ЛитМир - Электронная Библиотека

Но самих "Ямакаси" к тому времени уже не существовало. Команда распалась в 1998. Распалась из-за сущего, если подумать, пустяка - из-за денег.

- Из-за дерьма, прямо скажем, - с досадой констатировал Мичман. - "Ямакаси" преложили участвовать в съемках мюзикла "Notre Dame de Paris". Ну, там трюки ставить и все такое. Основной "хулиганский" состав не возражал, но Давид, несмотря на свою фамилию, не пожелал связывать себя двухлетним контрактом.

Мичман приостановился, вроде как набрать в грудь побольше воздуха, но Володя-то знал Харитона. Он был просто хороший актер и поставил паузу там, где требовалось. Любил Мичман попозировать, но и умел это делать, говорить нечего.

- Можно вопрос? - тут же раздался неуверенный голос.

- Что не понятно? - повел бровью Мичман.

- А почему "несмотря на фамилию"?

Мичман вздохнул и покачал волнистой гривой.

- Эх, молодежь, молодежь... Ты "Нотр дам" слышал?

Спросивший отрицательно промычал.

- Кто слышал? - воззвал Мичман. Поднялось с десяток рук. - Ну-ка напойте. Смелее, смелее. Вы не на экзамене в хор имени Веревки!

Неуверенно посмеялись, потом двое или трое нестройно затянули козлетонами:

- Бе-е-ель...

- Достаточно! - скомандовал Мичман и повернувшись к вопрошавшему спросил: - Понятно? Вопросов нет? - Тот затряс башкой, а Харитон уже вновь обращался ко всем: - Общая рекомендация - почаще слушать классику. Особенно во время трейсинга. Не отвлекает на всякие мелочи типа воя сирен и прочих звуковых раздражителей, которыми реагируют на ваши действия менты и закрепощенные граждане. Возвращаемся к теме. Вот на этой почве в команде пошел раскол, и история "Ямакаси" закончилась. Все что осталось от "Хулиганов" - группа последователей-энтузиастов и отличный фильм "Yamakasi" самого Люка Бессона. Никаких дешевых голливудских трюков, каскадеров и дублеров. Очень рекомендую для семейного просмотра: мамы-папы ностальгически захлюпают носами, и, глядишь, не станут приковывать вас к батарее на время своего отсутствия, а ограничатся просьбами быть поосторожнее и выше десятого этажа по стенке не ползать...

- Ты зачем меня позвал-то? - спросил, наконец Володя. - Лекцию Харитонову слушать? Так знаю я все это и без него. Салака по дороге говорил, у тебя ко мне дело есть...

Глип пожал плечами, но ответил невпопад:

- Как там у "Поросят"? Выяснили что?

Тут уже пожимать плечами пришел черед Володи.

- Это тебе Эндрю передал, - вместо ответа он протянул Глипу пакет с пивом. - С горя. Даже бабки брать отказался. Говорит, все одно убытки сегодня. А пиво, мол, компенсация, типа, постоянным клиентам. С ситуевиной же ничего пока не ясно. Я когда в "ТриП" заходил, аварийшики пробное подключение на фидер сделали. Вроде нормально, потом пошли по схеме шарить.

Глип кивнул и взял банку.

- Так что за дело-то? - напомнил Володя.

- Ты спешишь? - удивился Глип. - Пива-то вон сколько...

"Что это он все мнется, - подумал Володя с неудовольствием. - Надо ему, что ли, от меня что-то? Только что от меня может быть надо Глипу?"

- Ну, все, хватит уже теории! - провозгласил Мичман Харитон. - Уже дрожите от нетерпения?

Новобранцы нестройным воем и бурными выкриками высказали подтверждение.

- Только вот придется ваших мамочек и папочек разочаровать, - тут же остудил их горячие головы Мичман. - Во-первых, до десятого этажа по стеночке я вас не допущу пока. Если хотите, правда, то и запрещать не стану. Но, "а" - не на полигоне и "б" - похороны за свой счет. Ибо мне не хочется идти из-за вас, как бы вы не были мне дороги, под суд, а трейсинг не есть средство для любителей суицида выбрать себе способ самоубийства поэкзотичней. Трейсинг, как я уже замечал выше, есть способ обрести свободу действий, поступков, мысли. А свобода не есть вседозволенность. Вернее, вседозволенность, которой ты умеешь пользоваться, чтобы не навредить ни себе не другим.

