ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 1. Психологический взгляд на семью

Семья - это не просто сумма членов семьи: мамы, папы, детей, бабушек и дедушек, - это общность, обладающая особыми свойствами. Семья - это целостная система.

Семья как система

Далее мы постараемся ответить на вопрос: а что помогает семье стать целостной и единой? В этой связи рассмотрим две точки зрения: психологическую и духовную.

В рамках психологической парадигмы семья как целое стала изучаться примерно с середины двадцатого столетия, когда возникло так называемое системное семейное направление в терапии семьи. Оно стало изучать проблемы членов семьи в контексте нарушенных внутрисемейных отношений. Было выявлено, что любой симптом в семье (алкоголизм, невроз, психосоматическое заболевание и т. д.) возникает у кого-то из ее членов не изолированно, а в результате сбоя в системе общесемейных отношений.

Ранее любые нарушения у человека рассматривались изолированно от семейного окружения. Страдающий член семьи подпадал под диагностику в рамках медицинской модели, с постановкой диагноза и лечением. Это лечение можно сравнить с оранжереей, когда слабые растения помещаются внутрь и защищаются от суровой погоды в надежде, что позже можно будет их пересадить наружу. Однако «пересадка» пациента - это сложное вмешательство в его психосоциальную систему. Это связано с тем, что даже улучшив свое состояние, после возвращения в семью человек вновь сталкивается с теми же сложностями и проблемами, которые породили заболевание, что ведет к появлению новых симптомов.

Накопление подобных данных привело исследователей к необходимости изучать всю семью и разрабатывать эффективные методы помощи всей семье в целом. Так стало формироваться семейное направление в терапии семьи. Его активно развивали

Н. Аккерман, Н. Пезейшкиан, В. Сатир и другие. Отечественные ученые, такие как Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис, А.Я. Варга также внесли большой вклад в развитие этого направления.

Системное семейное направление базируется на теории систем, предложенной Людвигом фон Берталанфи.

Теория систем определяет следующие основные свойства семьи как системы:

- целое больше суммы составных частей. Семья - это не просто совокупность живущих в ней индивидов, а целостное образование, обладающее другими, отличными от индивидуальных свойствами. (Например, лес не может пониматься как совокупность деревьев, это другая общность);

- иерархичность. Каждая система, в том числе и семья, обладает свойствами иерархии: то есть в ней присутствуют члены семьи разной значимости и разного статуса;

- взаимосвязь частей системы (членов семьи). В частности, изменение одной части системы отражается на системе в целом. Например, изменение эмоциональных отношений между супругами влияет на личностное развитие ребенка;

- что-либо, затрагивающее всю систему в целом, влияет на каждую единицу внутри системы. Например, смена места жительства семьи однозначно отразится на каждом ее члене.

В чем польза системного подхода при работе с семьей? Несмотря на то, что он несколько схематичен и выхолащивает духовное и душевное содержание семьи, однако он позволяет рассматривать семью как целое в контексте внутрисемейных взаимоотношений (а не просто как совокупность отдельных единиц). Это помогает связать нарушение у одного из членов семьи с дисфункцией всей семьи. При этом любой симптом у заболевшего является метафорой нарушенных внутрисемейных отношений. Другими словами, заболевание является буквально криком о помощи, сигнализирующим о неблагополучии всей семьи в целом.

Пациент

В фокусе внимания практически всех семейных психологов и психотерапевтов в первую очередь оказались проблемы идентифицированного пациента - человека, по поводу которого чаще всего происходит обращение за помощью в связи с каким- либо неблагополучием в сфере душевного здоровья. Поговорим об этом более подробно.

Идентифицированный пациент, как правило, является «носителем семейных симптомов». Что это значит? Это значит, что нарушение у одного из членов семьи свидетельствует о неблагополучии всей семьи в целом, именно идентифицированный пациент своими проблемами как бы метафорически их «озвучивает».

