ЛитМир - Электронная Библиотека

Умирая, она призвала к себе сына и просила его дать ей слово исполнить ее последнюю волю. Сын согласился. Мать заповедала ему после ее похорон пойти в церковь и приложиться к чудотворному образу Царицы Небесной.

Поразила сына эта просьба умирающей матери. При его тогдашней разгульной жизни и настроенности души исполнение этой просьбы казалось ему чем-то ужасным, так как вера в нем погасла еще не совсем, и он понимал, что такое кощунство.

Мать умерла. Несмотря на глубину падения и ужас перед святыней, сын не считал возможным нарушить слово офицера и заставил себя пойти в церковь.

Чем ближе он подходил к церкви, тем труднее становилось ему идти. Но чувство долга, сохранившееся в нем, заставило его дойти до церкви. Он увидел ту икону Царицы Небесной, к которой он должен был приложиться. С большим усилием сделал он шаг вперед и снова остановился. Расстояние до иконы в несколько шагов он преодолел лишь через час, и когда, наконец, собрав остатки сил, он приложился к иконе, то тут же упал без чувств.

Когда пришел в себя, он был уже другим человеком. Он увидел всю глубину своего падения и всю горечь, которую причинял матери. Он совершенно изменил свою жизнь, стал посещать церковь и горячо молиться о прощении своих грехов и об упокоении души своей матери, молитвами которой был спасен».

* * *

Важно связать воспитание с темой спасения, показать ребенку единственно правильный путь. Но сделать это с помощью лишь одних нравоучений, наставлений вряд ли удастся. Лишь живой родительский пример, совместные молитвы, посещение богослужений, праздников, да, по большому счету, вся родительская жизнь, пронизанная верой, любовью, есть та матрица, которая, часто бессознательно, закладывается глубоко в душу ребенка. Как отмечает игумен Георгий (Шестун), нельзя насильно научить верить, любить, можно лишь показать ребенку эту сторону жизни, зажечь его своим примером. И тогда детская душа сама потянется, останется только лишь немного в этом помочь.

Что касается второго вопроса о том, чего мы хотим добиться от ребенка с помощью воспитания?

По этому поводу святитель Феофан Затворник пишет: «...Нужно воспитать тело его, доведши до того, чтобы оно было и крепко, и живо, и легко. Мало предоставлять все природе; должно и самим действовать по плану с целью, пользуясь опытами других и пособиями здравой педагогики. Но еще больше нужно позаботиться о воспитании духа. Благовоспитанный духом и без крепкого тела спасется. Себе же оставленный будет страдать от тела крепкого. В сем отношении должно образовать ум, нрав и благочестие. Но всякого долг - научить символу, заповедям, молитве и дать познать христианскую веру».

Таким образом, в результате воспитания православный родитель хочет достичь целостности личности, о чем говорилось выше, но с ведущей ролью духа над душой и телом. Это и есть гармония. Большую ошибку совершают те родители, которые развивают отдельные стороны личности, например, души, желая видеть в своих чадах выдающихся музыкантов, художников; или тела - и тогда ребенок усиленно развивается физически, посещает различные секции, ездит на сборы. Все это прекрасно. Однако не стоит забывать о том, что никакое самое лучше воспитание души и тела не заменит собой духовного стержня, который является определяющим и именно на него «нанизываются» все остальные составляющие личности.

Очень часто родители, чрезмерно озабоченные всесторонним развитием личности ребенка, перегибают палку и отдают малыша во всевозможные кружки, художественные школы и секции без учета его возможностей. При этом они бессознательно могут решать свои застарелые психологические проблемы: в детстве один из родителей хотел получить музыкальное образование, не удалось, пусть теперь ребенок это сделает вместо него.

Итог такого подхода, как правило, плачевен: в лучшем случае стойкое отвращение у ребенка ко всяким «искусствам» и спорту, в худшем - невротизация и возникновение психосоматических расстройств.

