ЛитМир - Электронная Библиотека

- Психолог! - всплеснул руками Володя. - Вышел хоть из нее толк?

- А то! - Харитон обернулся и поискал кого-то на развалинах садово-паркового оборудования советских еще, времен - весьма подходящая для трейсеров развалина, прозванная ими за некоторое сходство с оригиналом "Колизеем". - Танька Приданникова. Вот черт, только где-то тут бегала...

- Да ладно, ладно, - успокоил Володька, - верю. Не боишься, что пацаны твои уйдут?

- Нет, - ответил Харитон честно. - А тех, кто уйдет, не жалко. Тогда это для них так, баловство. Пусть у себя во дворе, в песочнице трейсингуют. Да и из оставшихся в трейсеры единицы выйдут. У кого перегорит, кому предки запретят...

- ...А кто и "в ящик сыграет", - продолжил Володя с подначкой.

- Все ты, Володька, балагуришь, - огорченно вздохнул Харитон, - а не понимаешь одного. Я ведь чего над ребятами так издеваюсь? Для их же пользы. Они пришли сюда кто за романтикой, кто просто типа спортом подзаняться. А трейсинг не спорт, это увлечение, образ жизни тех, для кого бездействие и спокойствие является худшим из наказаний. Ты же читал "Манифест Себастьяна Фуке" - там, где он говорит о близости философии трейсинга к философии восточных единоборств. Я понимаю это утверждение в том смысле, что физическое совершенствование трейсера, равно как и ученика в боевых искусствах, рано или поздно приводит к совершению неких духовных открытий. Для трейсера таким открытием является свобода. Осознание свободы приходит к нему буквально на каждом шагу, во всех проявлениях. Во-первых, свобода телесная, которая появляется с развитием гибкости, силы, пластики и координации. Но лишь во-первых! Это только внешняя, видимая часть, которая и привлекает этих пацанов. А во-вторых, это свобода движения, которая тем очевидней, чем больше вокруг тупиков и ограждений. Это то, к чему каждый из них стремится. Но в главных трейсинг - это свобода мышления, которой неизбежно должен обладать человек постоянно выделяющийся на общем фоне, чтобы не сказать больше - противопоставляющий себя ему. Так вот для меня трейсинг стал искусством свободы, и я хочу, чтобы он таким же стал и для них. Не спортом, во что выродилось большинство единоборств, а именно искусством. Я с ужасом представляю себе, как чинуши из разных там НОКов и прочих Госкомспортов доберутся и сюда. И начнется: "трейсинг-состязания", "трейсинг-нормативы"...

Володя все-таки не выдержал, перебил вдохновенную речь:

- Нет, ты, Мич, счастья своего не видишь! А ты прикинь: проведение официальных соревнований по трейсингу, единая полоса препятствий, список базовых и дополнительных элементов, "обязательные упражнения", "вольные упражнения" - и ты в судейской коллегии весь из себя великий выставляешь оценки за скорость и техническое мастерство.

- Ага, во фраке и бабочке, - сказал Мичман с отвращением и сплюнул. - Фигурное катание это будет, а не трейсинг. Скейтинг так уже обгадили, из фри-стайла фуфло какое-то сделали, карате и ушу в лажу превратили!.. -- И, между прочим, ты прав - кое-кто так и с трейсингом хочет сделать. Им все это кажется вполне логичным и даже неизбежным.

- Что, уже подкатывали? - спросил Володя.

- Сколько раз! - ответил Мичман. - И из Спорткомитета, и из мэрии. Заколебался отбиваться и отговариваться: мол, мы думаем над этим вопросом, советуемся с товарищами... Только чего тут думать?

- Задумаешься, когда могут базы лишить, - сказал Глип зло.

- А что - так резко и сразу? - удивился Володя.

Глип почесал банкой свой "французский" рубильник.

- Намекали, понимаешь. Да ну, базу то мы найдем... Хотя жалко, конечно, будет. Место отменное. Один "Колизей" чего стоит. Только если на поводу идти, это будет все, начало конца. Как у "Ямакаси". Есть уже колеблющиеся. Как же! Поговаривают уже, что на МОК выходили... Ну не станет трейсинг одним из видов экстремального спорта в Олимпийских играх - да ради Бога! Зато он сохраняет свою притягательную индивидуальность.

