ЛитМир - Электронная Библиотека

- Воспитание такого синтетического типа людей предполагает неизбежное повышение уровня сознания, - Владыка Амвросий не возражал - он домысливал ситуацию. - Но тогда эти люди уже не будут нуждаться ни в каком аппарате подавления, которое по какому-то недоразумению называется государством. И смогут управлять своим сообществом по-настоящему демократично.

- Булгаков, "Мастер и Маргарита". "И настанет царство истины?" "Настанет, игемон", - произнёс Одинов. - За точность цитаты не поручусь, давно не перечитывал. Но что ответил Понтий Пилат, помню: "Оно никогда не настанет!" Вот это и есть ответ любого государства на любую попытку избавиться от его назойливой опеки.

- Анархия - мать порядка, - с улыбкой ответил Северцев. - О да, вы правы, Сергей Алексеевич. Государственная машина - читай, Предтечи - хорошо постаралась, чтобы понятие "анархия" стало синонимом бандитизма. На низком уровне сознания так оно по сути и есть. И государство - опять-таки читай, Предтечи - напрямую заинтересовано в удержании людей на низком уровне сознания. Только тогда оно будет необходимо. Подлинная акратия возможна лишь при высоком уровне самодисциплины всех членов общества. Возвращаюсь снова к Ефремову: он описывал в своих фантастических романах именно такое общество. Но невозможно из ямы одним прыжком оказаться на вершине горы. Потребуется время, мы должны будем пройти трудный путь наверх. Однако любой путь начинается с первого шага, а его иногда сделать труднее всего.

Ярослав погасил экран. И Владыка Амвросий, и Одинов прекрасно понимали его мысль. И так же прекрасно понимали трудность задачи. Но они и так уже совершили достаточно много. Теперь осталось главное: сделать первый шаг. В нужном направлении.

- Главное устроить так, чтобы первый же шаг не оказался и последним, - Одинов был скептичен. - Сколько раз так бывало: затеешь что-то хорошее - и на тебе.

- Теперь будет иначе, Сергей Алексеевич, - сказал Владыка. - Время пришло.

- Я свяжусь с Флорианом и аль Мисри, - кивнул Одинов.

- Время пришло, - эхом повторил Северцев. - Надеюсь, это к лучшему.

75. Москва, исследовательский центр Братства.

- Оп-па! - сияющая Верка вылезла из вирткомба. - Круто! В такую гаму не грех и подольше поиграться! Блин, где вы раньше-то были? Почему только сейчас проснулись, а?

Воронов виновато развёл руками.

- Ну, извини, - сказал он. - Раньше как-то никто на это дело внимания не обращал, да и многие считали это пустяками.

- Ага, помню, на форумах чуваки писали: всё это фигня, игры только у полных отморозков крыши срывают, а сколько тех отморозков, и тэ дэ, - девушка утёрла пот со лба: "Вторая мировая", пройденная ею от начала до конца, помотала её изрядно. Хотелось не есть, а жрать. Но несмотря на это Вера чувствовала необъяснимый прилив сил. - А вот побывали бы в моей шкуре, почувствовали бы, каково это - нормальному челу в отморозка превращаться... Короче, дядя Стёпа, за игру двенадцать баллов. За своевременность - слабенькая шестёрка.

Степан негромко и беззлобно рассмеялся. Что тут скажешь? Она права, раньше надо было думать. Только ведь получилось в точности как в русской поговорке: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Вот гром и грянул, и теперь креститься - не перекреститься. Остаётся только выпихивать РЕОЛ с рынка игровой продукции, пока их "трояны" не искалечили слишком много молодых душ. И не только молодых. Вон, победитель сиднейского, а теперь и ганноверского чемпионатов - Владимир Жирнов. Мужик уже солидный, престижная работа, жена, дети... Ребята из "Небесного Ока", которые вели его с Ганновера, сообщили, что вроде бы снимает где-то квартиру: с женой уже почти разведён. Но если раньше - по словам Мичмана-"Ямакаси" - он жену и знать не желал, то сейчас названивает ей каждый день, просит о встрече. Да и Вера вон сияет, как новый рубль. Волчицей смотрела, а теперь даже смеётся, анекдоты травит. Значит, действует "Антидот", работает!

