ЛитМир - Электронная Библиотека

Шильке расхохотался. Холмс действовал по настроению.

- На кокни, - поправил он.

- На чем?

- Это такой английский жаргон[21].

Возница даже заинтересовался. Они как раз проехали скрытую между покрытыми инеем деревьями астрономическую обсерваторию.

- Так у англичан тоже есть жаргон? Как у немцев в Баварии, к примеру?

- Да. – Шильке почувствовал себя несколько оскорбленным, потому что сам был родом из Баварии. Или этот чертов возчик что-то такое услышал в его голосе? Говорил так, словно желал посмеяться. – Они называют это слэнгом, впрочем, жаргон этот дело чертовски сложное. В нем имеются слова, которых нет в английском языке. Их взяли напрокат в цыганском или еврейском языках.

- Евреи и цыгане?... Пфуй, пфуй! Как они так могут?

И правда, это ведь дураки. Шильке рискнул подтрунить:

- Так каким же чудом это сейчас они мчатся к Берлину, а не мы, гении, на Лондон?

Этот разговор его раздражал. Сам он был полностью поглощен и сфокусирован на деле Холмса. Интересно, вот что сейчас случится? Пролетка наверняка довезет к очередному типу, тот прикажет идти за собой, к следующему, а уже тот, возможно, приведет его к пещере разведки. Любопытно…

- А вот знаете, - снова заговорил настырный возница, - я как раз немного говорю по-английски. В нашей школе имелся англичанин, учитель, так он немного меня научил. Школу я закончил…

- Я тоже закончил, - пресек Шильке попытку сравнения начальной школы в Бреслау с элитарным английским учебным заведением. Но через несколько секунд посчитал, что поступил излишне грубо и вернулся к предыдущей теме. - Сленг – штука довольно сложная. Вместо настоящих слов в нем применяют рифмы к предметам, которые лишь ассоциируются с предполагаемыми словами.

- Господи Боже, как сложно. Прямо как в разведке.

Шильке застриг ушами. Он указал пальцем на женщину с тележкой, мимо которой они как раз проезжали.

- Раз уже вы говорите по-английски, то как бы вы определили эту фрау?

Возница громко чмокнул, откашлялся и сплюнул в сторону.

- She's go' lovely more. – У него даже получился изящный стишок.

Шильке рассмеялся.

- А вот знаете, что вы сказали? – Он не очень знал, как это перевести. – Она есть идет, более любимая!

В этом радостном настроении он вытащил пачку сигарет. И вдруг замер с зажигалкой в руке. Господи Иисусе!!! О мой Бог! Возница не собирался сказать: "She is going more lovely"! Это был… это был кокни! В чистейшем своем виде. Немое "t", замененное смыканием горла, сделало из "got" – "go". "more" ассоциировалось с "less", на рифмой к этому слову была "ass". Возница сказал: "She has got a lovely ass" – "У нее приятственная попка".

Ну как же можно быть таким – как он сам – кретином? И как можно не помнить рассказ Конан Дойла, в котором Шерлок Холмс переоделся в кэбмена и издевался над плененным доктором Ватсоном по причине докторского невежества и наивности. Но ведь и сам: как он позволил себя обмануть.

Лейтенант взял себя в руки и вынул из кармана небольшой футлярчик.

- Благодарю за визитку. Возьмите мою, - протянул он человеку на козлах картонный прямоугольник.

Холмс остановил повозку среди деревьев и спрыгнул на землю.

- Приветствую тебя, дорогой мой Майкрофт.

Шильке тоже вышел из экипажа. Он с увлечением глядел на собеседника. Высокий, довольно худой, с невероятно глубокими глазами, которые походили на два сверла, пробивающие любую преграду. Ну и… храбрый как Шерлок. Как и тот, этот прибыл на встречу лично.

Офицер контрразведки не знал, как себя повести. Инстинктивно он протянул руку.

- Лейтенант Дитер Шильке. Абвер.

Тот пожал протянутую руку решительным жестом.

- Майор Мачей Длужевский. Войско Польское.

Долгое время они стояли молча, оценивая друг друга взглядами.

- Может, тогда я начну, - произнес майор. – Во-первых, я должен поблагодарить вас за то, что вы поломали операцию Крупманна. – Выражался он на старомодном, старательном и красивом немецком языке. – Правда, он был бы сильно удивлен ее результатами, но в данном случае это несущественно. Важны ваши действия, интеллект и воля.

