ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Проклятие нуба (Эгида-6)
Лук для дочери маркграфа
Алхимик
Горизонт в огне
Нежная война
Фаворитка проклятого отбора
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
Два лица Пьеро
1000 и 1 день без секса. Белая книга. Чем занималась я, пока вы занимались сексом

- Не знаю. Я сидел на стуле в коридоре. Двери были открыты, но они разговаривали тихо. До меня доходили отдельные слова, в основном – доктора, когда он чем-то был взволнован.

- И что за слова?

- "Невозможно", "это совершенно невозможно", "этого сделать нельзя", "это не будет работать". Все продолжалось где-то с час. Но потом гестаповец говорил что-то шепотом, а заинтригованный доктор расхаживать по залу и о чем-то думать. Он был взволнован. Снова он начал писать что-то на доске, потом стер написанное рукавом и разложил руки. В чем-то ему пришлось с тем согласиться.

- И что дальше?

- Ничего. Гестаповец вышел взбешенный, его буквально трясло, доктор же остался в зале смотреть на пустую доску, а мне нужно было провести офицера.

Холмс кивнул.

- И тебе, естественно, не известно, что случилось с Клаусом?

Старик пожал плечами.

- То был последний раз, когда я его видел. Его, вроде как, должны были эвакуировать, только я сомневаюсь, ведь уже ничего не летало.

Холмс глянул на Шильке, который пожал плечами.

- А винтовку советую выбросить, - буркнул он, собираясь к выходу.

Внутренний дворик приветствовал их жарой и избытком света. Пришлось щурить глаза. В громадный, прохладный коридор Холмс и Шильке вошли с вздохом облегчения.

- И как? Что-нибудь у тебя вырисовывается?

Холмс прикусил губу и глянул в сторону.

- Можешь смеяться. Но, похоже, так.

- Выходит, только я один тупой. Ведь Клауса так легко мы не найдем.

- Даже и не знаю, нужен ли он нам.

Они вышли лестницу главного входа, где их вновь ослепило солнце.

- И что же это за мародеры, которые ничего не выносят, - отозвался кто-то на вполне сносном польском языке. – Как вам не стыдно?

Заслоняя глаза руками, Шильке с Холмсом увидели советского лейтенанта в компании нескольких солдат.

- Они не пришли сюда просто так, в темную, - бросил Холмс. – Не забывай о процедуре для подобных случаев.

Шильке кивнул. Оба они подошли к патрулю поближе.

- Прошу связать меня с офицером Смерша. Мы оба агенты польской разведки.

- Что вы говорите? – русский усмехнулся. – Польские агенты. И что это вы здесь делаете?

Процедуры, предусмотренные подобными обстоятельствами, говорили четко: никаких дискуссий.

- Прошу связать нас с каким-нибудь офицером Смерш. Незамедлительно.

Русский захохотал.

- Ну конечно же, дорогие господа. Свяжем. – Он указал на два американских джипа на мостовой. – И даже из вежливости завезем. Этот вот господин поедет на первой машине, а этот – на второй. И никаких разговоров, пожалуйста.

Джип, на котором везли Холмса, перед самым Фрайхайтсбрюке свернул направо, прямо на гигантский аэродром посреди города. А вот джип с Шильке – налево, непосредственно на мост. Вонь, окутавшая их на другой стороне реки, была просто невероятной. Гарь, гниль, остатки разлагающихся пищевых продуктов и человеческих тел. Смрад буквально неописуемый. Число насекомых и всяческой мошки, пирующих со всех сторон, было таково, что колеса джипа оставляли черные следы в отвратительной каше. Из-за комарья Шильке посильнее натянул на голову рабочую фуражку и наставил воротник. К губам прижал платок, пытаясь глубоко не дышать.

Центр, а точнее его чудовищные остатки, представлял собой ужасный вид. В развалинах не стихали пожары, затягивая своими дымами подробности мрачного пейзажа конца света. Повсюду стояли сотни различнейших транспортных средств: крестьянские телеги, элегантные экипажи, разбитые грузовики, легковые машины, которые тянули лошади, военные транспортеры самых разных армий, похоронные дроги, платформы на колесах – все они были заняты солдатами Красной Армии в различном состоянии трезвости и в различных фазах насыщения собранными повсюду материальными ценностями. Какофония звуков, извлекаемых из самых различных динамиков: начиная от обычных граммофонов, и заканчивая громкоговорителями мощных пропагандистских установок, боролась с отзвуками пирушек, происходящих в оставшихся целыми заведениях общественного питания. Зато патрули были организованы образцово. Немногочисленные гражданские лица старались держать ушки на макушке.

