ЛитМир - Электронная Библиотека

"Человек обладает способностью к интердикции", - компьютер, опередив вопрос Пола, объяснил происшедшее. "Они общаются... Общаются телепатически!" - понял Пол. Зверь и человек продемонстрировали друг другу полное миролюбие и взаимопонимание. Они не боялись друг друга! Каждый из них знал, что другой не причинит ему вреда. При этом человек умел без слов, без жестов, без каких-либо действий убедить зверя в своем миролюбии и тем самым подавить в хищнике охотничий инстинкт!

Это могло означать только одно: наиболее распространенная модель эволюции человека, принятая современной наукой, ошибается. Палеоантроп не был охотником. Он никого не убивал!

Следующий эпизод лишь подтвердил эту догадку Пола. Человек с каменным топориком подошел к тому, что осталось от обеда леопарда. При помощи этого топорика он расколол наиболее крупные кости, сохранившие внутри костный мозг, срезал с костей оставшиеся на них куски мяса и с достоинством удалился, бережно неся свою добычу.

Так и есть: каменное орудие не предназначалось для охоты. Человек не убивал им животных. Он лишь брал то, чем природа делилась с ним сама. Человек не был агрессивен. Его облик нес в себе неуловимую гармонию, силу - но не агрессию. Этот пра-пра-предок, хотя и был несколько страшноват с виду, нравился Полу больше, чем большинство современных людей...

Картинка резко сменилась. Тот же лес, но деревья стали больше, и поляна почти заросла молодой порослью. На поляну вышел все тот же человек - только теперь он был гораздо старше. Человек вел себя иначе, чем в прошлый раз. Пол уловил исходившее от него излучение тревоги, беспокойства и страха. "Он голоден, - понял Пол. - Он ищет пищу, и ищет уже не первый день. И не может найти. Его дети и женщина тоже голодны. Они ждут его с добычей. И он не может вернуться с пустыми руками".

Но на поляне, на сей раз, не было ничьих останков. И вдруг... ветви тихо расступились, и прямо к человеку вышла живая, молодая, полная сил олениха! Вот она, добыча, идет прямо в руки! Но... что это? Самочка доверчиво подошла к человеку и заглянула ему в глаза. Он ласково потрепал ее по загривку, и его рука вовсе не потянулась к висевшему за поясом топорику! Пол опять уловил отзвуки происшедшего между человеком и животным телепатического общения. Человек общался с животным как с другом. На равных. И даже жестокий голод не мог заставить его увидеть в живой оленихе мясо, добычу, возможность насытиться. Запрет на убийство был сильнее голода!

Животное спокойно ушло - олениха не боялась человека, так как знала, что это - друг, который не может причинить ей вреда. И тут голод снова напомнил человеку о себе. Он подошел ближе к тому дереву, за которым прятался Пол. Теперь Пол физически ощущал исходившую от него тревожную вибрацию.

И тут человек замер, словно к чему-то прислушиваясь и принюхиваясь. В следующее мгновение он уже стремительно двигался в чащу джунглей вправо от Пола.

Теперь и Пол слышал долетавшие справа странные звуки. Это был то ли писк какого-то животного, то ли... плач ребенка?... Откуда здесь ребенок?!

Пол, не раздумывая, бросился на звук этого уже отчетливого плача. Ощущение надвигающейся угрозы лишь заставило его ускорить бег. В этот момент он совершенно не помнил, что он в виртуальном пространстве, что происходящее - всего лишь фильм, что стоит только пожелать, и компьютер мгновенно изменит кадр так, чтобы наблюдатель оказался в нужной ему точке... Он сильный и должен помочь слабому - это было главное, а все остальное просто не существовало.

Вылетев на поляну, на другом конце которой и слышался плач, Пол сначала увидел другого мужчину, очень сильно отличавшегося внешним видом от первого - его тело было лишено волосяных покровов. В руке он держал каменный нож, а рядом с ним, почти у его ног, сидел плачущий ребенок. Это была девочка лет пяти-шести. Она размазывала слезы по чумазому личику и всхлипывала. На ее теле волос тоже не было.