Например, в семье существует хронический длительный супружеский конфликт, который в силу разных причин не проговаривается и не разрешается. Но напряжение-то в семье есть, и оно растет с каждым днем. В этой ситуации и появляется идентифицированный пациент (чаще ребенок или другой уязвимый член семьи), который как бы оттягивает часть напряжения на себя, демонстрируя какой-либо симптом (энурез, заикание, страхи и т. д.), таким образом, снижая семейное напряжение. И супруги, занимаясь лечением ребенка, могут временно переключиться со своих неблагополучных отношений на здоровье ребенка. Если же супружеская проблема не решается, симптом у ребенка может закрепиться и перерасти в хроническое расстройство.

Или же симптом идентифицированного пациента может помочь получить последнему недостающее внимание, заботу, опеку, которых в обычных условиях он недополучает.

Такой механизм лежит, как правило, в основе большинства нарушений психического здоровья у членов семьи: алкоголизм, неврозы, отклоняющееся поведение, соматическое заболевания, которые могут в той или иной степени иметь в своей основе вышеуказанный психологический компонент.

Приведем пример из практики С.А. Кулакова.

Павел обратился к психотерапевту по поводу проблем с дикцией, которые впервые возникли в пятом классе. Нарушения дикции появлялись в стрессовых, напряженных, ситуациях. Из истории его жизни и жизни его семьи было выяснено следующее. Мать Павла - главный бухгалтер крупного предприятия, доминирующая, привыкшая всех контролировать. Всю семью она содержала материально. У отца алкогольная зависимость, возникшая еще до рождения мальчика, которой он страдает до настоящего времени. Сестра на 13 лет старше пациента. Бабушек и дедушек Павел не помнит.

Мальчик родился от третьей беременности, вторая закончилась абортом. Беременность была нежелательной. Матери все настоятельно советовали сделать аборт, но она решила сохранить беременность. При рождении была зарегистрирована клиническая смерть мальчика. Первые дни он провел в боксе под «колпаком». Длительное время находился с матерью в больнице. С детства часто болел, поэтому в детский сад ходил нерегулярно. Во время болезни мать ухаживала за мальчиком и проявляла теплоту и заботу, которую он не ощущал в периоды между болезнями. В возрасте 4-5 лет появились приступы удушья, сопровождающиеся спазмами в области гортани, появлением страха смерти. С сестрой отношения у Павла сложные: когда у нее было хорошее настроение, она играла с ним, гуляла; в то же время дома часто наказывала мальчика, била его. Ревновала к матери, которая стала больше внимания уделять мальчику, чем ей. Мальчик тянулся к отцу, который иногда занимался с ним.

Мальчик чувствовал себя виноватым за то, что не оправдал надежд, и закабаленным, потому что постоянно должен был соблюдать строгий режим. Ссоры в семье продолжались. Родители активно втягивали в них ребенка, предлагая ему непосильный выбор: «Кого ты больше любишь - маму или папу?..»- при этом Павел оказывался в тупиковой ситуации и все больше уходил в болезнь.

Мать продолжала его загружать помимо школы дополнительным образованием в кружках и секциях, в результате чего у мальчика в подростковом возрасте стали появляться проблемы с дикцией: он заикался тогда, когда нагрузки становились непосильными или в семье возникали ссоры. Мальчик продолжал часто симулировать болезнь. В этом же возрасте стал испытывать вялость, утомляемость, разбитость. Павел пытался избежать жесткого режима и ему это удалось.

В девятом классе пришлось сменить школу из-за сложных отношений с учителями. В это время был поставлен еще один диагноз - хронический гепатит, возобновились ночные кошмары. В новой школе стал посещать психологический кружок, секцию тайквондо. Мама перестала контролировать его учебу, сказав, что он теперь сам вправе решать, как и где ему учиться. Ночные кошмары прекратились после того, как стали сниться сны с агрессивными сценами, в которых он расправлялся с обидчиками. В это же время появились симптомы нейродермита. Отношения в семье сохранялись прежние: постоянные ссоры стали доходить до драк, и Павел несколько раз избил отца, когда тот пытался унижать мать в присутствии сына.

85
{"b":"589695","o":1}