ЛитМир - Электронная Библиотека

63. Люксембург, VIP-зал одного из ресторанов. Затем Москва, офис РЕОЛа.

- Я думаю, теперь можно и выпить.

- За успех нашего дела, джентльмены.

Беседа шла на английском языке, одинаково не родном для всех троих. Флавио Торрес даже позволил себе ехидную мысль: цель их встречи была такова, что для неё был бы уместен не VIP-зал дорогого ресторана, а грязная забегаловка в криминальном районе Гонконга.

- За успех безнадёжного дела, как говорят у нас в России, - Таманский посмотрел на свет сквозь полупустой бокал. - Хотя, оно у нас с вами не такое уж и безнадёжное.

- Риск есть всегда, - возразил Торрес. - Мы с вами договорились в общем. Теперь дело за деталями, а дьявол, как известно, прячется именно в них. Ваш план безукоризнен, однако есть масса весьма важных частностей.

- Если не трудно, мистер Торрес, изложите ваши соображения. Что именно кажется вам уязвимым местом нашего - теперь уже общего - дела?

- Китай, - откровенно признался Торрес. - Не то, чтобы я так не доверял китайцам, просто ни один трезвомыслящий финансист не станет складывать все яйца в одну корзину.

- Вы намекаете...

- Нам бы стоило подключить как минимум ещё один канал. К примеру, фирмы с юрисдикцией на малазийском острове Лабуан и на Маврикии, так как они имеют прямые дипломатические отношения с КНР, которых не имеют другие юрисдикции, такие как Британские Виргинские Острова (BVI), Теркс и Кайкос, Невис и Сейшелы. Лабуан же удобен еще и тем, что Малайзия вместе с Китаем входит в Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии, создавшую самую крупную на сегодня в мире зону свободной торговли. На Лабуане и Маврикии и условия регистрации фирм попроще, и налог там пониже, и с властями всегда можно договориться. У китайцев же контроль жёстче, а попытка договориться с чиновниками может закончиться скандалом. А еще в числе учредителей РЕОЛа есть индийские фирмы - если вдруг кому-то из китайцев удастся разнюхать, что в конце схемы стоит именно РЕОЛ, то вокруг нашей чисто коммерческой операции могут начаться совершенно лишние околополитические игры.

Таманский кивнул, при этом бросив на американца острый взгляд.

- Очевидно, у вас уже есть какие-то заготовки? - поинтересовался он. -У нас с китайцами давние и проверенные связи и пока они не дали мне оснований не доверять им.

- И что, вы уже проворачивали через китайцев подобные схемы, мистер Тамански?

Ирония здесь была уместна, и Евгений позволил себе улыбнуться в ответ.

- Тонко подмечено, мистер Торрес, - сказал он. - Ваша правда, это наша первая сделка подобного рода. Именно поэтому то мы и обратились к вам. А для большей доверительности хотели бы попросить Вас объяснить нам, почему Вы прекратили финансирование сети наших дилеров в США.

- Если вас интересуют подробности, можете поинтересоваться у мистера Тайсмана. Не думаю однако, что он пожелает распространяться на эту тему.

- Вот как?

- Это мир бизнеса, мистер Тамански, вам ли его не знать?

Торрес не сомневался, что Таманский и Козырев подготовились к встрече, ознакомившись с его досье. Он был готов к такому повороту беседы, подсовывая этим двоим "наживку", которая прочно засядет в их головах. Поскольку Торрес знал, что большинство даже весьма умных людей судит о других по себе.

- Хорошо, - Таманский ответил, подумав с минуту. - Разделим наши финансовые потоки. Согласен на две китайские фирмы и две фирмы на Лабуане. Вы правы, вывод денег со счетов в китайских банках нам в любом случае придётся производить через какие-то фирмы-"прокладки". Так почему бы и впрямь не через Малайзию. Но тогда нам необходимо иметь там подконтрольные фирмы... Вы не возражаете, мистер Торрес, если сегодня за ужином мы с вами обсудим перечень фирм, через которые нам следует действовать?

- Полагаю, у вас уже готов список, - американец не переносил табачный дым, и поморщился, когда все это время молчавший Дмитрий закурил.

