ЛитМир - Электронная Библиотека

Алаис принялся грызть ногти, покачиваясь. Кей вздохнула глубоко и раздраженно, Ирвис перегнула брови.

— Возьмут и что? — спокойно спросил Найк.

— Они наделают из него копий, — с дурацкой улыбкой ответил Алаис. — Двадцать. Тридцать. Таких же, как он. Конечно, они будут одноразовые. Хрупкие и мягкие. Но они могут.

— Копии? — переспросила Ирвис. — Какие копии?

— Живые, один к одному, только без проклятия и полностью подконтрольные им. Биологические организмы. Сосуды. Проводники. Антенны для трансляции и передачи его истиной силы. Внедрив правильно измененные воспоминания и нужные директивы в эти копии, они создадут необходимых размеров сеть, чтобы контролировать всю неисчислимую ледяную армию.

По Алаису было видно, что сама идея ледяной армии ему нравится. Так говорят люди, которые истинно болеют чем-либо. Но в то же время Алаис казался окончательно поехавшим фанатиком — но только ли из-за манеры речи?

Найк вспомнил, когда последний раз бывал в районе той самой восточной границы. Глухие села, небольшие промышленные города, серая степь, мелкие реки. Когда там выпадает снег, все становится ровным и полностью белым. Был он там полтора года назад, проездом, и никаких волнений или предпосылок конфликта не заметил.

В груди снова заскребло, но он сдержал кашель. Вместо этого проговорил, хмурясь:

— Какая, блин, ледяная армия против востока? Это вон про тех, которых мы видели под замком Сорос? Как против танков, ракет и самолетов сработает фигурно замерзшая вода? Я все понимаю, но…

Кей хмыкнула, но отчего-то промолчала.

— Не только там спрятана северная кровь, — заговорил Алаис, поведя ладонями перед собой, будто раздвигает дверные створки. — Легионы ледяных солдат укрыли своими телами нашу землю, и вы видели их в лесах и полях, вы видели их кровь, что саваном белым укрывает вершины гор. Враг вдохнет снежную пыль, и его разорвет изнутри. И там, где пройдет снаряд, вырастет ледяной цветок. Земля вздыбится острыми холодными пиками, упадут с неба градины размером с пушечное ядро, раскрошится в щепки промерзший металл, в клочья раздерут лица и тела ледяные ветра, вопьются в глаза снежные иглы.

— И это все разнообразие им обеспечит правильно обработанный Рейнхард? — уточнила Ирвис, ежась.

— А он может? — удивился Найк.

— Судя по документам его испытания — нет, — ответила Кей. — А вот левая моя пятка говорит, что… кто знает. На что-то же эти Дети Зимы надеются. Описанное, конечно, больше походит на страшилки, оставшиеся с прошлой войны. Эти истории опираются на быль, но не стоит забывать, что тогда маги были сильней — каждый сам по себе, и могли творить такие заклинания, на которые сейчас ни одному внутреннего ресурса не хватит, за исключением элементалистов, конечно.

— Рейни как раз элементалист, — пожала плечами Ир. — Но, действительно, я не представляю, чтобы кто-то из ледяных мог… не физически, не морально, но… я имею в виду — я не думаю, что один ледяной элементалист может быть достаточно эффективен.

— Ну, он же говорит про копии, — напомнил Найк. — Хотя не представляю, как это может сработать. Не очень мне как-то верится в возможность сотворения, считайте, жизни из ничего.

— А теперь внимание, вопрос, — серьезно произнесла Кей. — Алаис. Вот ты красиво так рассказываешь нам, что, как, куда. Зачем? Ты против, что ли? Планы матушки тебя не устраивают? Хочешь сдать свою страну? Предатель инакомыслящий, что ли? А сразу не мог сказать?

— Не знаю, — усмехнулся тот, трогая ссадину на скуле. — Как бы так объяснить половчее… — он снова хлебнул наливки. — Я не уверен, что нам угрожают с востока. Мне даже кажется… мне иногда кажется… Что может быть лучше мгновенной победоносной войны для вернувшегося на престол ставленника древнего божества? Даже не знаю… Какие-нибудь добрые чудеса? Тогда какой он король? Он не вызовет сочувствия и любви. Нет… сработать может не зависть, но сопричастность. В первом случае, работая на страну изнутри, он покажет себя филантропом, бесящимся с жиру. Будто ему доставляет удовольствие помогать кому попало, возвышаясь тем самым над страждущими. Он покажется народу бесчувственным и чуждым, как сама судьба, или мягкотелым дурачком, неудачником. Но если будет общее дело, если мы начнем восстановление утраченного, пусть кровь, так чужая ведь… Если к делу его каждый сможет примазаться с минимальными рисками и ощутить гордость, ранее невиданную — тогда да… тогда у них будет король-марионетка, в этот спектакль поверит весь мир и народ, который пойдет за ним.

