ЛитМир - Электронная Библиотека

Картинка исчезла, и Головачев отер пот со лба. Ничего себе, шуточки...- Одоление страха - так называется восьмая ступень, - вновь прозвучал голос святого Иоанна Лествичника. - Тебе ее еще предстоит проходить в твоей жизни. Страх не изжит в твоей душе, как и в душе большинства людей. Но ты теперь знаешь, как одолеть его. Страх побеждается Верой и Знанием!

- Да, надо познавать истоки страха в самом себе и преодолевать их, - ответил Головачев. - Так просто... И так сложно.

- Ты прав, но не только это важно для преодоления страхов, - продолжил Иоанн. - Бесстрашен тот, кто знает, что все в мире происходит по промыслу Божьему. Помни об этом, и не будет страха в твоей душе. Посмотри, как жили и действовали те, кто взошел на эту ступень в реальности!

И перед взором Головачева возникли новые образы. Вот момент схватки Пересвета с Челубеем перед Куликовской битвой. И не было страха в сердце русского воина, а были лишь вера в правоту своего дела и вера в Бога. А потом возникли образы и протопопа Аввакума, и идущих сквозь бураны в Сибирь семей старообрядцев, и отказавшихся признать безбожную советскую власть священников и монахов, создавших катакомбную церковь и репрессированных за стойкость в своей вере и своих принципах. Все эти люди не боялись ни трудностей, ни смерти. Они не боялась будущего, поскольку верили, что все в мире происходит по Промыслу Господнему.

Пребывание в виртуальном мире продолжалось. Теперь Василий Васильевич видел себя в своей нынешней лаборатории. Кажется, этот эпизод относился к самому началу работы в Братстве. Тогда они только начали достигать первых успехов, и сразу же стали ставить перед собой задачи разгадать все тайны магии и повторить достижения прошлых времен с помощью современных технологий. И ведь они стали тогда достигать определенных результатов. Но вот вдруг на самом пике, как тогда казалось, успехов начало твориться нечто странное: выходили из строя приборы, ни с того ни с сего в разгар важного эксперимента отрубалось электричество, а однажды зависший компьютер уничтожил результаты более чем полугодовалой работы...

Это был знак: они идут не туда. Ответ пришел неожиданно: как-то раз ночью, когда начавшие сыпаться одна за другой неудачи не давали спокойно заснуть, он смотрел какую-то околонаучную телепередачу. В которой шла дискуссия о том, есть ли место Богу в современной науке. И один из собеседников, монах какого-то дальнего монастыря, произнес фразу о том, что при незрячей душе просвещенный ум несет не свет, а лишь тьму. А незрячая душа - это душа, отвратившаяся от Бога.

На следующий день Головачев сказал на планерке: "Мы стали слишком самонадеянны. И забыли, что нельзя сотворить ничего без Божьей помощи. Мы зашли в тупик, потому что решили, что можем сами, без Бога, достичь всего. А это невозможно. Давайте крепко задумаемся, что это мы так много о себе возомнили, и как с этим справиться".

Тогда они пересмотрели всю концепцию своей работы. И за "чудесами" гнаться перестали.

- Избавление от гордыни - это девятая ступень, - возвестил голос Иоанна. - Если даже ты прошел все предыдущие ступени, но не одолел эту - низвергнешься обратно, в самый низ, во тьму. Не вручив жизнь свою Воле Бога-Вседержителя и не уповая на Него во всех делах и помыслах своих, не сможешь избавиться от всего сонма страстей. И уже не перейдешь на следующую ступень. Посмотри, как это бывает.

Перед Василием Васильевичем проявилась следующая картина. Человек, стоящий на столбе и изнуряющий себя разнообразными йогическими упражнениями с целью накопить как можно больше магической силы (prabhava), чтобы стать способным творить чудеса непосредственно, без помощи Бога, и тем самым бросить вызов Небу. Было показано, как он и впрямь стал сильным чудотворцем, да вот только увидел Головачев и то, как после смерти душа этого мага отправилась в самую бездну инфернальных миров. "Он слишком гордился своими достижениями, - возвестил голос Иоанна. - Этот аскет преодолел все предыдущие ступени лествицы и сорвался с этой. Гордыня! Вот тот порок, от которого он так и не смог избавиться. И это не дало ему подняться на следующую ступень лествицы в небеса, которая зовется "избавлением от гордыни". А не избавившись от гордыни во всем, включая и духовные достижения, не перейдешь на следующую ступень - "искоренение страстей (смиренномудрие)".

