ЛитМир - Электронная Библиотека

Законная гордость за отечественных "мастеров нуля и единицы" возникла у Жирнова задолго до финала. А уж когда "Вторая мировая" от РБИ заняла первое место в конкурсе игр, то он - странное дело - неожиданно даже для себя самого нынешнего - и вовсе почувствовал себя именинником. РЕОЛ, как ни крути, существует на забугорные инвестиции, а кто платит, тот, как известно, музыку и заказывает. РБИ же было продуктом отечественного рынка, иностранные деньги там решающей доли не имели. Потому Жирнов с полным на то правом считал победу "Второй мировой" заслуженным признанием российских программистов. "А сколько вони сейчас поднимет западная пресса, - ехидно думал Берсеркер. - Не удивлюсь, если тутошние врали напишут, будто РБИ скупил на корню всё жюри, и только поэтому выиграл конкурс". К подобным обвинениям было не привыкать. На Западе давно привыкли объяснять свои просчёты и поражения - в любой области - подкупом, фальсификациями, злобными происками российской ФСБ или китайского Министерства государственной безопасности. Одним словом, типичный комплекс неудачника. Впрочем, этот подлый приёмчик давно известен. Не можешь победить противника - облей его грязью. И чем ты слабее, ничтожнее, тем меньше для тебя законов писано. Жирнов только удивлялся живучести подобных методов, но больше - тому, что этому скулежу верили охотнее, чем честным словам честных людей (кто бы они ни были). Возможно, и этому феномену было своё объяснения, но он не был психологом. И потому не отфиксировал, в частности, какая разительная перемена произошла с ним прямо во время этого чемпионата. Он-то себе казался прежним, но те, кто его знал долгие годы, удивлялись - ибо Жернов уже на третий день чемпионата стал больше похож на прежнего Берсеркера, чем на того весьма неприятного субъекта, каковым он стал за последние полтора-два года.

Да, Жирнов не был психологом. Однако даже он заметил за собой резко возросшую буквально с первого дня чемпионата склонность к самоанализу. Сейчас, во время турнирных баталий, когда нужно было сосредоточиться на игре, заниматься самокопаниями было особенно то и некогда. Так что пока это была именно склонность. Но самое странное заключалось в том, что склонность эта Берсеркеру даже понравилась - словно именно ее не хватало ему все последнее время.

Ганновер, Гостиница Kastens Liusenhof. Вечер этого же дня.

- Это провал, господин Таманский!

"Мог бы этого и не повторять уже в третий раз!.."

Таманский промолчал. А что тут скажешь? Второе место "Проекта "Энтропия" - это для РЕОЛа был действительно провал. Особенно после стольких месяцев полного и абсолютного лидерства во всех игровых направлениях.

- Они умудрились подать заявку чуть ли не в последний день, - Рамдирсингх был неумолим, как наступление индийских джунглей на заброшенный город. - Я слышал, презентация проекта "Вторая мировая" прошла в Москве с большим успехом. Пробную партию игры раздавали бесплатно, основную - продают по цене чуть-чуть выше себестоимости носителя. Неплохой маркетинговый ход - демпинг. К тому же, сразу отбивающий у пиратов охоту взламывать их игру: лицензионный диск так дёшев, что это попросту невыгодно. А теперь, господин Таманский, игра от РБИ заняла первое место. Помните, каковы условия чемпионата? Организаторы - то есть мы с вами - обязались поставить в страны, откуда родом игры-чемпионы во всех номинациях, по партии компьютеров с предустановленной на них игрой-победительницей. Чьи игры теперь будут с удовольствием покупать подростки по всему миру? Выходит, мы за свой счёт делаем рекламу конкурентам. Замечательно, господин Таманский. Я восхищён!

- Значит, они хотят потеснить нас с рынка, - задумчиво произнёс Таманский, в десятый раз просматривая турнирную таблицу. - Мы будем вынуждены снижать цены и на нашу продукцию, если не хотим, чтобы это произошло.

- Мы не можем себе позволить продавать игры по цене чистого диска.

- Ваши соображения?

