ЛитМир - Электронная Библиотека

Чем ближе Никс подходила к темному стеклу, тем сильнее эта магическая защита проявлялась и тем проще ей было смотреть на меняющийся сгусток света. И вот она различила в нем силуэт, не человеческий, но с каждым мгновением все более четкий, детализированный — вот голова с огромными впадинами глаз, вот небольшие ручки, хвост, похожий на русалочий…

— Ты управляешь Фантасубвеструмом? — громко спросила Никс, в глубине души надеясь на ответ, хоть и понимая, что это очень маловероятно.

Светящееся существо какое-то время смотрело на нее, замерев, а затем, воздев руку, огнем на огне начертало какой-то знак и… кивнуло.

Никс почувствовала, что через жар ощущает, как по коже прошел холодок. Оно… это что-то понимает ее и слышит! О нет… неужели это еще один вечный страж морока? И он, так же, как Керри, заперт тут… хуже того — заперт в черном нутре корабля, в каких-то жалких трех кубических метрах!

Никс подумала, что, возможно, освобождать всех подряд — не слишком хорошая идея, но что уж тут поделаешь: она органически не переносила несвободы.

— И как тебе? Не надоело? — спросила она у существа.

Силуэт ничего не написал — понурил голову, опустил плечи.

— Ты — Дитя Нашедшего Путь? — продолжила свой допрос Никс.

Светящееся существо энергично закивало.

— Первое?

Ответ отрицательный.

— Второе?

Второе Дитя Нашедшего Путь утвердительно кивнуло.

— Если я пообещаю тебе… — Никс сглотнула, — что попытаюсь найти твоего отца и сделать так, чтобы он тебя отпустил, ты поможешь мне?

Воплощенное солнце смотрело на Никс. Она не позволяла себе отвести глаз. Наверное, одежда на ней уже совсем истлела…

Медленно, словно само еще до конца себе не поверило, существо снова кивнуло.

— Я обязательно разыщу этого Нашедшего Путь, — пообещала Никс серьезно и искренне. — У меня к нему уйма вопросов. А сейчас нужно, чтобы ты… чтобы Фантасубвеструм сошел с маршрута, приземлился в мороке и мы подобрали на борт… твоего кровного брата. А затем отвези нас в Сол.

Существо замешкалось. Никс закусила губу: только б не передумало! Вдруг она просит его о чем-то невозможном? Что, если его долг — в том, чтобы никогда не сходить с маршрута? И если он так же упорен в следовании долгу, как Керри…

Светящийся силуэт поднял руку и снова что-то начертал перед собой, и Никс узнала тот же знак: "Да", — гласил он.

В следующий миг корабль задребезжал, затрясся, застонали сокрытые в его глубинах трубы. Никс ухватилась за перила, чтобы не упасть вниз, к основанию парящего в середине залы куба. Корабль меняет курс!

Она не могла поверить, что у нее действительно получилось. Внутри запела плохо сдерживаемая радость вперемешку с волнением.

— Я вернусь, — сказала она существу, — мне нужно предупредить друзей. Только… кстати, а нет ли более короткого пути наружу…?

"Да", — написало существо, и в следующий миг под его кубической тюрьмой раскрылись створки круглого люка — шириной во всю залу.

Снизу повеяло высотным холодом и свежим воздухом, в прорезях облаков показалась земля… Никс, почувствовав головокружение, покрепче ухватилась за раскаленные перила.

— Ага, понятно, понятно, — затараторила она, — наверное, лучше пока прикрыть. Можно наполовину хотя бы?..

Створки стали съезжаться, и Никс, аккуратно ступая по тонкому мостику, сбежала вниз, на опоясывающий залу круговой пандус.

Выдохнула — теперь с облегчением. Только сейчас она сподобилась снова взглянуть на себя, и действительно, от одежды остались лишь опаленные лохмотья. Мда. Наскоро перевязав остатки мантии так, чтобы они хотя бы что-то прикрывали, Никс закрыла грудь одной рукой и, изобразив на лице всю возможную суровость, вышла во внешний коридор.

Рин с Найком еще и уселись достаточно далеко, так, что ей пришлось продефилировать к ним через полкоридора.

— Мне нужна твоя рубашка, — сказала она удивленно приподнявшему брови Найку, замершему с открытым ртом.

Когда она, уже более-менее одетая, привела ребят обратно в круглую залу, земля в проеме люка показалась совсем близко — мелькали какие-то поля, одинокие озера-лужицы… Корабль потихоньку останавливался, снижаясь.

Никс подумала — что, если Керри слишком далеко? Поймет ли он, что нужно лететь к Фантасубвеструму?

Корабль стал тормозить, и вся его громада протестующе застонала, с трудом сбавляя скорость и кренясь вперед. Никс ухватилась за один из золотых корней, Найк — за перила, Рин каким-то образом сумел перераспределить вес и устоять, разве только руки смешно расставил.

Створки люка разошлись, а корень, за который держалась Никс, внезапно зашевелился. Она едва успела отскочить от него — корень, сплетаясь с другими, устремился в образовавшийся проем, завязываясь в подобие трапа или лестницы, поддерживаемой теми же золотыми корнями, но потоньше. Нижний ее край не доставал до земли, да и, судя по всему, Фантасубвеструм все еще двигался, пускай и медленно. Видимо, полностью погасить скорость было сложно.

