ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ладно, — сказал Ветивер. Поднес ладонь ко рту, запрокинул голову.

Айра почувствовал, как незримая, неумолимая волна прокатилась по миру, и центром ее был Ветивер. Но, несмотря на разрушительную силу этой волны, Айра устоял, держась за вонзенный в песок посох.

— Но зачем эта сила тебе? — спросил он. — Я чувствовал в тебе такую же… или похожую. Зачем тебе больше?

— Знаешь… — произнес Ветивер, вытирая тонкие губы, — я ищу, как и ты, место, которого нет, очень давно… и очень давно я решил, что если не смогу найти искомое, то почему бы мне самому не создать его? Точно такое, как то, которое я потерял.

Айра смотрел в глаза существу, для которого не придумали слов.

— И для этого ты собираешь силу других богов?

— Именно.

— И сколько еще миров ты оставишь… вот так?

— Кто знает, — Ветивер улыбнулся. — Да и какая разница? Миров — бессчетное множество, а я у себя — один. Теперь, наверное, ты хочешь остановить меня?

Айра не стал отвечать ему сразу — двинулся вдоль пологого берега, зная, что Ветивер пойдет следом за ним, и молчал долго, обдумывая ответ.

— Я понял, почему люди развязывают войны, — наконец заговорил Айра.

— Надо же, — Ветивер действительно был рядом. — Почему?

— У тебя — своя правда. Если я не могу тебе ничего доказать, не могу достучаться до твоего разума, не могу преломить или изменить твое представление о том, как все должно происходить… Мне не остается ничего, кроме как применить силу, а тебе — защищаться.

— Ты хочешь бороться со мной?

— Я еще слишком глуп и наивен, чтоб даже думать об этом, — произнес Айра искренне. — Не говоря уже о том, насколько я молод и слаб. Я все еще твой ученик, и я не несу ответственности за то, что делает мой учитель. Я лишь следую за тобой. Я сам буду решать, как мне использовать то, чему ты учишь меня, и стоит ли того моя цель.

— Чему же ты научился сегодня?

— Сегодня я увидел, как множество правд схлестываются и сплетаются, порождая замкнутый круг. Идея — это завязь действия, она движет человеком. Смерть человека — смерть идеи, которую он несет. Но смерть идеи — не смерть человека. Стало быть…

— Ты выбираешь путь не силы, но слова? — усмехнулся Ветивер.

— Я еще не подошел к той черте, когда мне нужно будет выбирать, — ответил Айра. — Возможно, что таких, как я, ты много повидал, оттого тебе и смешно. Сколько у тебя было учеников?..

На этот раз Ветивер ничего ему не ответил.

ГЛАВА 22

Лодка плыла по спокойной черной воде. Позади совершенно бесшумно поднимались из темных глубин исполинские каменные змеи — с гребнями, покрытыми водорослями, с горящими желтым огнем глазами. Они медленно, едва заметно двигались, словно существовали в каком-то другом времени. В воде отражались звезды и, вдалеке, гора Антарг с ее извечной красной луной в изголовье.

Никс держала пламенный клинок перед собой, собранная и сосредоточенная. Керри правил лодкой при помощи узкого длинного весла с изогнутой красной рукоятью. Борозды неглубоких волн расходились в обе стороны от медленно движущейся сквозь ночь лодки, колебля отражающиеся в подвижной водной глади звезды.

— Я никудышный тактик, — произнесла Никс со злостью. — Даже рассчитывая на помощь коллег-элементалисток, я не могу придумать, как собрать нас всех в один кулак и сделать из нас инструмент. Мне кажется, мы бессильны против грубого нахальства и коварства тех магов, что вздумали нас пленить. Да и зачем это все? Из-за меня? Они не хотят, чтобы я делала то, что делаю? Или причина во всех нас? Эксперименты? Месть? Бред. Эти девочки… Они смотрели на меня так, будто я могу им помочь. А я все еще сама ничегошеньки не понимаю.

— Тебе не хватает знаний, — рассудительно ответил Керри. — Или времени на раздумья.

— Времени, кажется, вдоволь, — она вздохнула. — Будить нас и что-то делать эти люди явно не торопятся. А про знания — да, тут можно и позавидовать твоим "вшитым" данным.

