал шею, будто готовясь вступить в бой, в котором я уже заведомо проиграла.

Будь ты проклят, Николас, ну почему ты не убил меня сразу?

— Еще одна попытка, девочка, и, прежде чем сказать что-нибудь, хорошенько подумай, — Тейт взглянул на меня угрожающе, слегка склонив голову набок и крепко сжав кулак, костяшки которого покраснели от соприкосновения с моей челюстью. Я старалась тяжело дышать, все больше вжимаясь в дверцу и мечтая выбежать из машины, пусть даже если это будет последнее, что я смогу сделать, потому что в реакции Тейта я не сомневалась тоже.

— Я… я не знаю…

Второй удар был таким же неожиданным, таким же резким и таким же болезненным, только обрушившимся на мою скулу и заставившим меня стукнуться головой о стекло. Я беспомощно всхлипнула и прикрыла лицо ладонями, ожидая новых ударов, новой боли, нового унижения.

Тейт не заставил себя ждать.

Громкий щелчок затвора вынудил меня затихнуть и задержать дыхание. Я медленно-медленно убрала руки от лица и с ужасом уставилась на приближающийся к коленке пистолет, через секунду упершийся в нее своим холодным дулом.

Мистер квадратная челюсть был пугающе безэмоционален, будто каждый свой день он начинал не с горячих тостов и кофе, а с чьей-нибудь простреленной коленки, меня же начинало трясти и унять дрожь в ногах становилось крайне трудно.

— Считаю до трех, Лалит. Раз… два…

— Господи, я не знаю. Я не знаю, я не знаю. Прошу вас, я говорю правду, я не знаю, где он. Он договорился с Николасом о встрече в Belle Isle Park, где должен был убедиться в том, что со мной все в порядке, а я должна была позвонить ему по прибытию в Детройт и подтвердить встречу, — мой лепет был такой унизительный и жалкий, что я закрыла глаза, постепенно пропитываясь к себе отвращением. Все-таки мне стоило быть более сильной, более гордой, более достойной, хотя стоит признать, что правду я все же утаила.

Дуло до сих пор упиралось в мою ногу.

Тейт подозрительно молчал.

Я не дышала, ожидая выстрела и стараясь не думать о том, как это больно. Твою мать, я не могла об этом не думать, только об этом, об этом, об этом.

— Хорошо, тогда прокатимся.

Долбанный ублюдок давал мне шанс прожить еще чуть-чуть, как когда-то дал его Николас, с разницей лишь в том, что Тейт не лгал мне, не обещал помочь и не играл роль для того, чтобы добиться своего — он был тем, кем являлся на самом деле — не джентльменом, не энтузиастом-спасителем, не другом и не благородным рыцарем — просто человеком, выполняющим свою работу. Может поэтому, я ненавидела его чуть меньше, чем мистера мудака, навсегда исчезнувшего из моей жизни и оставившего после себя ядовитое послевкусие. Оно до сих чувствовалось в моем сердце отравляюще горькой обидой, и я никак не могла избавиться от мысли, что меня тупо поимели, причем в прямом смысле слова.

— Ненавижу… — я не надеялась, что Тейт услышит мой шепот, но он как назло уловил и даже “вежливо” поинтересовался:

— Кого?

— Что будет с этим ублюдком? — Как ни странно, но он сразу понял, о ком идет речь. Понял и озвучил то, о чем я так сильно мечтала.

— Мои ребята займутся им, не переживай.

Блядь, какой же ты заботливый, мистер квадратная челюсть, ты просто сделал мой день. Я даже смогла улыбнуться, едва-едва заметно, потому что каждое движение лицевыми мышцами отдавало болью в разбитой губе и припухшей скуле, да и шишка от удара головой о стекло давала о себе знать.

Я почувствовала дикую усталость, скорее от обреченности и разочарования, чем от физической боли.

Я отодвинулась как можно дальше от Тейта и спрятала сложенные ладони между колен.

Я уставилась в окно, прижавшись к нему лбом и наблюдая за мелькающими разделительными полосами, из-за скорости сливающимися в одну сплошную линию.

