ЛитМир - Электронная Библиотека

Кей мельком посмотрела в зеркало на себя и поправила длинные ярко-красные манжеты. Цвет ее несколько смущал, но в целом ей было комфортно. К тому же, она не стала надевать предоставленные вместе с платьем туфли и осталась в удобных разношенных ботинках на шнуровке, которые прекрасно скрывала расклешенная юбка в пол.

— Глядя на эти наряды, я уже заранее опасаюсь предстоящего ужина, — сообщил Рин. — Предчувствую излишества и шик. Хотя, должен признать, вам обеим идет. Кто помнит, как вести себя за столом?

Ответом ему было молчание.

— Отлично. Я тоже ничего не помню. Ну, прекрасные дамы, давайте проследуем вниз. И катись оно все конем.

И Рейнхард не ошибся.

Посыльный Сесиль, как оказалось, далеко не уходил — он ждал их за поворотом коридора. С пятого этажа гостиницы они спустились на лифте, просторном, но оформленном все еще достаточно сдержанно. Но зал гостиничного ресторана, куда их сопроводил посыльный, вероятно, мечтал соперничать с былым убранством тронного зала в замке Сорос. Конечно, ресторан проигрывал. Но не в чистую: интерьер был достаточно изыскан, чтобы не вызывать тошноты, и в то же время все в нем шептало, подсказывало, намекало на излишнюю дороговизну. Кей заметила на небольшой сцене черный рояль технологичных очертаний, окруженный веерами с растительным орнаментом; спокойных, рослых блондинов в одинаковых костюмах, рассредоточившихся по всему залу и как будто бы занимающихся своими делами или разговорами с дамами; кованые решетки на окнах — изящные, но без достаточных промежутков между прутьями, чтоб был хоть мизерный шанс просочиться.

— Будь настороже, — прошептала Кей Рейнхарду.

Тот кивнул.

Зал ресторана заполняли посетители, к счастью, не все поголовно беловолосые. Это немного утешало.

Кей, засмотревшись по сторонам, чуть было не запнулась о свой же длинный подол, но Рейнхардов локоть был тверд и помог удержаться. Ну ничего себе он напряжен!

Посыльный в итоге привел их к столику в самом центре зала, расположившемуся возле сцены с роялем, где уже поджидала Сесиль и один из ее сыновей.

Кей подумалось, что зеленоглазый парень ей не нравится. Было в его взгляде что-то нервное и хищное, то, что сама Сесиль ни разу не демонстрировала.

Неловко понаступав на ноги подоспевшим официантам, Кей уселась по левую руку от Рейнхарда за большим овальным столом. Ирвис оказалась справа от него.

Тетушка Сесиль располагающе улыбалась и начала беседу с вопроса, где они потеряли оставшихся двоих.

Пока Рейнхард виртуозно врал о несварении желудка у Тихи и Никс, которые, де, по дороге в Сорос успели соблазниться местными чебуреками, Кей рассматривала так и не убравшихся никуда официантов.

Перевела взгляд на меню.

— Не стесняйтесь, заказывайте, сегодня для нас ужин за счет заведения, — подбодрила Сесиль.

Рин и не подумал брать в руки меню.

— Воды, пожалуйста, — попросил он. — И, тетушка… вам не кажется, что обсуждать некоторые вопросы все же следует в каком-то более уединенном месте?

— Насчет этого ты можешь не беспокоиться, — мягко ответила Сесиль. — Все собравшиеся в этом зале так или иначе лояльны к нам. То, что ты не заметил слишком уж наглых взглядов — это всего лишь проявление вежливости и такта. Не беспокойся, все здесь знают, кто ты и что мы намереваемся делать.

Кей стала крутить в пальцах самую большую вилку из разложенных перед ней. Вилка была тяжелая.

— А я бы не отказалась от ужина, — сообщила Ирвис. К ней наклонился официант. — А все из меню в наличии? Мне бы вот это и это, и сразу принесите, пожалуйста, десерт. И кофе гляссе. Тоже сразу.

Парень, сидящий слева от Сесиль, впился в Ирвис хищным и злым взглядом. Да кто ж это такой? Кей поняла, что ошиблась поначалу, и это не один из сыновей Сесиль. Кто же тогда?

— Забыла представить вам Николаса, — уловив ее взгляд, произнесла Сесиль. — Николас, это Катерина, Рейнхард и Ирвис. Рейнхард — тот самый твой дальний родственник по матери, я тебе о нем рассказывала.

