ЛитМир - Электронная Библиотека

Я остановился. Широко улыбнулся, расставив руки в стороны:

— Стреляй.

Она все еще медлила.

— Стреляй! Ты же за этим пришла? Ты преодолела километры снегов, бежала по кишке катакомб, искала меня — для того, чтобы убить, если вдруг я сорвусь? Если вдруг я попутаю, кто я есть и кем мне дозволено быть? Ты — охотничий пес на привязи, ищейка и палач, ты выполняешь приказ. Ничего личного, я не в обиде. Стреляй!

"Пса" она не смогла стерпеть. Злоба исказила ее лицо. Предохранитель снят.

Я видел, словно в замедленной съемке, как ее палец вдавливает курок. Вспышка желтого света. Пуля летит, рассекая воздух.

Она целилась не в сердце и не в голову. Она выстрелила в плечо.

Пуля, встретившись с кожей, ударилась, лопнула, раскрошилась, как упавший на пол стеклянный фужер.

Я лишь поморщился:

— Точно так же и ты сможешь убить меня только своими руками.

Она опустила оружие. Четыре стремительных шага — и одна звонкая пощечина. Я позволил ей это.

— Ты!.. — зашипела Кей, разъяренно глядя мне в глаза. — Самый ужасный из всех, кого только можно придумать! Вести… такого… да что… за что это мне? У всех маги как маги, а мне достался ты — самовлюбленный, тупой, беспринципный гребаный элементалист льда, который с какого-то перепугу еще и хрен знает вообще кто! — каждое слово она сопровождала ударом. — Я на такое не подписывалась!

Но это были бессильные удары ребром кулака в грудь, и я легко поймал ее за запястье. Она дрожала. От злости и от холода. От невероятной ярости и… мне показалось — от сдерживаемых слез.

— А ты думала… как будет?

— Точно не так. Я точно не думала, что кто-то из нас должен погибнуть тут, в этом каменном морге, но теперь… как я теперь вернусь? Что я теперь скажу?

— Я защищу тебя.

— От трибунала? Теперь я должна убить тебя, но я…

Она отвела взгляд.

— Рейнхард-мать-твою-Майерс, я не могу. Дай мне достаточный повод, чтобы убить тебя!

Я взял ее за подбородок и заставил посмотреть на себя.

— Не можешь или не хочешь?

Я искал в ее глазах что-то, чего не было в жизнях и воспоминаниях мертвых королей. Что-то, что позволит мне остаться человеком, если я, человек, все еще кому-то нужен.

И я нашел это.

Именно это не позволило ей выстрелить мне в сердце.

— Я не за этим сюда пришла, — сказала она злым полушепотом, но во взгляде ее я видел отчаяние и печаль. Кей шмыгнула носом. — Я всегда выбираю оптимальный вариант, Рейни. И я не понимаю, честно… Что я должна была сделать, чтобы…

Но я не дал ей договорить. Притянул к себе и поцеловал — быстро, пока не успела опомниться.

Она забила руками, пытаясь высвободиться, но вскоре сдалась. Обветренные губы ответили мне, я почувствовал ее руки на своей груди, а во рту — слабый сладковатый привкус.

Поцелуй длился недолго, оборвавшись по ее воле.

— Да ладно, — хмыкнула Кей, уткнувшись носом мне в ключицу, — ты точно спятил. Я не верю. Этого не может быть.

— Ты все-таки пришла за мной, чтобы спасти, чтобы не дать переступить грань, — ответил я, обнимая ее, прижимая к своей груди. — Но что поделать. Ты не успела. Теперь я — преступник, и ты должна убить меня, если не можешь сделать так, чтоб я предстал перед судом. Но я не буду перекладывать на тебя ответственность. Когда… если все это кончится, я просто исчезну, Кей.

— Не смей исчезать, — она порывисто обняла меня в ответ. — Слышишь? Мы что-нибудь придумаем. Я не для этого сорок километров на лыжах шла. И вообще.

— Ладно… ладно, — я гладил ее по голове.

Это длилось каких-то пару секунд, показавшихся мне долгими и… пожалуй, от такого посмертия я бы не отказался.

Кей отстранилась, запястьем вытерла глаза, рукавом — нос, потом быстро стянула плащ и бросила его мне, отворачиваясь:

— Прикройся, извращенец. Считай, что я ничего не заметила. И… давай выметаться отсюда. Еще не все дела сделаны.

Я усмехнулся.

