ЛитМир - Электронная Библиотека

- Больше того, - продолжал Воронов, не обращая внимания на нарастающий в толпе гомон - тоже, видимо, увлекся! - еще в прошлом веке был придуман искусственный язык ДИАЛ, позволяющий эти эвристики очень хорошо описывать. И поэтому нет ну никакой нужды создавать игрушке самосознание или встраивать в нее ИИ.

- Ну да, ну да, - закивал Глип и включился снова. - Достаточно использовать принцип той же го. Для каждой конфигурации камешков и их взаиморасположения есть правила определения их силы или слабости относительно конфигурации противника. А если вместо одинаковых камешков сделать фигуры, у каждой из которых есть свои возможности, то в совокупности столько вариантов будет! Это, вроде как, и не считаемо, а?

- Вообще-то, - соглашался Воронов, - напрямую не считаемо. Но эвристики выбора сильных и слабых позиций существуют. Кстати, именно позиций, а не ходов. Знаешь, как сильные шахматисты играют - они оценивают всю позицию, потом изменяют ее с помощью того или иного хода и сразу видят - ослабла новая конфигурация по сравнению с предшествующей или усилилась. Вот и в игрушке алгоритмы надо так же задавать. Каждый ход-поступок влияет на общую конфигурацию всей игры в целом, а не только данного игрового момента. И задача машины будет заключаться не в расчете всех возможных комбинаций ходов, а в сравнении силы получающихся конфигураций. Что-то типа просмотра и сравнения самоорганизующихся карт Коххоннена, понимаешь? - Как ни странно, Глип закивал явно осознанно. - Только более сложно организованных. Кстати, сейчас все сильные шахматные программы строятся на основе именно таких принципов...

Тут Воронов замолчал и огляделся -. что-то "ледоколом" раскалывало толпу на двое.

- Ай'м сорри, ай'м сорри! - - в середину "круга избранных" ворвался стюард в кителе и с подносом. С одиноким стаканом посередине. Полным, как положено по здешним установлениям, на две трети чем-то прозрачным. С профессионально выверенным "Плиииз, сэр!" "чел" приподнял поднос перед Глипом. Стакан Глип подхватил и, незамедлительно выпив и не поперхнувшись (иностранцы, ни разу не видевшие, как может пить русский человек, челюсти на пол пороняли), продолжал:

- Слушай, а ведь верно, Степан! Вот, сразу идея, с ходу! При таком варианте можно вообще от сейвов отказаться! Можно организовать запись событий, только основных, и связанных с ними эвристик и таким образом, в нужный момент, мы всегда сможем вернуться в прошлое в заданный интервал времени! Да чего там! - он взмахнул вновь пустым стаканом, как шашкой рубанул. - В такой игрушке можно с тем же успехом перенестись в возможное будущее! Причем в зависимости от условий того момента, из которого переносишься, будешь получать каждый раз новое будущее!

- А на фига? - осторожно спросил Салака, кажется, уже полюбивший Глипа на веки вечные.

- Зачем это надо, я, парень, и сам сказать не могу, - признался Глип честно. - Но ведь можно такую возможность использовать как сюжетный элемент, верно? А уж сценаристы на фирмах пусть придумают, зачем! Им за это хорошие деньги платят.

Толпа одобрительно загудела, обсуждая раскрывающиеся перспективы, а Глип, с удивлением взглянув на пустой стакан, вздохнул возмущенно:

- Блин, а водки-то так и не принесли! Тоже мне сервис хваленый! Эй, чел! Как вас тут дразнят-то... О! Гарсон номер два!..

Когда все вокруг радостно заржали, Глип, кажется, не понял с чего бы это...

Кстати, тайна явления Глипа на чемпионате объяснилась просто. Дмитрий потом спросил у негласного лидера российской сборной "Берсеркера": "Володь, я тут вроде бы Глипа вчера видел. Или мне показалось?" Володю вопрос смутил: "А чего, он опять что учудил? Я за ним ребятам присматривать велел..." Дмитрий успокоил, что ничего такого Глип не учудил, просто могли бы спонсоров проинформировать, предупредить, что ли... Тогда Володя задумчиво почесал подбородок и произнес: "Видишь ли, Дима, я человек, как ты знаешь, не суеверный, но... в общем, ребята меня просили. Типа талисман. Ей-Богу, за свой счет мы его сюда привезли, в складчину. "Клавой" клянусь!" - и Володя стукнул здоровенным кулаком по широкой своей груди. "Ага, - произнес Дмитрий. - У америкосов, значит, свин Хрюн'н'дейл, а у вас юродивый Глип?" - "Ну да, - радостно согласился Володя. - Все-таки не поросенок - дракон! Авось поможет!"

