ЛитМир - Электронная Библиотека

От имени Братства Стоящих у Престола говорил Одинов. Он не просто докладывал обстановку. А хотел прежде, чем предъявлять собравшимся свои выводы, логически их обосновать. Аудитория то подобралась требовательная как раз к таким тонкостям.

- Ключевое понятие нынешнего мира, который, как известно, весьма далёк от идеала - конкуренция, - сказал он, выдержав небольшую паузу. - Всем и каждому с малых лет внушается: конкуренция - это благо. Конкуренция заложена в нас генетически, ибо весь мир природы основан на естественном отборе сильнейшего. Конкуренция - благо для экономики, ибо она побуждает создавать более качественные и красивые вещи. Однако, апологеты конкуренции не спешат обнародовать интереснейшие исследования, известные ещё с начала двадцатого века. Мало кто сейчас помнит князя Кропоткина, а ведь он в 1919 году в книге "Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса" детально описал механизм коллективной деятельности у животных, доказывая, что замена соперничества взаимной поддержкой способствует продолжению и развитию вида.

А вот ещё один интересный факт... Попробуйте сравнить темпы смены обуви или одежды в шестидесятые годы прошлого века и сейчас. Раньше ботинки носили по несколько сезонов кряду, и дело было не столько в дефиците обуви. И так было не только у нас в России, но и на Западе. Что же изменилось с тех пор? Очень многое. Для получения постоянной прибыли следует создать постоянный спрос. То есть, растянуть до максимума предел насыщения рынка. В ход идут любые средства, от навязчивой рекламы с элементами психотехнологий, до внедрения "сверху" в массы идеологии бесконечного потребления. Здесь конкуренция и отбрасывает за ненадобностью гонку за качеством, и начинается гонка за количеством. Героем рынка становится не тот, кто сделает лучше, а тот, кто сделает быстрее и больше, и продаст поскорее, завернув это в яркую оболочку рекламы. Следовательно, тот, кто захочет сделать действительно качественную вещь, должен будет вложить в неё больше труда и денег. Его изделие неизбежно окажется намного дороже "ширпотреба" в цветастых фантиках, и купить такую вещь смогут лишь люди состоятельные. Что в условиях перенасыщенного рынка означает либо узкое нишевое позиционирование, либо прозябание на третьих ролях, в качестве чудаковатого раритета.

Иными словами, повышению качества товаров конкуренция напрямую не способствует.

Одинов снова сделал паузу, речь получилась довольно длинная, и предполагалось не менее обширное продолжение.

- С точки зрения знаменитого этолога Конрада Лоренца, - продолжал он, ощущая молчаливую поддержку Владыки Амвросия и Северцева, - внутривидовая конкуренция не только бесполезна, но и опасна для выживания самого вида. Она как правило приводит к образованию физических и поведенческих признаков, совершенно ненужных виду, а зачастую и вовсе вредных. Как двухметровые рога ископаемого гигантского лося, или шикарные "воротники" трицератопсов, которые не столько привлекали самок, сколько утяжеляли череп и сужали обзор. Таким образом животное становилось более уязвимым для хищников, и вид постепенно исчезал. Обратный пример, как это ни странно - крокодилы. Хищные рептилии с примитивным мозгом, но они пережили своих родственников динозавров, несмотря на все катаклизмы. У современных крокодилов нет ничего лишнего - ни рогов, ни костяных воротников, ни ошеломляющих гигантских размеров - а кроме того, многие биологи подметили за ними склонность к совместным охотам. То есть, пусть и к примитивному, но сотрудничеству внутри своего вида. И они живы по сей день. Тогда как тиранозавры, хищники-одиночки, частенько поедавшие даже друг друга, не прожили на Земле и двух миллионов лет, что значительно меньше средней продолжительности жизни биологического вида. Случившаяся планетарная катастрофа только ускорила их гибель: последние раскопки показывают, что к концу мелового периода они и так уже находились на грани исчезновения. По Лоренцу - и тут я с ним согласен на все сто - выходит, что внутривидовая конкуренция, не обусловленная борьбой с внешними врагами (а какие "внешние" враги могли быть у шеститонных зубастых ящеров?) неизбежно приводит вид в тупик.

