ЛитМир - Электронная Библиотека

- Но человек же все-таки не машина, - с сомнением в голосе произнесла Вера. Скомкав блестящий пакетик из-под чипсов, она приоткрыла окно и, благополучно наплевав на мнение окружающих, выбросила его на обочину. Рефрижератор тем временем окончательно выполз на трассу, освободив дорогу, и Антон снова начал набирать скорость. - И даже лучший из компов тоже не человек. Как бабка моя говорила: "Твий розумный ящик людыною николы не станэ".

- Мудрая у тебя была бабушка.

- Да уж, академиев не кончала, но жизнь знала. Всё пропускала через душу, - воспоминания о бабушке породили где-то в глубине девушки тёплую волну - как яркое солнечное утро в далёком-предалёком детстве. - Значит, нам не просто так вешают лапшу на уши про то, как клёво "устранять помехи". Как круто кинуть ближнего своего, как замечательно расфигачить цивилизацию соседей, если там вдруг обнаружилось нужное тебе месторождение чего то полезного, и так далее в том же духе. Нет, ну не суки, а?

Мощный, но не производящий лишнего шума двигатель легко и быстро разогнал машину до ставших привычными ста километров в час. Больше по мокрому асфальту не наездишь, накладно. Антон управлял "на автопилоте", не задумываясь. Потому что мысли были заняты другим. Манера разговора Веры явно свидетельствовала о том, что она привыкла общаться с людьми безлично, на форумах. Она и сейчас словно разговаривала не с ним, а с кем-то по ту сторону экрана. С аватарой. С придуманным ником. Она попросту не воспринимала реальный мир так, как это должен делать нормальный человек. Хотя мысли вроде как высказывала и правильные. Вот только понимала ли она реально, что говорит? И чувствовала ли душой те смыслы, которые были в ее словах?

"Она ещё не знает всего, что знаем мы, - думал Антон, мельком обратив внимание на указатель: "Перещепино". Сбавил скорость. - Но полностью вводить Веру в курс дела пока ещё рано. И санкции такой мне никто не дал. Да, я слышал её мнение. Да, я с ним согласен. Но ещё не сказала своего слова "волчица"... Бедная девочка. Никому не пожелаю оказаться на её месте".

- Не всё так просто, как кажется на первый взгляд, - подытожил он. - Тебе ещё многое предстоит узнать.

- Неприятное?

- По большей части "да". Готова?

- Куда я, на фиг, денусь с подводной лодки...

Вера не глядя достала из сумки и раскрыла какой-то пакетик. Как оказалось, с сухариками. И так же не глядя принялась есть. Но думала она не о еде и не о дороге. Даже не об Антоне. Её по-прежнему волновало неопределённое будущее. Но теперь, когда кое-что из прошлого было переосмыслено по-новому, она смотрела вперёд уже без того безысходного пессимизма, как было вначале. И это была ещё одна, пусть маленькая, но победа.

Словно отозвавшись на эту мысль, на закате, в облачном одеяле, закутавшем небо от горизонта до горизонта, появился разрыв. Алое солнце высветило его края. "Ветер будет", - подумал Антон. И едва заметно улыбнулся - непонятно чему. То ли выглянувшему солнцу, то ли тому, что оно для него всегда означало.

55. Москва. Офис РЕОЛа.

"Удача. Несомненно. А если получится довести до конца план номер два, получится двойная удача. Не сглазить бы".

Выслушав Дмитрия, Таманский едва удержался от соблазна постучать по дереву и сплюнуть через левое плечо. Действительно, удача буквально плыла им в руки, и упустить её было бы непростительным ротозейством. Главное, чтобы партнёры ничего не заподозрили раньше времени. Иначе тут же вмешается ушлый деляга Тайсман, и вся их финансовая постройка будет разрушена.

- Ну, что ж, господин великий комбинатор, - Таманский пощёлкал по клавиатуре ноутбука - проверял контур защиты кабинета. - Идея очень и очень неплоха. Но для её реализации кому-то из нас придётся ехать в Люксембург. Для поездки нужен такой мотив, который ни у кого не вызовет подозрений.