Про дракона Дмитрий не совсем понял, но Володя, который слыл любителем "старой доброй фантастики", как это он называл, объяснил, что кличка у Глипа по имени одного дракончика из старой-старой книжки про волшебника-недоучку из "Корпорации М.И.Ф." некоего абсолютно неизвестного Дмитрию писателя Роберта Асприна.

И ведь помог "юродивый дракон-геймер" Гоша Глип! Наши победили! Причем красиво: взяли все три первых места в личном зачете, а также первое и третье в командном! Потом писали всякие глупости про причины этого "сокрушительного успеха русских": про подсказки, подтасовки результатов и еще какую-то нереальную чушь. Смешно же! Чего тут подтасовывать, когда русские геймеры чуть не каждый год побеждают во всех чемпионатах, сколько бы их не было. Да и в других "национальных сборных", между прочим, всевозможных Ли-си Цынов, Си-ни Цынов, Волек-ибн-Алешей и прочих Айванов Иваноффых и Полов Хлебниковых хватало - купля-продажа в компьютерных игровых лигах шла не хуже, чем в футбольных. Только вот пока все было не так амбициозно. И еще: лучшие игровые - да не только игровые - программы пишут кто? - правильно, русские! Давно известно, не поспоришь. Пусть хоть и русские американцы, русские европейцы, русские китайцы, и русские индусы... Или наполовину индусы, как тот же Степан Воронов...

8. Москва, офис фирмы РЕОЛ, кабинет гендиректора. Чуть более 14 часов по Москве.

Вынырнув из приятных воспоминаний, Дмитрий улыбнулся. Ведь он, а не кто-нибудь еще, и придумал это принципиально новое. Простое и гениальное. Вот ведь как бывает. Думаешь, думаешь, а два случайных фактора совпадут - и озарение! Вот она идея, бери, работай.

Верно говорили тогда в Сиднее Воронов и Глип: главный недостаток современных игр - жестко заданная сюжетная канва, резко снижающая "играбельность" уже после трех-четырех полных прохождений. Как бы ни старался сценарист, придумывая многочисленные ответвления сюжета, его фантазия не бесконечна и, в большинстве случаев, сводится к весьма ограниченному количеству вариантов развития событий.

В этом смысле, внедрение в сценарий элементов случайности, а в итоге и отказ от сюжетной линии как таковой в пользу сложного нелинейного алгоритма, создающего самоорганизующееся фрактальное игровое пространство, в котором игровая ситуация после каждой битвы в каждом прохождении своя, может в корне преобразить игровой процесс.

Современный мир - это постоянное развитие сложных социальных процессов. Сидим ли мы в баре за чашечкой кофе или едем в метро, мы, даже сами того не желая, общаемся с людьми. Внешний облик, поза, выражение лица - все это акты коммуникации, все получает оценку окружающих.

В современных играх юнит солдата может спокойно стоять и курить, пока его раненый товарищ истекает кровью. Игрок-командир может завести свои части под огонь собственной же артиллерии, положить половину бойцов, провалить атаку - и его потом никто не захочет разжаловать или пристрелить. В человеческом мире такое, конечно, тоже иногда случается - вспомнить хотя бы ставшую легендарной Войну Инь, не говоря уж о привычных локальных конфликтах. Но в большинстве случаев неоказание помощи своему товарищу все же строго карается, а тупой командир имеет все шансы закончить карьеру рядовым. Или получить вместо повышения пулю от своих же подчиненных.

Также должно быть и в игре: каждое действие персонажа должно вызывать определенную оценку со стороны юнитов и, соответственно, вести к изменению его игрового статуса. А ведь фактически то Дмитрий ничего такого особенного то в этом смысле и не придумал - просто переложил на новые технологии то, что создавало и создает интерес к MMORPG-играм. Поскольку в них, как раз, все непредсказуемо, поскольку против тебя играют не только скрипты, а и скрывающиеся за многими из персонажей такие же как ты геймеры.

17
{"b":"589698","o":1}