Никс ступила на лестницу из корней и, держась за витой поручень, спустилась на десяток ступеней, оказавшись под днищем корабля. Ветер тут же предпринял попытку сорвать с нее Найкову рубаху, а саму ее сдуть с трапа, но ему явно недоставало силы. Никс оглянулась. Слева и справа продолжали взбивать воздух весла — медленнее, под другим углом, но движение их не прерывалось. Сзади и спереди тянулось сплошное золотистое брюхо корабля. По лестнице, следом за Никс, спустились Рин и Найк. Они смотрели по сторонам, пораженные видами морока, еще к нему до конца не привыкшие… Наверное, поэтому Никс первой заметила вдалеке мелкую черную точку, которая все росла, росла, вселяя в душу надежду.

Точка приближалась скачками. В какой-то момент солнце затмил алый цвет — развевающиеся плащом длинные красные волосы Керри. Зависнув на распростертых крыльях черно-золотой мантии, он явился перед Никс во всем величии своего морокового образа: чуть более взрослый на вид, с кроваво-красным мечом в когтистой руке, серьезный, словно на кону чья-то жизнь. Он опустился на самом дальнем конце ажурной лестницы, так, что Никс теперь смотрела на него сверху вниз. Он поднялся на пару ступеней, глядя на нее как-то… как-то неописуемо жутко, словно в нем борются нестерпимо противоречивые чувства. Никс сразу это увидела, но почему-то решила не верить себе и подумала, что это он просто рад тому, что за ним прилетели, и пытается эту радость не показать.

Но таким — взрослым, в этой форме мантии, с таким мечом — Никс видела Кровавый Рассвет впервые.

— Мы пришли за тобой, — сказала она, — как я и обещала.

Керри поднялся еще на несколько ступеней, оказавшись примерно в трех метрах от Никс. Он сдержанно улыбнулся, склоняя голову. Теперь в его взгляде Никс почудилась… странная горечь.

— Долог был путь твой, и вот снова ты во плоти здесь, на священной земле, — заговорил Керри. — Но печалит меня, что блуждали внутри небесного корабля вы чрезмерно долго. Глубока, словно Тлеющее море, скорбь моя. Вы переме…

— Вот только не надо мне этого, — Никс перебила его, смотря ему в глаза рассерженно и прямо, понимая теперь, что именно она почувствовала в нем. — Ты еще скажи, что собираешься нас убить. Да я ради тебя Фантасубвеструм уговорила!.. Нет, Керри, ты что, серьезно?..

Он смотрел на нее долго. Достаточно долго, чтобы Рин и Найк подошли ближе, встав по обе стороны от Никс.

— Я… не могу… противиться… — сквозь зубы ответил Керри. Дернул головой: — Долг… Я должен…

— О нет, — Никс чуть попятилась, осознавая ужасную правду, но уткнулась в Найково плечо. Снова впилась глазами в Керри: — Сколько мы там блуждали?..

— Трое… трое… — он вдруг согнулся, держась за голову. Потом с силой отшвырнул свой меч в сторону, и тот, стукнувшись о переплетение корней, соскользнул вниз и понесся к земле. — Быстрее! Бы… Сделайте что-нибудь!

Никс увидела, как в его правой руке снова стал формироваться меч — словно из ничего. Красный всполох — лезвие сверкнуло в сантиметре от ее носа, но ее резко дернули назад. Она завалилась на пол, больно ударившись пятой точкой, но головой впечатавшись во что-то мягкое, впоследствии оказавшееся животом Найка. В это время мимо Никс с быстротой и проворством, удивительными для такого большого роста, пронесся Рин. Он взмахнул правой рукой по направлению к Керри, описывая сложную фигуру, одновременно уклоняясь от удара, и в воздухе белыми пионами расцвели ледяные кристаллы. Три тут же раскрошились, пробитые алым лезвием, но остальные заветвились, выстрелив тонкими ледяными шипами. Несколько впились Керри в живот и грудь, пронзив насквозь. Керри зашипел, мигнул, словно попытался исчезнуть на секунду, но снова восстановился на том же месте, свободной рукой пытаясь удержать руку с мечом. Рин создавал все новые кристаллы, которые росли, стремительно обволакивая Кровавый Рассвет, лишая его возможности двигаться, заключая в ледяную клетку и вмораживая в себя. Керри снова дернулся, пытаясь вырваться из ледяного плена, и еще, и еще, его била крупная дрожь, челюсти ходили ходуном. Рин выбросил ладонь вперед, новый морозный цветок раскрылся, словно челюсти неведомого чудовища, и лед окончательно обездвижил Керри, сковал со всех сторон. Капкан захлопнулся. Внутри него, за толстой полупрозрачной стенкой, Керри превратился в густую красную кровь, затем, мигнув, в скользкого багрового червя, а потом, потрепыхавшись, снова в человека, застывшего в изломанной позе, мерцая, словно поломанный экран — но все было без толку.

164
{"b":"589696","o":1}