И сразу же возник перед ним образ смиренно молящегося в тиши лесного скита никому не известного отшельника-исихаста, мысленно возносящего к Богу свою Иисусову молитву, и стоящего в благоговейном безмолвии, наслаждаясь звуками небесного мира, открывшегося перед ним, и наполняясь ими.

- Искоренение страстей, или смиренномудрие - вот десятая ступень, - произнес голос Иоанна. - Для тебя она пока недостижима. В тебе еще есть остатки гордыни. А лишь когда совсем нет гордыни, не вскипают и человеческие пороки, именуемые страстями. А если и вскипают, то их легко выжечь, вырвать, как вредный сорняк. Но ты на верном пути, странник. Ты уже знаешь, что такое безмолвное созерцание и единение с миром. Значит, преодолев свои страхи и обретя истинную Веру, ты шагнешь и на эту ступень. И увидишь, что есть истинная Суть Мира. И поймешь: то, на чем стоит вся вселенная - это Вера, Надежда и Любовь...

И сразу же в сознании Головачева - и перед его взглядом - предстал текст молитвы старцев Оптиной пустыни, в которой нашли отражение все ступени "лествицы" и которая заканчивалась обращенными к Богу словами просьбы: "Руководи моею волею и научи меня молиться, верить, надеяться, терпеть, прощать и любить. Аминь".

- Лествица к Богу - вот путь, который показал я тебе, - вновь послышался голос святого старца. - Вот тот критерий, по которому человек должен оценивать свои поступки. Это единственно возможный Путь, позволяющий вырваться из миров Тьмы, на которые Творец взирает со скорбью и печалью, в миры, освященные радостью Бога, видящего претворение в них принципов истинного развития. Темная Бездна преодолевается Светом только через связь с Богом.

И тут же перед взором Головачева разверзлась пропасть, бездна Инферно, куда вели другие ступени, окруженные черной мглой. И не было числа этим ступеням! Он увидел, как в бездну сверху спускаются какие-то образования, похожие на шары, пузыри, вытянутые капли. Они как будто втягивались во тьму, изменяя по дороге свою форму и цвет. Наверху некоторые из них были светлыми и прозрачными, но по мере приближения к бездне чернели, а некоторые при этом еще и сморщивались и будто высыхали.

"Да это же не просто шары, это целые миры! - вдруг осенило Головачева. - Изначально бывшие светлыми! Они были там, наверху, в мире Света. Такое впечатление, что кто-то тайный и невидимый словно отравляет их невидимым ядом - и свет в них тускнеет, а потом и гаснет совсем. И конечно там, в этих мирах, это сопровождается увеличением горя и страданий. Светлые миры, "скатываясь" за "порог отверженности", становились мирами скорби... Вот оно как..."

Собравшись с духом, Головачев попытался заглянуть в черную глубину, куда вели ступени и куда падали бывшие когда-то светлыми, а теперь темные, выродившиеся миры - и тут же отпрянул в ужасе. Черная, затягивающая, клубящаяся мгла, где и души, и целые миры гибнут без остатка. Не случайно же даже сам Господь Бог не может смотреть туда без скорби и печали...

Пора было выходить из виртуальности. Впечатлений и информации получено достаточно. Теперь бы осмыслить. Василий Васильевич поблагодарил мысленно Иоанна Лествичника, и задал своему мозгу и компьютеру команду на выход из программы. "Лествица устроена так, что от одной ступеньки к другой можно пройти только в той последовательности, которую я обозначил. И никак иначе!" - это были последние слова воплощения Иоанна Лествечника, которые услышал Головачев, прежде чем вновь увидел себя стоящим посреди светящегося тумана. А потом набежавший вихрь подхватил его виртуальный фантом, закружил и понес из виртуальности обратно в земную жизнь. В жизнь, которая, как он чувствовал, уже не будет прежней...

38
{"b":"589697","o":1}