- Попробуем применить к РБИ антидемпинговые меры. Хотя, если они пошли на такой рискованный шаг, то скорее всего приготовились отражать и юридические атаки. Но мы все-таки испытаем их на прочность. В крайнем случае, я пущу в ход свои знакомства в высших финансовых кругах западных стран. Пусть протолкнут законы, ограничивающие выдачу лицензий производителям игровой продукции. Мы ведь такие лицензии уже имеем. А РБИ тогда пусть попробует пробиться еще и через этот забор.

- А если всё же пробьются? Настроены то они, судя по всему, весьма решительно. И даже не скрывают этого.

- Тогда нам останется уповать на чудо, - взгляд индуса вдруг стал холодным.

- Чудотворцы в наше время слишком дорого берут, - Таманский понял его с полуслова, и поморщился. Бизнес бизнесом, а всё же хоть что-то святое должно оставаться. - Притом, мы рискуем влипнуть в крайне неприятную историю.

- Мы уже в неё влипли - с вашей, напомню, помощью. Теперь, чтобы исправить положение, нам всем вместе придётся хорошенько повертеться, - "кашмирский лев", обычно спокойный, уравновешенный, непременно доброжелательный, сейчас больше всего напоминал куст терновника, охваченный пожаром и сразу же замороженный. Эдакое пламя, заключенное в лед. - Здесь все средства хороши.

- Ну, знаете ли...

- Прекратите, господин Таманский. Я же не задаюсь вопросом о моральности вашей аферы.

- Одно дело - украсть деньги - хотя этого никто так до сих пор и не доказал - и совсем другое...

- Оставьте эти нравоучения для своих детей. Наши же игры отнюдь не детские! И если вы этого до сих пор еще не поняли, то постарайтесь сделать это в самое ближайшее время! И ещё... Во избежание утечки информации, так сказать... Каково бы ни было решение совета, все ваши действия будут под контролем СБ РЕОЛа. Которая с этого момента переподчиняется напрямую совету акционеров. Я уже отдал соответствующие распоряжения господину Петровскому. И малейшая ваша или господина Козырева попытка избавиться от контроля или сделать что-либо без моей санкции будет жёстко пресечена. Я подчёркиваю - жёстко. Демократия хороша в спокойное время, а во времена перемен и кризисов - пожалуйте в диктатуру. В противном случае мы обречены.

Таманский слушал эту выволочку, закусив губу. Ладно - потерять самостоятельность в принятии решений. Нет. Тут явно было что-то большее, чем боязнь индуса потерять ещё несколько миллиончиков. Но что именно, он, скорее всего, вряд ли уже когда либо узнает. Да и шут с ним - тут бы голову уберечь - и совсем не в переносном, а в самом что ни на есть прямом смысле этих слов! Уж больно индус зол. Да и австралиец не меньше! А еще оставался "Дух", от которого и вовсе можно было ждать чего угодно.

Глава 14.

Еретики

69. Москва, один из неофициальных офисов Братства.

- Прежде, чем действовать дальше, следует чётко определиться со стратегией. На ошибку, как было справедливо замечено ранее, мы права не имеем.

Высшие иерархи трёх тайных обществ собрались для того, чтобы обсудить план действий против общего противника - Древних. Братство предоставило для этой встречи один из своих офисов, о котором знал лишь ограниченный круг лиц. А ведь, казалось бы, что тут такого особенного в этом помещении? Обыкновенный офис, без всяких изысков, каких тысячи по всей России-матушке. Тем не менее, если бы нашёлся желающий проверить на прочность его защитные контуры, у него возникли бы серьёзные проблемы. Но Братство сделало всё, чтобы и желающих таковых не нашлось.

Хотя, у каждого из собравшихся были свои взгляды на эту проблему, но все отчётливо понимали: Предтечи в последние годы свою деятельность форсировали, а значит, находка марсианского Артефакта их сильно встревожила. И поэтому надо было, с одной стороны, всячески содействовать организации международной экспедиции на Марс, а с другой - делать все для отражения новых атак Предтеч на человечество на случай, если Артефакт на Землю доставить все-таки не удастся.

124
{"b":"589698","o":1}