- И вы догадываетесь… чего касается эта воля?

Поляк кивнул.

- Догадываюсь.

- Вы уверены?

Длужевский одарил немца теплой улыбкой.

- А может перейдем на "ты", раз нам предстоит сотрудничество?.

- С удовольствием. Дитер.

- Мачек. Но называй меня "Холмс". А вот тебя я стану называть… - секундное колебание. – Майкрофт? Или, может, Ватсон?

- Ну, знаешь ли… - вроде как оскорбился Шильке. – Ладно, пускай будет. Ведь лучше, чем "миссис Хадсон".

Оба рассмеялись. Только они двое понимали, какие подтексты скрывались под этими именами.

- Твое настоящее кодовое имя – DW7118G, ну а для своих: "Юра". Ты удивляешься?

- Немного.

- Это реальная помощь в достижении наших совместных планов.

Этими словами он застал Шильке врасплох.

- Наших совместных?

- Ну, ты ведь об этом думал. А я твою идею творчески развил. – Он поглядел с легким удивлением. – Но сейчас не время на долгие беседы. Не здесь и не сейчас. Мне необходимо завершить одно важное дело, причем – быстро.

- Какое дело?

- Мне не нужен офицер, которого вот-вот могут выслать на восточный фронт, где мои коллеги убьют тебя в первый же день, поскольку ты даже не умеешь стрелять.

- Ты даже это обо мне знаешь?

- Ты удивишься, сколько я знаю. И… тебя удивит, сколько я знаю о твоем интеллекте, который мне будет крайне нужен. Но на первом свидании о комплиментах не будем, отложим их на потом. Длужевский подал лейтенанту пакет листков. – Здесь несколько идей, как вычислить нашу радиостанцию.

- Чтоооо???!!!

- Придумай: что. Ты что, думаешь, будто бы у нас всего одна радиостанция? Я хочу, чтобы ты завоевал у себя крепкое положение. Следовательно, у тебя должны быть результаты. Сейчас возвращайся на работу и сразу же пиши рапорт о том, как расшифровываешь Холмса. Сегодня же бумага должна попасть на стол твоего шефа. Я знаю, что он тоже работает допоздна.

- Ну да, - сглотнул слюну Шильке. – Не люблю я стрельбу.

Он предпочел не упоминать, что ни в одной пока что он не принимал участия, и что даже не знает: боится сам во время стрельбы или нет.

- Ты ужасный пацифист. – Холмс ненадолго снизил голос. – Ты точно такой же, как и я. – Снова недолгая тишина. – Я и сам терпеть не могу грохота, так что стрельбы не будет.

Шильке глубоко затянулся дымом. Только сейчас он понял, насколько замечательным был выстрел в его исполнении. Никакой, пускай даже небесный снайпер не мог попасть точнее. Каким-то чудом он сразу же договаривался с сидящим напротив человеком. Лейтенанту казалось, что статистический средний уровень интеллекта в Бреслау возрос на несколько сотен процентов. Как будто бы и вправду Майкрофт встретился с Шерлоком.

- На следующий день напишешь рапорт относительно прогресса в следствии…

Длужевский подал Дитеру следующий листок.

- …и направишь их внимание на помещение, в котором находятся радиостанция и шифровальные книги.

- Шифровальные книги? – не мог поверить Шильке.

- да. В течение нескольких дней с других станций мы будем передавать всяческую чушь, а потом сменим коды. Они в это спокойно поверят, если только ты им все это красиво продашь. Но помни об одном. Увидев торт в твоих рапортах, они могут послать кого-то другого слизать сливки. Так что спрячь в своих вычислениях ошибку! Чтобы их удар попал в пустоту!

- Понял. Радиостанцию и шифры должен захватить я.

Холмс легонько хлопнул лейтенанта по плечу.

- Думаю, мы хорошо сработаемся. – Он отбросил окурок и заскочил на козлы. Тряхнув вожжами, он прибавил на чистейшем кокни: - А теперь гомосексуализируй вращением на обувь для непогоды.

вернуться

21

Чтобы говорить на кокни, нужно жить в Ист-Энде… Так считают авторы материалов в Нэте, но с удовольствие многое объясняют и приводят любопытные примеры. Например: http://www.anglomania.org/2015/11/ockney-rhyming-slang.html

16
{"b":"589694","o":1}