- Чем плохо открытие представительства РЕОЛа? - предложил Дмитрий. Он сейчас гордился собой: не имеющий профильного финансового образования программист "прыгнул выше головы", блестяще осуществив подготовку большой - чего уж там стесняться - аферы.

- В Люксембурге? - хмыкнул Евгений. - Хотя, резон есть. Маленькая страна посреди Европы. Налоги ниже, чем у соседей. Да и в стороне от большой политики, что нам тоже на руку... Ты вполне уверен в надёжности этого... как его...

- Черняева? - подсказал Дмитрий. - Тайсман отечественного разлива. Запах денег чует за километр. А если часть этих денег может оказаться в его кармане - из шкуры выскочит. И из других душу вытряхнет!

- Ты говорил, он всего лишь исполнительный директор московского филиала. Как насчёт хозяина?

- Флавио Торрес, американец мексиканского происхождения. В мире финансов не мамонт, но вполне крупный зверь, чтобы провернуть такое дело без особого риска. Черняев обещал устроить нашу встречу.

Таманский встал. Подошёл к окну. Конечно, дело того стоило, но не слишком ли много посредников придётся кормить? Впрочем, всё равно придётся создавать SICAR-фонд, привлекать в качестве его соучредителей подконтрольные ему российские фирмы-"прокладки", закачивать в этот фонд деньги через левые прибалтийские и китайские банки, и так далее. Расходы предстоят в любом случае не малые. Но затем... Как шутили в годы отечественного "дикого капитализма": "Вложите деньги в наш банк, и у вас будет только одна проблема: как их потом оттуда забрать". И в самом деле, нынешняя бухгалтерия (во всех смыслах этого слова) для непосвящённого была так же темна, как средневековый магистериум. Оба случая были сходны по всем ключевым пунктам. Алхимики веками искали философский камень, чтобы наполнить подвалы (свои или сюзерена) трансмутационным золотом. Тем и оправдывали щедрое финансирование со стороны власть имущих, хотя, частенько бывали биты. И даже казнимы. Времена изменились. Нынешнего бухгалтера-"алхимика", если что не так, в худшем случае посадят. В лучшем - отделается штрафом в придачу к лёгкому испугу. Но само бухгалтерское дело запутано и зашифровано не хуже алхимических записей. Всё тот же поиск трансмутации, но уже на более прозаической почве. Казалось бы, чего уж проще - взимать налог с покупателей конечной продукции. При этом физические лица будут конечными покупателями потребительских товаров, а фирмы и частные предприниматели могут быть покупателями в том числе и для прокатного стана или самолетного парка. Насколько бы упростился компьютерный учёт! А заодно это, кстати, значительно снизило бы и число посредников, стимулируя конечных покупателей осуществлять приобретения у непосредственных производителей. Не говоря уж про то, что тогда стали бы весьма затруднительными и уязвимыми для контроля всевозможные воистину порой "алхимические" схемы оптимизации налогообложения, а то и просто прямого хищения с использованием разного рода посреднических фирм-"прокладок". Но тогда стала бы не нужна вся эта современная "финансовая алхимия", ищущая все тот же "философский камень". Да и работа налоговой инспекции была бы сведена к простому подсчёту, доступному даже пятикласснику с калькулятором. Но тогда девяносто процентов налоговиков, бухгалтеров, всевозможных консультантов, аудиторов и прочая, и прочая, и прочая - стали бы попросту лишними. Вот они и доказывают всеми возможными способами полезность своего существования, с каждым разом усложняя и запутывая законодательство. Даже придумывая свой особый "таинственный" язык. Потому-то практически невозможно создать полноценную бухгалтерскую программу. Мало того, что никакими мегабайтами не описать все законодательные крючки и загогулины, так эти законы еще и постоянно меняются. Что заставляет с тем же постоянством обновлять (естественно, не бесплатно) программное обеспечение, и - главное! - организовывать бесчисленные лазейки для махинаторов.

105
{"b":"589698","o":1}