- Это верно, - согласился Володя искренне. - Я вот тоже боюсь, что у вас такое же начнется, что у нас уже началось. Геймеров во всю покупают, перекупают, нормативы ставят. Жучки всякие вокруг команд крутиться начинают. Эдак через пару лет все будет как в тех же футболе или акробатике или - заказные матчи, заказное судейство... И все это из-за "бабла"!

- Точно! - вновь загорячился Мичман. - Трейсинг искусство в гораздо большей степени, нежели спорт! Я не устану говорить об этом - неотъемлемой частью трейсинга является именно творчество, - отбил он пустой банкой каждое слово по собственному колену. Поглядел на банку, смял ее в пальцах и зашвырнул подальше. - Одним прыжком преодолевая лестничный пролет, на котором терпеливый дяденька-обыватель считает все двенадцать ступенек, или совершая головокружительный полет между безразличными громадами высотных зданий, трейсер так или иначе выделяется из серой массы толпы, это происходит благодаря тому, что он творец, создающий новые законы движения, там где, казалось бы, все направления и возможности передвижения были уже раз и навсегда определены.

- Ой, ой, ой, - иронично заметил Володя. - Прямо Ньютоны, Галилеи и Коперники.

- Ну не так уж и прямо...

- Прямо, прямо, - засмеялся Володька. - "Полет между безразличными громадами", ты сказал? Ну да, стоят покойные нью-йоркские близнецы, а Мичман как разбежался, как сиганул с одного на другой и попал...

- В окно пятьдесят восьмого этажа, - засмеялся Глип.

Мичман шутки не понял. Видать сильно его достали "официальные представители", покушающиеся на его и любимого им трейсинга свободу.

- Причем тут физика! Мы живем в мире острых углов, прямых дорожек и пыльных стен - эта урбанистическая реальность. Мир зажат. Расчерчен тротуарами. Отрегулирован светофорами и правилами дорожного движения. Пешеходные зебры. Подземные переходы. "По газонам не ходить", "Памятник архитектуры", на него плевать нельзя! Достало! В этом мире многое уже решено за нас, в том числе и то, как мы должны перемещаться! Человек, который однажды не подчинился этим предписаниям, избрал силу, грацию, быстроту и свободу в области движения - не является ли он своего рода художником? Заставляющим нас не красками, а своими движениями по новому взглянуть на реальность?

- Точно! - подзадорил Володя. - Красиво, когда картина собственным организмом по асфальту! И внутренности в стороны. И мозги...

Глип тоже принялся иронизировать:

- Не, Володь, откуда у трейсера мозги? У него в голове гирокомпас и дальномер, как у самонаводящейся ракеты - и все! Он по азимуту ходит: сказано на северо-северо восток порядка полутора километров, азимут такой-то, отклонение плюс-минус трамвайная остановка, подъезд влево, подъезд вправо - нарушение, остановка больше пяти минут - снятие с маршрута... Он и прет как трактор!

Харитон глянул на Глипа и покачал головой.

- И ты, Глип... - сказал он горько.

- А ты будешь знать, как лекции нам читать, - погрозил пальцем Глип. - Нашел, понимаешь ли, курсантов. Вон, - кивнул Глип на глазеющих по сторонам мальков, - тебя публика заждалась. Им и вещай.

- Может он на нас свою пламенную речь в Спорткомитете пробует, - сказал Володя серьезно.

- Иди ты, Володька! - махнул рукой Мичман. - Все вечно опошлишь.

- Да не обижайся ты на него, Джек, - успокоил Глип соратника. - Что ты не видишь, что он тебя просто заводит.

Харитон отмахнулся.

- Да знаю, что заводит. Только достали. Ладно. - Он решительно хлопнул ладонями по ляжкам. - Пойду к своим, а то и верно, застоялись уже. Вы, поди, не уйдете? - глаза его скользнули по оставшимся банкам.

- Не боись, оставим, - успокоил Володя. - Хотя Эндрю на тебя не рассчитывал.

- А чего это, кстати, капиталист наш расщедрился?

Глип коротко описал ситуацию.

- Ничего себе, - Мичман даже присвистнул. - Так вы того, дождитесь тогда. Мне недолго...

7
{"b":"589698","o":1}