Парнишка был первым кандидатом на "символы" и теперь чувствует, что почва уходит из-под ног? Вполне похоже на правду. Кей откинулась на спинку стула, продолжая балансировать вилкой, зажатой между пальцами.

— Вы слишком скромничаете, — констатировала Сесиль. — Тогда я возьму на себя смелость и закажу вам сегодняшние варианты от шеф-повара. И, пока будем ждать, обсудим все животрепещущие вопросы.

Все молчали, пока Сесиль заказывала. Кей заметила, что Рейнхард смотрит на Николаса прямо, из-под полуприкрытых век, как он это умеет, и Кей знала, что такой взгляд бесит неимоверно. Что он делает? Хочет, чтобы "родственник" проявил себя? Заявил о том, что у него больше прав на престол? К удивлению Кей, через несколько секунд Николас потупил взгляд, а Рин недоуменно приподнял бровь и слегка прищурился.

Сесиль закончила с заказом.

— Итак, Рейни. Ты, наверное, ждешь обстоятельного рассказа о том, как все это получилось, кто твои родители и почему, общаясь с тобой по сети, я никогда не упоминала ничего из того, о чем знаю и знала.

Рейнхард покачал головой с легкой ироничной улыбкой:

— Нет, тетушка, оставьте. Я знаю, у вас были на то причины. Что меня интересует на самом деле — это есть ли у вас план. Я верно понимаю, нынешняя власть ни сном ни духом о возможности готовящегося переворота?

— Мы не недооцениваем нынешнюю власть, — ответствовала Сесиль, — и полагаем, что они в курсе о народных настроениях. Но не думаю, что это принимается в расчет. Кроме того, называть "переворотом" то, чего жаждет народ — некорректно. Поверь мне, народная поддержка нашей организации очень весома. Нынешнее правительство держит курс на слияние с большим и сильным соседом, и мы — решительно против. Именно поэтому нам нужен лидер, способный повести за собой.

— Я слишком молод.

— Ты молод, да. Но ты — прямой потомок Белых Королей. Именно при них наше государство процветало, так же, как и его колонии. Король — духовный стержень нации, и без него она стагнирует.

— Я понял вашу мысль, — Рейнхард кивнул. Ему как раз принесли стакан воды, и он сделал пару глотков.

— И все-таки я удовлетворю твое любопытство, которое ты усмирил, демонстрируя доверие и добрую волю.

И Сесиль начала рассказывать историю своей жизни. Она рассказала о том, что, будучи сиделкой из привилегированного рода слуг, бежала из замка, прихватив малолетнего принца, перед концом Войны Причин, после того, как кто-то прочел древнее заклятие Тишины и за несколько дней до того, как разразилась гражданская война. До сих пор никто не знает точно, кто именно оборвал жизни тогдашнего правящего семейства. Но в те ужасные дни магов истребляли сотнями. Неудивительно, что за родителями Рейнхарда тоже пришли. Удивительно, что смогли одолеть. Но смогли.

Сесиль удалось спрятать Рейнхарда среди своих детей. Он был самым младшим из них, почти еще младенцем. Кроме того, она позаимствовала из замка кое-какие драгоценности и с вырученными за их продажу деньгами смогла переехать и обустроиться в Тасарос-Фессе, который тогда еще столицей не был. Затем, когда гражданская война закончилась, с финансами стало туго, и, так как работать Рейнхард еще не мог (остальные дети уже помогали), Сесиль пришлось оставить его в детдоме. Там мальчик был в прямом смысле слова "белой вороной" — очевидно, память самого Рейнхарда решила от него эти воспоминания скрыть, потому что сам он никогда особо об этом своем прошлом не рассказывал. Сесиль все еще не могла забрать его обратно, когда в город пришел огненный чародей, ищущий ученика. В городе были и другие маги, способные стать наставниками юному элементалисту, но, боясь разоблачения, Сесиль решила, что с учителем не из местных будет спокойнее.

Так, Рейнхард ушел из детдома и стал учеником некоего Зигмунда Лоу. Сесиль настаивала, чтобы Зигмунд держал с ней связь, говорила о том, что мальчик — особенный. Зигмунд выглядел и вел себя как здравомыслящий человек. Он, казалось, верит в исключительность Рейнхарда наравне, а то и сильнее самой Сесиль.

80
{"b":"589696","o":1}