Более того, сам же Лоренц написал - цитирую - следующее: "

Многие людские качества, которые от палеолита и до самого недавнего прошлого считались высочайшими добродетелями, многие девизы типа "права иль нет моя страна - это моя страна", которые совсем недавно действовали в высшей степени воодушевляюще, сегодня уже кажутся мыслящим людям опасными; а тем, кто наделен чувством юмора, - попросту комичными. Это должно действовать благотворно! Если у индейцев-юта, этого несчастнейшего из всех народов, принудительный отбор в течение немногих столетий привел к пагубной гипертрофии агрессивного инстинкта, то можно - не будучи чрезмерным оптимистом - надеяться, что у культурных людей под влиянием нового вида отбора этот инстинкт будет ослаблен до приемлемой степени.

Вновь возникшие сегодня условия жизни человечества категорически требуют появления такого тормозящего механизма, который запрещал бы проявления агрессии не только по отношению к нашим личным друзьям, но и по отношению ко всем людям вообще. Из этого вытекает само собой разумеющееся, словно у самой Природы заимствованное требование - любить всех братьев-людей, без оглядки на личности. Это требование не ново, разумом мы понимаем его необходимость, чувством мы воспринимаем его возвышенную красоту, - но так уж мы устроены, что выполнить его не можем. Истинные, теплые чувства любви и дружбы мы в состоянии испытывать лишь к отдельным людям; и самые благие наши намерения ничего здесь не могут изменить. Но Великие Конструкторы - могут. Я верю, что они это сделают, ибо верю в силу человеческого разума, верю в силу отбора - и верю, что разум приведет в движение разумный отбор. Я верю, что наши потомки - не в таком уж далеком будущем - станут способны выполнять это величайшее и прекраснейшее требование подлинной Человечности"...

Лучших слов для выражения этой идеи мне не подобрать, потому пришлось прибегнуть к длинной цитате.

- Вы полагаете конкуренцию навязанной, не свойственной человечеству чертой, - задумчиво проговорил Флориан - по-русски, с лёгким, едва различимым акцентом. - Я понимаю, к чему вы клоните, господин Одинов. Соперничество привнесено в модель всех крупных человеческих сообществ Предтечами ради достижения их целей. Притом, не факт, что цели Предтеч и человечества не то, чтобы совпадали, а хотя бы не сильно расходились друг с другом. Наш Орден разделяет это мнение. Однако, не совсем понятно, что конкретно заставило поднять сегодня именно эту тему? Я полагал, речь пойдёт о компьютерных играх.

- Ради понимания глобальности общей задачи мы вынуждены заходить "издалека",. - ответил за Одинова Владыка Амвросий. - Дело в том, что для понимания того, чего можно ожидать т продукта, хорошо бы знать мотивы создавшего его творца. Так вот - у нас есть основания полагать Предтеч чем-то вроде созданной Изначальным Творцом "живой вакцины". Своего рода "вирусом", достаточно ослабленным, чтобы не вызвать полномасштабной болезни, и достаточно "живым", чтобы на него прореагировала "иммунная система" свехорганизма человечества.

- Оригинальный взгляд на роль Древних в истории человечества, - с едва сквозившей в его голосе иронией проговорил Глава Совета Старейшин Ордена дервишей Маламати, почтенный Юсуф ибн Дауд аль Мисри. - Под таким интересным углом их деятельность ещё никто не рассматривал. Даже Живущие за Гранью - а уж они-то в свое время очень тщательно изучали все, что касалось Предтеч.

- Против какой же болезни эта "вакцина"? - спросил Флориан, не скрывавший своего удивления. - И что натолкнуло вас на подобный вывод?

- История человечества, друг мой, - произнёс Владыка. - Эту версию можно считать лишь одной из многих, но, к сожалению, она слишком похожа на правду.

125
{"b":"589698","o":1}