"Раньше надо было думать, - мысленно повторил Воронов, сидя у компьютера и наблюдая, как неугомонная Верка поддевала Хича: слабо, мол, на пару Берлин в январе сорок третьего взять? - Если бы мы предвидели возможность использования компьютерных игр в планах Древних... Если бы да кабы... Мы вслед за обществом не придавали играм того значения, которое они имеют в действительности. Почему же мы всегда лишь отвечаем на вызовы Древних, хоть на один шажок да отставая от них?"

- Ладно, - сказал он, хлопнув ладонью по столу. Сказал по-английски: двое из присутствовавших здесь - Ли О'Харвей и Хич - были американцами, а Вера знала этот язык весьма прилично, что для программиста в общем-то неудивительно. - Игры подождут. Перейдём к делу.

- К делу так к делу, - Ли оторвался от монитора - он сейчас занимался вычленением из последних РЕОЛовских игрушек новых сублиминальных "сюрпризов". - Помнится, вы собирались отдать нам на растерзание сценарий новой игры.

- Не совсем так. Я хотел бы обсудить с вами общие принципы целой серии игр, которые можно будет запустить в производство уже с осени, - сказав это, Воронов отметил про себя: все трое навострили уши. - Нам хотелось бы охватить широкую аудиторию, от первоклашек до взрослых дяденек, коротающих за играми время - кое-кто даже рабочее. Но принцип у этих игр будет один: сотрудничество. Да, да, сотрудничество.

Приведу пример. Возьмём две фирмы. В первой деспотичный директор, выстроивший "пирамиду", основанную на жёсткой дисциплине и абсолютном подчинении начальству, сверху донизу пронизанную сетью доносчиков. И возьмём вторую фирму, где директор исхитрился устроить рабочий процесс таким образом, что сотрудникам в пределах их компетенции предоставлена свобода действий. Где нет нужды на каждый чих спрашивать высочайшего соизволения, а сам труд становится творчеством. На первой фирме - страх произнести лишнее слово, страх оказаться жертвой интриги собственных коллег, страх не угодить начальству. Одним словом, вечный стресс. А на второй люди работают, не боясь удара в спину. Ну, это я, понятно, образно выразился. Согласитесь, что и в первой, и во второй фирме дела могут идти весьма успешно. До поры до времени. И вот наступает некий час "икс". Предположим, серьёзный "наезд" со стороны властей одновременно на обе фирмы. Что мы видим в первой? Все разбежались по углам, ищут стрелочника, и, когда оный находится, дружно его затаптывают. Директор, ясное дело, не при чём: он ничего не знал, он не в курсе, чем тут вообще занимались его подчинённые. Склоки, выяснение отношений - а работа стоит. Что во второй фирме? Даже если там и есть грехи перед налоговой - а у кого их нет? - директор принимает удар на себя, а люди - спокойны и занимаются своим делом. Конечно, я привожу пример экстремальной ситуации, но и в обычной жизни, в трудовые, так сказать, будни, разница тоже заметна. Правда, не так бросается в глаза. На обеих фирмах всё блестит, прибыли, клиенты, отчёты. Но на первой вы не увидите, чтобы сотрудники по-человечески общались между собой, на корпоративных вечеринках - только начальство да их приближённые, а если даже соберут всех, то спустя час или пару-тройку бокалов, а для кого-то рюмок - все расползаются по группкам. На второй же картина совсем иная. Можно увидеть и весь коллектив за одним столом, и простой человеческий трёп в рабочее время, и общение в нерабочее. Без, замечу, потери эффективности труда. Я не говорю уже о психологической атмосфере. Клиент - если предположить, что он по очереди посетит обе фирмы - сразу это ощутит. К чему я клоню, вы, наверное, уже понимаете. На фирмах первого типа каждый сам за себя. На фирмах второго - "все за одного, один за всех". Без всяких преувеличений. И результат в итоге окажется разным. Если бы социологи исследовали процент фирм первого и второго типа среди тех, кто разваливается в течение первых пяти лет жизни, то моя длинная речь была бы излишней. Но к сожалению социология занимается иными проблемами, и мне эффекты подлинного сотрудничества приходится почти в буквальном смысле "объяснять на пальцах".

137
{"b":"589698","o":1}