Кей стояла ко мне спиной, ожидая, верно, пока я надену плащ.

— И не смей никому говорить про эти телячьи нежности, когда вернемся, — потребовала она сурово.

— То есть и на людях тебя обнимать тоже нельзя?

Она аж подпрыгнула.

— Ты чего там себе придумал?!

— Ну-у…

На меня из-за взлохмаченной, спутанной челки глянул широко распахнутый серо-зеленый глаз. Возмущению Кей не было предела.

— Вообще ничего нельзя! Чтоб ты знал, у тебя отвратительнейшая репутация как у… мужчины.

— С чего бы это.

— Так, чтобы сразу все разъяснить. Этот п… поцелуй ничего не значил!

— Как скажешь.

Я рассмеялся про себя. Мне было легко и радостно. На секунду я забыл обо всем, что было до. Вскоре ощущение стало тоньше и слабее, но я запомнил его. Оно поселилось где-то глубоко внутри меня, как маленькая теплая искорка.

Пора было выбираться.

— Я вызову ледяных големов, которые раскопают нам путь наружу. Может немного тряхнуть.

— А без этого никак нельзя? — всполошилась Кей. — Снегоходы там, снегоступы…

— Точно. Тут же ходит экспресс. Вот только… Кажется, его тяговой подвижный состав несколько вышел из строя.

— Ты?!

Я пожал плечами:

— Зато там есть дрезина.

— Дрезина?!

— Электродрезина.

ГЛАВА 21

Найк проснулся от резкого запаха медикаментов. Ему показалось, что он задыхается, и надо было срочно делать с этим что-нибудь.

Он резко сел, выдирая из себя трубки и иглы, отплевываясь и фыркая.

— Тише, тише, — сказал светловолосый человек в белом халате и очках.

Спустя мгновение Найк узнал в нем Эль-Марко — опекуна Николы. Попытался сложить в голове все, что помнил. Опустил руки, прищурился. Спросил, чтобы удостовериться:

— Вы — Эль-Марко? И мы все еще на севере? Вы наконец добрались сюда?

— Не все, пока что только я. Камориль и Мйар задерживаются. Но, вообще, ты б лучше о себе спросил, — мягко улыбнулся ему целитель.

— Да я-то жив, — отмахнулся Найк. Положив руку на грудь, специально кашлянул. Не вышло. — И, кажется, здоров! Это вас я должен благодарить?

— Благодарить будешь свой иммунитет и врачей, я только помог восстановить поврежденные ткани.

— Спасибо!

— Но пока не дергайся слишком, тебе бы еще полежать.

— Не, — мотнул головой Найк. — Мне бы скорее новостей. О Николе что-нибудь известно?

— О ней и я хотел бы поговорил с тобой.

— Вы что-то узнали?

— К сожалению, нового — ничего.

— Вот же, — Найк поник и зарылся руками в волосы. — А…

— Есть вести от Кей. Она звонила Ирвис с какой-то железнодорожной станции, сказала, что они скоро будут. Судя по всему, твои приятели натворили дел.

Найк презрительно хмыкнул:

— С них станется.

— Наверное, ты не понял, — Эль-Марко сдержанно улыбнулся. — Судя по всему, Рейнхард каким-то образом застопорил движение экспресса и, как выразилась Кей, "парализовал" руководство Детей Зимы. Так что там сейчас паника и неразбериха.

— Я вообще не понимаю, почему за нами еще не пришли, — признался Найк. — Мы же… связаны. Я, вы, Рин, Ирвис. Мы втянули в это все Виталиса и этого Алаиса. Мы не невидимки. За нами давно должны были прийти. А я лежу тут… и в окно все еще не стучат вооруженные люди. А если уж Рин натворил что-то серьезное…

— Как я понял, за вами шли две организации, между собой не связанные, — поправив очки, начал объяснять Эль-Марко. — С самого начала вас пасли чтецы. Их целью была Никс. Дети Зимы с ними не сотрудничали, возможно, желая заполучить Никс вместе со всеми остальными себе, чтобы заиметь рычаги давления на Рейнхара, но не больше. Я так же предполагаю, что пожар в гостинице случился из-за конфликта чтецов и Детей Зимы. Последних Рейнхард нейтрализовал — временно или нет, посмотрим. А чтецы получили то, что хотели. И это, конечно, хуже всего.

Найк понял, что ему тяжело дышать. В груди заскребло:

105
{"b":"589696","o":1}