- Готов, - сказал Таманский. - Уверен, вы также приехали с домашними заготовками.

- Вот это и будет предметом нашей вечерней встречи, мистер Тамански. И всё же я готов выпить за успех ещё раз. Если мы с вами предусмотрим все мелочи, сбоя не будет.

Этот разговор генеральный директор РЕОЛа почему-то вспоминал в последнее время всё чаще и чаще. Последовавший за ним анализ списка потенциальных фирм-посредников был обычной рутиной. И всё же именно тогда его что-то неприятно зацепило. Таманский потихонечку, через подконтрольных ему людей из службы безопасности и некоторые имевшиеся связи в СВР, проследил за этим Торресом и главой его московского офиса. Ничего. То есть, ничего настораживающего. Перемещения мистера Торреса вполне укладывались в очерченную ими в Люксембурге схему: Гонконг, Шэнчжень, Чжухай, Хайнань, Лабуан, Нью-Йорк, Даллас, снова Лабуан и Хайнань, и снова Даллас. Сложнее было проследить его звонки. Нанятые - через третьих лиц - частные детективы попытались это сделать, но сообщили только о факте использования каких-то технологий, делавших деловые переговоры строго конфиденциальными. Впрочем, для бизнесмена подобного уровня это-то как раз было не удивительно. Таманский сам тщательно следил, чтобы к его разговорам прислушивалось как можно меньше лишних ушей. И всё же... Где-то в глубине души все эти дни, как мышь в погребе, скреблось нехорошее предчувствие. И это его злило. Потому он хмуро смотрел на улыбку Дмитрия, с каждым днём становившуюся всё шире и лучезарнее. "Димка отличный программист и хороший организатор, но он не финансист. Нет у него шестого чувства на деньги". Иными словами, Таманский ждал неприятностей.

И они не заставили себя ждать. Только явились, когда Таманский ждал их меньше всего: в его собственный день рождения.

Получив с утра положенную порцию поздравлений по электронке и телефону, а также старомодных открыток, он уже почти поверил, что всё в порядке и вечером в "Ресторации Сундакова", знаменитой своими расстегаями, а также возможностью заказать любое аутентичное блюдо любой кухни мира, он получит подарки, из которых половина будет, как обычно, на фиг не нужных, но все равно приятных. Пока же глаз радовала лишь подаренная сотрудниками упрятанная под стекло экзотическая бабочка. Названия этой бабочки он не знал, но яркие радужные переливы на её крыльях ему нравились. Повесив это чудо на стенку слева от кресла, Таманский ещё немного полюбовался игрой света на перламутровых крыльях, и вернулся к компьютеру. Даже в собственный день рождения нельзя забывать о работе. Нужно как минимум просмотреть недельный отчёт о продажах РЕОЛовских игр в России, отдать кое-какие распоряжения нескольким главам региональных представительств и скачать личную почту. Одним словом, часа через два он освободился. И стал думать о том, все ли верно он предусмотрел в рассадке гостей - не обидит ли кого-то нужного, сможет ли не очень заметно для других увести некоторых гостей из-за стола, чтобы, пользуясь моментом, переговорить накоротке.

Потом его мысли перекинулись на другое - с этой чёртовой работой стал слишком мало времени уделять семье и жена будет рада провести этот вечер в его обществе за хорошим праздничным ужином... Думая о приятном, Таманский откинулся на спинку кресла и потянулся. Чуть слышно хрустнули отвыкшие от активной жизни суставы. Сегодня ему всё удавалось - тьфу три раза через левое плечо. И оставалась надежда, что будет удаваться и дальше. Хотя бы до вечера. Или до завтра. Или...

Мобильный взорвался мелодией знаменитого "Турецкого марша". Этой мелодией Таманский отметил номер Торреса: почему-то американский финансист вызывал у него ассоциации именно с "Турецким маршем", но почему - он, хоть убей, понять не мог.

- Таманский, - как обычно представился он.

- Хотел бы поздравить вас с днём рождения, мистер Тамански, - он услышал ровный, но непривычно холодный голос Торреса. - Но, к сожалению, у меня плохие новости.

117
{"b":"589698","o":1}