Чудовищная дорога длилась ужасно долго. Джипу приходилось продвигаться по чуть-чуть и лавировать среди куч строительного мусора, чтобы найти хоть кусок нормального дорожного покрытия. Наконец, всего лишь через пару часов, джип припарковался на тротуаре под универмагом Дыкхоффа. Тот же самый маршрут, да еще осуществленный пешком, занял бы не более получаса. Высаживаясь, Шильке глянул вверх. О чудо, здание, спроектированное Мендельсоном, не было разрушено; на верхних этажах в окнах даже стекла остались целыми. Капитан усмехнулся про себя. Надпись "Дыкхофф" уже сорвали, но современное здание выглядело на удивление хорошо.

По боковой лестнице Шильке завели на самый верхний этаж, где он получил небольшую комнатку с письменным столом, стулом и огромным диваном. "Получил" было самым подходящим определением, так как помещение ни в чем не походило на тюремную камеру. В окне не было решеток, всего лишь тонкие бумажные жалюзи. Шильке не стал поднимать их, да и зачем. По другой стороне не было на что глядеть, а вот жара доставала все сильней. К счастью, на столе кто-то оставил две бутылки минеральной воды, пачку военных сухарей и баночку варенья. Все было не так и паршиво, оценил немец. Интерьер ни в чем не походил на известные по описаниям комнаты прославленной лубянской гостиницы в Москве. Оставшись один, Шильке оценил собственные запасы. Полторы пачки американских сигарет, бензиновая зажигалка, коробочка английских мятных карамелек, противосолнечные очки и носовой платок. Их носка он вынул весьма важные в данной ситуации наручные часы и уселся на удобном диване. Нет, нет, он никак не мог жаловаться. НКВД предстало в шикарном издании.

Разбудили его на следующий день в шесть утра. Молчаливый солдат провел Шильке в северо-западный угол, в громадный кабинет какого-то директора. Помещение производило громадное впечатление. Профилированная, гигантская оконная рама заставляла представить кабину гигантского бомбардировщика; современная, покрытая кожей мебель; стильное оснащение и работающий от генератора кондиционер пробуждали ассоциации с каким-то футуристическим отелем на Луне или даже на Марсе, тем более, учитывая то, что находилось за окнами.

- Проходите, пожалуйста, герр капитан. – Из-за огромного письменного стола поднялся русский майор. Он был уже в возрасте, лет пятьдесят, а то и пятьдесят пять, разговаривал он на отличном немецком языке. – Присаживайтесь, – указал он на кожаное кресло.

Шильке чувствовал, что этого человека необходимо очень и даже очень опасаться.

- Признаюсь, герр майор, что я весьма поражен тем, как относятся к пленным, - пожал он протянутую руку.

- Герр капитан, вы никакой не пленник. Просто из чистого любопытства хотелось бы узнать о паре вещей, прямо, скажем так, из источника.

- Спрашивайте, пожалуйста.

Русский слегка усмехнулся.

- Как вы видите свое будущее? – совершенно неожиданно бросил он.

- Не понял?

- Разве вы не разговаривали об этом с Холмсом, когда принимали решение о сотрудничестве с поляками?

- Тогда – нет, впоследствии – в какой-то мере – да.

- И?

- Длужевский нарисовал мне два возможных сценария. Если я буду непригодным или опасным, то могу стать надзирателем высокого ранга в лагере для немецких военнопленных где-нибудь в сибирских снегах.

Русский вновь усмехнулся. Ему явно понравилась непосредственность поляка в описании будущего.

- Второй сценарий будет реализовываться, если я окажусь пригодным и нестрашным. И, мне кажется, именно это и есть мой случай. Я знаю много сведений о Верфольфе, знаю многих людей, которых вы можете разыскивать, я ориентируюсь во многих нюансах города и его архивов. Полякам я буду нужен в течение пары лет. А потом выеду в ту часть Германии, которую в настоящее время оккупируют советские войска, получу виллу и стану служить либо в тамошних органах безопасности, либо в разведке.

84
{"b":"589694","o":1}