ЛитМир - Электронная Библиотека

И все же череда жизненных неурядиц разорвала тонкую ниточку связи между ними. Все те годы, что Сесиль не знала, где находится Рейнхард, она посвятила восстановлению единства и доверия между выжившими в гражданской войне "детьми зимы". Вскоре ей и ее собратьям удалось встать на ноги и обрести то или иное влияние, создать фонды, привлечь на свою сторону тех, в ком есть хоть капля крови Белых Королей — а таких людей на севере много, за что "спасибо" следует сказать не жалевшим себя предкам Рейнхарда, которые щедро и дальновидно поддерживали кровное родство семейства Белых Королей с народом.

Гулящие короли — это сильно, подумала Кей, жуя пирожное. Но, оглядываясь на Рина — ну никак не удивительно.

Сесиль продолжала вспоминать о былых временах с теплом. Она начала проталкивать мысль, что в сложившейся политической ситуации стране нужен сильный лидер, железная рука — и только это поможет северу встать с колен.

С каких колен должен был вставать север, Кей не очень поняла — особенно непонятно это стало, когда принесли еду — вычурно-изысканную, вероятно переоцененную. Впрочем, богачи бесятся с жиру всегда и везде. Кей ни разу не верилось в благие цели Сесиль. Судя по всему, не верил в это и Рейнхард.

Правда, слушая рассказ Сесиль, Кей не заметила, как отправила в рот еще пару-тройку воздушных пирожных — они выглядели наименее подозрительными среди расставленного по столу разнообразия странных блюд.

Ирвис же отрывалась по полной, пробуя все, до чего могла дотянуться, и укор во взгляде Николаса ее ни капельки не смущал.

— О чем-то вроде этого я догадывался, — под конец рассказа Сесиль, произнес Рейнхард. — Но, согласитесь, в эту историю трудно поверить.

— Всегда проще поверить в то, что достовернее правды, — согласно кивнула Сесиль.

— Зигмунд, кстати, как-то раз ушел так же тихо и загадочно, как появился в вашем рассказе, — продолжил Рин. — Мне было восемнадцать, я еще не прошел ритуал. После он ни разу не выходил на связь.

— Ну, в конце концов, он хорошо выучил тебя, — кивнула Сесиль. — Раз с тобой говорила сама Дева Снегов. Белые Короли прошлого сражались и умирали в ее честь. Мы же, их потомки и преданные слуги, будем жить во славу ее.

— Неплохой вариант для тех, кто не может определиться со смыслом жизни, — мягко улыбнулся Рин. — И все-таки, тетушка, каков ваш план?

— План? — Сесиль задумчиво поджала губы. — Ну, как бы тебе сказать…

Кей проглотила очередную пироженку, переводя взгляд на Рейнхарда.

Он снял очки и потер глаза.

А потом покачнулся и упал лицом в салат.

Кей вскочила, держа наготове вилку.

Со всех сторон к их столу двигались беловолосые мужчины и женщины с суровыми и полными решимости лицами.

Кей мельком глянула назад: Ирвис вся обмякла и тоже лежала теперь между тарелок, даже не выпустив из руки ножку бокала с недопитым вином.

— Какая выносливая, — прокомментировала Сесиль. — Мы не рассчитали дозы?

Кей злобно глянула на нее, лихорадочно соображая. Люди приближались со всех сторон. Что делать? Перевернуть стол и бежать? Куда бежать? Она справится с парой-тройкой белобрысых, но с двумя десятками… и без оружия…

Кей до боли сжала вилку в кулаке.

Так, ладно, стоп, рано паниковать.

Это не яд. Им незачем убивать Рейнхарда. Значит, снотворное? Но почему на нее не действует? Магия.

Ясно.

Сейчас перевес на их стороне. Но так будет не всегда.

Надо действовать быстро и достоверно.

Кей прикрыла глаза наполовину, театрально приставила запястье ко лбу и мягкой волной опустилась на свой стул, чтобы тоже окунуться лицом в тарелку с пирожными, раз уж от нее этого ждут.

Она попыталась полностью расслабиться.

— Такое бывает, — расслышала Кей голос Николаса. — Возбуждение перед отключкой. Так что все нормально.

— Можете забирать, — послышался голос Сесиль. — Этих двоих — вниз, Рейнхарда аккуратно в машину.

ГЛАВА 16

Пушистый снег мягко спускался с неба, исчезая в белой пелене, укрывающей ветки деревьев.