Керри ничего не ответил.

— А может, я как-то неправильно думаю? — продолжила Никс. — Итак, что мы знаем? В капсулах — элементалистки огня. Женщины. Нет, скорее девушки. Все описывают похожие помещения, всех туда привезли насильно. Где находятся эти помещения — неизвестно. Стало быть, встает вопрос: можем ли мы предполагать, что всех нас держат в одном месте?

— И да, и нет, — произнес Керри.

— Точно. Так же мы не можем знать их целей, кроме того, что убивать нас они не намерены.

— Пока.

Никс сжала рукоять огненного клинка, злясь на собственное бессилие и невозможность действовать.

— Все, что мы можем сейчас, это ожидать, пока нас разбудят извне, — сказала она. — При этом нет никаких причин думать, что разбудят сразу всех. Возможно, будить будут по одной. Что же делать? Будили ли кого-то уже? Этого не узнать, пока я не освобожу и не опрошу всех.

— Если освободить всех, вероятность узнать более прежнего повысится, — кивнул Керри. — Может, вы сможете уразуметь, то ли это здание, или другое, где оно… и есть ли лазейки, что помогут вам убежать.

Никс досадливо поморщилась:

— Но ведь это ж девчонки. Может начаться паника. Может… да что угодно может случиться. Вот я и говорю: не упускаю ли я какой-то возможности использовать нас против них наверняка? Вместе и по одной? Что, если проработать два плана — для каждой и для всех вместе?

Керри ответил с сомнением:

— Но послушают ли они тебя? Если в каждой из них хоть часть твоего огня…

— Тоже очень хороший вопрос.

Никс задумалась.

Из глубин темной воды поднялся косяк светящихся бледно-зеленым рыбешек. Они закружились внизу призрачным вихрем и сгинули в ночи так же внезапно, как появились.

— Я не могу сидеть сложа руки, — произнесла Никола. — Меня достало уже это все. Надо… Надо уже что-то решать. Искать эту Вьюгу, или как там ее… Кстати, почему мы должны были идти через то озеро? Как там его?

— Явер, — подсказал Керри.

— Отсюда, изнутри, можно ли туда пробраться?

— Насколько я мог понять, утес Серого Крыла отграничен от многомерного морока истинной пустотой. Я видел его, но попасть туда не смог. Думаю, все это неспроста. Это что-то вроде защитного механизма, загадка, которую с легкостью разгадает знающий, и никогда не осилит случайный встречный.

— То есть, если я проснусь и пройду на утес через озеро Явер, ты останешься здесь и не сможешь пойти со мной?

— А как иначе, огненная дева?

Никс смутилась.

— Да я что-то думала… Привыкла уже к тебе, чудовище. Почему-то решила, что ты на утес и к Вьюге вместе с нами пойдешь.

— Увы, — Керри опустил голову, спрятав взгляд. — Что бы ты ни говорила, я — слуга и пленник морока. Я не могу пройти через вершину Антарг, так как не могу преодолеть Тлеющего моря. Край Света так же отторгает меня, он для меня похож на бесконечный мелкий океан. Та магия, которая меняла нас местами, полагаю, уже исчерпалась, высшим силам того более не нужно. Я сыграл роль в их игре. Я снова должен умерщвлять пришедших во плоти и развоплощать пришедших во сне — так было всегда и так должно быть. Но ты бередишь мне душу, заставляя хотеть большего, того, чего мне не предназначено и не разрешено…

Никс смотрела на него и понимала, что искренне хочет помочь ему. Его ей было почему-то куда жальче самой себя. Да, она сама была в плену, но в глубине души она точно знала, что выберется. Потому что так должно быть. Ей хотелось каким-то образом поделиться с ним этой своей внутренней свободой. Или, хотя бы, надеждой.

— Если мой огненный клинок способен резать ткань морока, — произнесла она, — могу ли я прорубить стену, что отграничивает утес Серого Крыла от всего остального?

— Там не стена — там истинная пустота.

— Какая разница! Что это такое? Вакуум? Там просто ничего нет?

— Истинная пустота — кажется, это то, что разделяет миры. Место, где нет времени и пространства.

110
{"b":"589696","o":1}