Итак, подводя итог, можно отметить, что конечная цель воспитания в рамках православного подхода к ребенку - формирование гармонии тела, души и духа с ведущей ролью духа.

Об этом прекрасно пишет святая мученица и страстотерпица царица Александра:

«Дети должны учиться самоотречению. Они не смогут иметь все, что им хочется. Они должны отказываться от своих желаний ради других людей. Им следует также учиться быть заботливыми. Беззаботный человек всегда причиняет боль и вред, не намеренно, а просто по небрежности. Для того, чтобы проявить заботу, не так уж много и нужно - слово одобрения, когда у кого- то неприятности, немного нежности, когда другой выглядит печальным, вовремя прийти на помощь тому, кто устал. Дети должны учиться приносить пользу родителям и друг другу. Они могут это сделать, не требуя излишнего внимания, не причиняя другим забот и беспокойства из-за себя. Как только они немного подрастут, детям следует учиться полагаться на себя, учиться обходиться без помощи других, чтобы быть сильными и независимыми».

Гуманистическая психология

В настоящее время гуманистический подход является очень популярным как в психологии, так и в педагогике; он все шире и шире используется в качестве методологической основы при построении воспитательного процесса. Основоположником гуманистического направления был К Роджерс, выступивший против клинического видения человека, которое делало акцент на психопатологических аспектах.

К Роджерс опирался на позитивное видение человека: он постулировал, что человек от рождения является изначально прекрасным, добрым и обладает огромным личностным потенциалом. По мнению К. Роджерса, самое главное для человека - это самоактуализация, т. е. развитие себя, максимальное выявление позитивных качеств своей личности, заложенных в ней от природы. Как писал сам Роджерс: «Это стремление... - расширяться, распространяться, становиться автономным, развиваться, достигать зрелости, стремление выразить и реализовать все способности...».

Проблемы возникают из-за неправильного воспитания, директив, запретов и суровых санкций, не позволяющих потенциалу раскрыться. Поэтому основная задача - создать условия для того, чтобы этот потенциал раскрылся, и человек смог проявить себя с самых лучших сторон. Для этого родители, педагоги, с точки зрения автора, должны приложить максимум усилий к тому, чтобы ребенок чувствовал, что его принимают безусловно, без ограничений и запретов. Это становится возможным в результате общения с ребенком на равных.

Однако все, наверное, не так радужно: многочисленные примеры подобного воспитания показывают, что акцент лишь на позитиве в ребенке не позволяет увидеть его личность реально

и целостно, а создает некую идеализированную утопию. Подчас плодом такого воспитания становятся далеко не самые лучшие проявления детской души: жестокость, лживость, демонстративность. Откуда все это? Как отмечалось выше, православие четко отвечает на этот вопрос: ребенок рождается с глубинным первородным повреждением, искаженным грехом прародителей. Родившийся малыш наследует исходную искаженность, которую необходимо исцелять духовными методами и целенаправленным воспитанием.

Если этого не делать, грех буквально прорастает в душу ребенка, давая глубокие корни и проявляясь различными страстями и эгоизмом. Поэтому гуманистическое направление в психологии и педагогике, чрезмерно оптимистично рассматривая природу человека, не уделяет должного внимания теневым аспектам человеческой психики, которые так или иначе дают о себе знать.

Таким образом, однобокое видение человека может оказывать медвежью услугу воспитателю, опирающемуся на подобные принципы. Личность человека намного шире; в каждом из нас есть и позитивное, и негативное. Важно это негативное видеть и с помощью церковных таинств исцелять.

Особенности воспитания мальчика и девочки

Воспитание девочки и мальчика имеет свои особенности, о которых важно знать родителям, приступающим к воспитанию ребенка. Длительное время в нашей стране культивировалась «бесполая» педагогика, базирующаяся на равенстве полов. Однако все не так просто. Интересен взгляд на эту проблему доктора медицинских наук В. Базарного.

74
{"b":"589695","o":1}