Второе: в отличие от различного рода скейтеров, роллеров, бейсеров и кайтеров, трейсеры не используют в своих занятиях никаких приспособлений, кроме собственного тела. Ибо здоровый и свободный дух может быть только в здоровом и свободном теле. К черту костыли!

Отсюда - трейсер работает без страховки. Не в цирке чай. Никаких веревок, лонжей, никаких систем и обвязок. Все реально и экстремально. Когда пожар случится, а ты будешь сидеть на крыше, тебе туда вряд ли что успеют сбросить. Так что, единственное снаряжение - специальные перчатки. Купите их в любом военном или спортивном магазине. На свое усмотрение. Одевайся, как хочешь, хоть голый ползай, хоть в тулупе - но никаких специальных щитков, налокотников, наколенников, написюльников, прошу прощения у девушек, которых сегодня среди нас что-то не видно, и натитюльников, еще раз прошу у них же прощения, и прочих членозащитительных приспособлений.

Третье, которое прямо вытекает из второго: все трюки выполняются без чьей-либо физической помощи. И хотя каждый трейсер всегда придет на помощь - совет там дать, скорую вызвать, или молитву прочитать отходную (и нечего смеяться, дети мои, всяко может быть), надеяться надо только на себя. Никто тебя не подстрахует, не прикроет.

Отсюда же вытекает и четвертое: вся ответственность лежит только на тебе - мальчик взрослый, никто тебя на эту крышу за воротник не тянул. Это и милиционерам объяснишь, когда они тебя за штаны со здания городской администрации снимут.

Ну и пятое: трейсингом надо жить! Каждый уважающий себя трейсер вносит элементы - и, что наиболее важно, - философию стиля в повседневную, обычную жизнь. Этим проникнуться надо, "воткнуться", что называется. А если не "втыкаешься", то нефиг и соваться. Уйди мальчик, не мешай серьезным большим дяденькам сходить с ума. Ну, кто первый на выход? - спросил Харитон быстро.

Естественно, все промолчали, и никто с места не тронулся.

- Ну, это еще ничего не значит, - произнес Мичман. - Посмотрим, сколько из вас придет через неделю. А сейчас все свободны, спасибо за внимание.

Харитон быстро кивнул и, демонстративно отвернувшись, направился в сторону скамейки, на которой сидели Глип и Володя, оставив новичков, как всегда бывало, когда он так прерывал речь, недоумевать. Они, бедняги, стояли, переминаясь с ноги на ногу, и не знали, как им быть: вот только что наставник напряженно и увлеченно рассказывал о трейсинге и вдруг, почти на полуслове, будто выключили его: "все свободны" и удалился.

Володя раз, наверное, пятнадцать уже видел эту сцену и всегда поражался артистизму Харитона, которой так легко играл с новичками.

Возле скамейки Мичман обернулся:

- В общем, у вас пять минут на размышление, ребята, пока я с друзьями пообщаюсь. А потом: кто останется - я не виноват. Время пошло!.. Привет, Володьк, - сказал он без паузы, пожимая тому руку и присаживаясь. Глипу досталось беглое "хай".

"Похоже, они уже виделись, - подумал Володька, - значит я прав: квартируют у Мичмана на двоих".

- Пришел меня послушать? И как тебе?

- Привет Мичман, - усмехнулся Володя, принимая рукопожатие. - Я твою лекцию уже раз двадцать, наверное, слушал. И давно хочу тебя вот о чем спросить: насчет фамилии они всегда спрашивают?

Вместо ответа Мичман кивнул на крышки виднеющихся из Володиной сумки банок:

- Пиво у тебя как, только для членов профсоюза?

- Только, но ты в нем состоишь, - ответил Володя. - Подарок от Эндрю.

- "Пейте пиво, оно полезно и на цвет красиво", - процитировал Харитон и откупорил банку.

- А на счет фамилии, - сказал он, отхлебнув с удовольствием и крякнув. - Холодненькое!.. Случая не было, чтобы не спросили! И всегда найдется, кто спеть захочет. Раз, не поверишь, девчонка вышла и выдала всю "Бель" - от и до! "А по-русски можешь?", спрашиваю. Она и по-русски прочирикала. Я не перебивал, а потом запытал: "Признайся, специально выучила?", а она и говорит: "Специально. Мне парень один про это рассказывал, вот я и решила... Теперь выгоните?", спрашивает. А я: "Вот если бы соврала - выгнал бы".

6
{"b":"589698","o":1}