— Нам нет дела до войн севера, — твердо сказала Кей. — Мы просто заберем Рейнхарда обратно и вернем все, как было.

— Мне подходит, — сказал Алаис. — Разворачивайте карту.

Виталис убрал со стола чашки и кувшин, Ирвис смахнула крошки. Найк поднялся с низкого кресла, чтобы тоже взглянуть на разложенную на столе карту. Кей подсветила сверху фонариком и отметки стали понятней. Алаис ткнул пальцем в северо-западный край карты:

— Тут. Он не отмечен, но он есть — форт Лунный. Здесь, — Алаис провел кривую черту сверху вниз через ранее указанную точку, по блеклой пунктирной линии, — раньше проходила магическая граница — арочная такая конструкция метров двести в высоту, но ближе к форту она разрушена.

— Там были тонкие прозрачные щиты, как будто окна из мыльной воды вместо стекла, — сказал Виталис, щурясь. — Я их помню, красивые были.

— Сам форт Лунный, его наземная часть так же наполовину разрушена, — продолжил Алаис. — Ходы внутрь большим счетом перегорожены естественными завалами или вручную залиты бетоном. Но кое-какие пути внутрь имеются. Сверху, на одном из оставшихся строений, расчищена вертолетная площадка и расположен смотровой пост. Остальная часть, что на поверхности — в руинах: чего не сделали люди, тем занялись тамошние ветра. Форт большой. В нем несколько подземных ярусов, жилые помещения, складские, экспериментальные залы… Сейчас там находятся некоторые из потомков белых королей и толпа их свихнувшихся фанатиков. Короче, место крайне небезопасное. И где-то там, внутри, сейчас и держат вашего-нашего Рейнхарда. Я даже думаю, что знаю, где. "Трон" ему готовили заранее — в бывшем зале собраний, посередине амфитеатра, напротив ворот. Я был там, когда туда начали заносить механизмы и устанавливать водные компрессоры.

Найк, слушая Алаиса, смотрел на карту и понимал: что-то не так. Ладно, неотмеченный форт. Местность вполне позволяла ему там быть. Вот магическая граница, проведенная пунктиром… Нет, Алаис вряд ли врет насчет Лунного. Но сам этот невидимый форт — что с ним не так? Найк нашел взглядом ближайшую к форту деревню, проследил, куда от нее идет линия железной дороги. Протянул руку и пальцами измерил примерное расстояние от деревеньки до форта.

— А что эта толпа, которая сейчас живет в Лунном, ест? — поинтересовалась Кей. — Как организована поставка материалов для тех же экспериментов? Форт-то посреди заснеженной пустоши, магическая граница разрушена, ближайшая деревня…

— На расстоянии восьмидесяти километров от форта, — за нее произнес Найк. — А дорог к форту нет. Если он еще довоенный, то на этой карте должны быть отмечены дороги к нему…

— Все так, — подтвердил Алаис. — Никто туда поверху не ездит, хотя и можно было бы… да незачем. Из Тасарос-Фесса в Лунный ходит подземный экспресс, также он соединяет Тасарос-Фесс и замок Сорос. Правда, это направление уже многие годы не обслуживается. Раньше это был такой себе путевой треугольник, но сейчас экспресс движется только между Лунным и Тасарос-Фессом.

— И как он ходит? — напряженно спросила Кей. — Сколько времени занимает путь?

— Три часа. Движение — полностью автоматическое, контролируется из форта.

— Хорошо, — она кивнула. — Предположим, вот ты такой красивый хочешь проехаться к матушке в форт. Что ты для этого сделаешь?

— Спущусь на станцию. Если экспресс здесь, зайду в пассажирский вагон, дождусь отправления.

— И как они поймут, что ты не злостный шпион-супостат?

96
{"b":"589696","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Умница, красавица, богачка
Кому помешал Сэмпсон Уорренби?
Как читать рэп
Секрет невезучего эльфа
Любимые английские сказки / My Favourite English Fairy Tales
Мужские откровения
Женщина начинается с тела
Где скрывается правда
8 важных свиданий: как создать отношения на всю жизнь