Я впервые так отчаянно желала тишины и покоя, которые помогли бы мне прийти в себя и собрать мысли, важной составляющей которых являлся Николас. Этот сукин сын ни в какую не желал оставлять меня в покое, и даже в полудреме, когда я позволила себе расслабиться, я вспоминала детали нашего знакомства: его холодный прехолодный взгляд, его гребаную человечность тем утром, его горячие губы и слова про ячейку в аэропорте Хартсфилд-Атланта; бутылку виски, которую он мне подарил, и Дейва, убитого ни за что. Я вспоминала прохладный салон темно-синего Aston Martin и его задумчивость в кафе, перед тем, как всё это произошло.

А главное, в моем мозгу настойчиво стучало его последнее предупреждение “не забудь пристегнуться…”. С какой стати ему, везшему меня на убой, вдруг проявлять такую заботу?

Мое пробуждение было на редкость некомфортным и болезненным, когда я неловко дернулась и стукнулась лбом о дверцу. Шея безбожно затекла, и всё лицо вновь заболело, как только я открыла глаза и непонимающе нахмурилась.

Машина стояла на обочине, Тейта не было за рулем, и, судя по часам на консоли, я проспала чуть менее трех часов. Осторожное прикосновение к губе и новая порция боли, вынудившая меня зашипеть, а в ушах одна и та же фраза насчет ремня: “пристегнись, пристегнись, пристегнись…”.

Черт, Николас, какого хуя тебе от меня надо?

— Если тебе нужно в туалет, советую воспользоваться моментом — следующая остановка через четыре часа, — Тейт открыл машину внезапно, так, что я чуть не вывалилась наружу, потеряв опору в виде дверцы. Именно это заставило меня сгруппироваться и без заминки выйти из машины, вернее выползти из нее при помощи вцепившегося в мое предплечье Тейта. — Давай, у нас нет времени.

А он не собирался со мной церемониться.

— Здесь нет туалета, — констатировала я, оглядевшись по сторонам скоростной трассы, по которой проносились машины. Мистер квадратная челюсть показал в сторону кустов, я же слегка замешкалась, но, заметив его непоколебимость, двинулась в указанную сторону. Шорох его шагов слышался за спиной, и я недоверчиво оглянулась, наткнувшись точно на такой же недоверчивый взгляд.

— Ты ведь не собираешься держать меня на мушке? — я попыталась придать голосу как можно больше иронии, но Тейту было не до нее и совершенно серьезно он ответил:

— Именно это я и собираюсь делать.

— Блядь, я не смогу делать это при тебе.

— Это не мои проблемы, — он был ещё более невозмутимым, чем Николас, и это навело меня на мысль, что они могли бы стать неплохой командой. Один бы из них разводил жертв, играя с ними, а другой пристреливал, заканчивая их мучения. Идеально.

Невозмутимый ублюдок остановился в шагах десяти от меня.

— Ладно, — я пожала плечами, взяв в руки подол платья, и начала собирать его в гармошку, не отводя взгляда от Тейта и победно улыбнувшись, когда он сдался и отвернулся в другую сторону. Твою мать, значит, мистер само бесстыдство тоже имел свои рамки, а это было отличным шансом сдать чуть назад и рвануть в кусты, которые смогли бы скрыть меня от него. Мне нужно было только сделать несколько шагов. Один, второй, третий, бешено стучащее в груди сердце и нервное напряжение, обхватившее все тело.

Я не знала, на что я тогда надеялась, как не знала и то, что хруст проклятого сучка под ногой станет причиной моего провала. Я лишь молилась Богу, чтобы Тейт не услышал, не понял, не раскрыл мой идиотски глупый план, который так и остался идиотски глупым планом, потому что как только я рванула в сторону кустов, бесполезно надеясь на свою прыткость, он остановил меня…

27
{"b":"589692","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей
Опечатки
Северная Академия
Отказ всех систем
Ницше: принципы, идеи, судьба
Блэкаут
Сбежавшая игрушка
Дикая. Будешь меня любить!
Незнакомка из кофейни