Из леса к ним вышел тот, первый, волосатый неандерталец. Пол явственно ощутил, как вибрации безволосого меняются. До сих пор в нем улавливалась некая тревога, но все же он был настроен достаточно мирно. Теперь же в нем очень быстро нарастала агрессия. Еще миг - и Пол увидел: рядом с ребенком стоит потенциальный убийца. В этом нет никаких сомнений. Сначала Пол решил, что причина нарастающей агрессивности безволосого - приближение волосатого неандертальца, от которого безволосый собирается защищаться. Но ведь неандерталец не был охотником, он не мог убивать даже животных, значит, он ничем не угрожал и человеку, и защищаться от него не было никакой нужды...

Между тем агрессивные вибрации мужчины продолжали резко нарастать. Вот они приблизились к своему пику: ничем не сдерживаемая агрессия уже выплескивалась через край. И в этот самый момент Пол ощутил присутствие некоего ментально-эмоционального воздействия. Сразу же привычно активировались все имеющиеся ресурсы паранормального видения. И мозг заработал, кажется, даже не на сто, а на двести процентов. Да, так и есть: в мозг безволосого человека, на глазах превращавшегося в убийцу, внедрялась чужеродная программа. Внедрялась некой силой извне! Это было похоже на некий поток, напрямую заполняющий мозг человека, вытесняя из него все собственные мысли и эмоции. И мозг тут же отреагировал миллионами импульсов, посылающих в каждую клетку организма мощнейший, не терпящий возражений приказ: "УБЕЙ!"

"Убей! Убей! Накорми властителя!" - кричал голос в мозгу почти сошедшего с ума, невменяемого, озверевшего человека. И в это же самое время другой ментальный поток проникал в мозг волосатого мужчины, внедряя в него неукоснительную установку: "Безволосые ЧУЖИЕ! Они такие же, как все прочие животные! Их трупы можно есть! Это ВСЕГО ЛИШЬ ПИЩА!"

И тут Пол увидел такое, что даже его, опытного подготовленного бойца, заставило на мгновение опешить и впасть в ступор. Безволосый мужчина схватил девочку за руку. Та все еще доверчиво смотрела ему в глаза, не ожидая ничего плохого, когда каменный нож с размаху вонзился в доверчиво открытую нежную шею.

Ребенок не успел даже крикнуть.

Безволосый молча убрал нож и скрылся в чаще. А волосатый неандерталец достал свой топорик, подошел поближе к убитой малышке, и начал деловито срубать с еще теплого тела девочки куски мяса.

Пол опомнился и с громким криком, которого сам он не услышал, в запредельно стремительном броске метнулся на поляну.

А в следующее мгновение он, взмыленный, с дрожащими от напряжения руками и ногами, тяжело дышащий, был уже не в тропическом лесу позднего плейстоцена, а на ложементе: компьютер посчитал эмоциональное состояние оператора критическим и завершил выполнение программы. Да и Головачев продублировал команду, в аварийном порядке нажав "Escape". Василий Васильевич был явно встревожен, но внешне сохранял спокойствие:

- Отключи эмоции, Пол. Ты же знаешь, происходящее нереально: программа в достаточно условных образах моделирует ситуацию, соответствующую реально происходящим в прошлом процессам - и все же вряд ли все происходило именно так, как увидел ты.

- Это было более чем реально, Василий Васильевич, - Пол тер лицо обеими ладонями. - Но дело не в эмоциях, вы же знаете. Цивилизация каннибалов и убийц! Вот, оказывается, что они сделали с человечеством... Человек был создан Творцом совершенно иным... Но вмешались они... Нелюди... И исковеркали человеческую природу, превратив одних в убийц, а других - в пожирателей себе подобных...

- Да, Пол, переварить такое знание тяжело. Но мы - исследователи. Мы получили первый результат, и это главное. Да, это страшный результат. Но это результат. С которым можно работать дальше. Ты свободен на сегодня. Иди, отдыхай.

- Нет уж, Василий Васильевич. Никакого отдыха. Будем разговаривать. Обсуждать все долго и подробно. И прямо сейчас, - Пол уже полностью владел собой.

- Хорошо, - Головачев дружески потрепал его по плечу. - Разговаривать, так разговаривать. Только от чашечки кофе, надеюсь, не откажешься? Я ведь, как и ты, с дороги даже перекусить не успел.

76
{"b":"589697","o":1}