Никс сидела на деревянной скамейке под жестяным козырьком, установленным зачем-то посреди леса. Здесь, наверное, отдыхают какие-нибудь туристы или лесники — под дырой в навесе оборудовано кострище, сейчас мертвое и пустое.

Вокруг темно и только слышно, как гудит машина.

Тиха греет руки в карманах, стоя рядом с лавочкой, на которой сидит Никс.

Они действительно пришли сюда пешком как-то слишком быстро. Казалось, вот они идут по городской дороге, и вокруг многоэтажные старые дома, но стоит отвлечься, как пейзаж вокруг меняется — это уже предместье: дачи, окруженные сетчатыми оградами, какие-то маленькие домики, построенные из неизвестно какого камня вперемешку с деревом и кирпичом. Вверх, к кучевым облакам, тянется дым из труб, словно чьи-то черные пальцы. И вот уже к небу устремляются деревья, все выше и выше — огромные сосны, островерхие ели, и дорога идет под уклон, а на следующем повороте в лучах заходящего солнца появляется гора Цинара, не такая огромная, как Антарг, вечный и незыблемый страж морока, но куда более настоящая — суровая, угрюмая, на первый взгляд неприступная.

А потом, будто бы каждый их шаг равен ста, Цинара приблизилась, так, что невозможно стало осознать ее истинный размер.

Они нашли минивэн нетронутым и утопшим в снегу по самый верх колес. Тиха стал разгребать завалы небольшой лопаткой, а Никола ему помогала, как могла, стараясь не поджечь ничего лишнего. Вместе они управились довольно скоро.

И вот теперь принялись ждать, пока прогреется нутро изукрашенного всполохами минивэна.

— Никс, у меня есть конструктивное предложение, — наконец заговорил Тиха. — Во-первых, у меня в рюкзаке имеется кофе в термосе. Во-вторых, управились мы быстро — всего-то полчаса прошло. Обратно приедем еще быстрей. Как ты смотришь на то, чтобы прогуляться?

Никс вгляделась в черный безмолвный лес.

— Ночью? По лесу? — все же переспросила она. — Куда тут гулять?

— Я случайно заметил… знакомую дорогу. И это одна из таких дорог, которые стоит пройти, чтобы узнать, что в конце. Не понимаю, как я в прошлый раз ее не нашел. А тут как будто бы повезло.

— Повезло… — протянула Никс. — Может быть. Но… слушай. Если тебе со мной повезло, это значит, что скоро случится что-то ровно настолько же плохое, насколько хорошим получилось везение.

Тиха недоверчиво сощурился:

— Так уж случится.

— Я не вру.

— Ну, не знаю. Место в самом деле стоит того, чтобы там побывать.

Почему-то ему верилось. Никс понимала, что не время для каких-то глупых приключений или прогулок, но любопытство со страшной неумолимостью пересиливало.

— Ладно, — она обреченно вздохнула. — Куда мы будем гулять?

Тиха вынул руки из карманов и поднял на плечо рюкзак:

— Пойдем, покажу.

— Машину-то заглуши.

— Точно-точно.

Никс подняла с лавки выданную ей Ирвис сумку, проверила, нет ли сообщений на трофейном телефоне. Тиха уже захлопнул дверцу минивэна и ждал ее рядом.

— Ну, идем? — нетерпеливо переспросил он.

— Да идем, идем, — улыбнулась Никс, щелкая пальцами и призывая магический огонек.

Тиха включил фонарь и двинулся вперед, между деревьями, почему-то не провалившись в снег по макушку сразу же. Никс последовала за ним.

Так они шли не более двух минут, скоро выбравшись на каменистую тропку, каким-то чудом не занесенную снегом.

— И все-таки, куда мы идем? — снова спросила Никс.

— Скоро увидишь, — пообещал Тиха. — Тут очень недалеко.

Весь путь действительно занял у них не больше пяти минут. Никс уже давно бы потерялась в этом одинаковом ночном лесу, но Тиха шел уверенно, и вскоре они выбрались на широкую просеку, которая, в свою очередь, вывела их к каменным ступеням, притаившимся между елей.

— Идем, — повторил Тиха.

Никс стала подниматься следом за ним, оглядываясь. Ей казалось, что разлапистые голубые ели смотрят на нее с укором, усталые и печальные.

81
{"b":"589696","o":1}