ЛитМир - Электронная Библиотека

Создатели РЕОЛовских игрушек были изрядными философами - это Ли понял уже давно. За тысячи лет люди создали несколько довольно долговечных моделей развития. Есть, например, хорошо знакомый ему "западный" или технократический способ Видения Мира. Но оказалось, что есть качественно иная, нежели господствующий британский тип аналитической рефлексии, мыслительная парадигма. Британская рефлексия (великое "физическое" объединение) всегда привязана к самому предмету рефлексии, то есть не-чиста. Создатели же РЕОЛовских игр, судя по всему, мыслили в иных категориях и владели методами чистой, непрагматической рефлексии, рефлексии неконкретного, рефлексии "вещи в себе". Именно это и составляло, судя по всему, ту систему образов мира "чистого разума", которую он нащупал в "темных комнатах" - скрытых частях программного кода игр РЕОЛа. Англосаксонская рефлексия принципиально незавершена, опосредована фактичностью, и в этом качестве является не только локомотивом, но и бременем европейской рациональности. Однако в принципе у человечества имеются альтернативные нынешнему пути развития. Они были выработаны наиболее длительными, уходящими в самое глубокое прошлое традициями. Пути совершенствования самих себя, предлагаемые различными доктринами Востока, предусматривают накопление субъективного опыта при индивидуальной практике. Эффективные методики движения по такому пути существуют, как оказалось, и в культурах, развивавшихся "между Востоком и Западом". Когда он задумался об этом пару дней назад, то случилось странное совпадение - Стив получил у себя в колледже задание написать реферат по теме "Мистический опыт и традиции восточнохристианских (православных) мыслителей". И притащил из библиотеки несколько посвященных этой теме книг. Тех самых, которые Ли буквально "проглотил", пока студент "отрывался" на танцполах вечерних клубов. И теперь Ли размышлял о том, что построенный на раннехристианском духовном опыте путь совершенствования человека в чем-то был очень похож на путь индийских йогов. И при этом более доступен и близок для западного типа мышления и психики. Но, что важно, в отличие от йогов, в православной мистической традиции уединение в абсолютной темноте и тишине подземных монастырей (чтобы ничто не отвлекало от внутреннего поиска), предусматривало возвращение в мир, к людям, к общине. Поскольку православная духовная практика, устремления к вершинам Духа, как было прекрасно подмечено православным пресвитером Нью-Йоркской духовной семинарии Александром Шмеманом, имеет свой апофеоз, заключенный в формуле: "Миром Господу помолимся!.." Путь просветления для единиц, каким была и остается йога в суперкультуре Индийского субконтинента, в Восточной Европе становился (не без сложностей и сопротивления) достоянием всего "христианского мира". А духовная практика "предстояния ума в сердце", проводимая посредством "внутренней сердечной Иисусовой молитвы" стала доступной каждому, кому попадал в руки сборник "Добротолюбие". И именно поэтому Ли думал, что, доведись ему найти единомышленников (для чего надо еще суметь хотя бы просто спасти свою жизнь!), он бы теперь, пожалуй, с удовольствием направил бы свои таланты на разработку моделей путей общественного развития, альтернативных нынешнему и совмещающих внутреннюю духовную работу с развитием современных технологий. А в качестве граничных условий такого моделирования использовал бы постулаты исихазма. Согласно которым сущность человеческого духа состоит в том, что человек сам способен выбирать программу своих действий, а затем выполнять её вопреки всем помехам со стороны окружения и даже собственного тела. Это торжество духа над материей положено в основу всех мировых религий и служит основанием считать человека носителем "искры Божией", "сыном Божиим":"Ибо закон дан через Моисея, благодать же и истина произошли через Иисуса Христа". (Иоанн, гл.1, ст. 17)

Укрепился же он в своем желании попробовать создать модель общества, основанного на иных, нежели общепринятые в современном западном мире, образах мира, когда просмотрел принесенные соседом пару книг Питирима Сорокина, который писал о необходимости возникновения "идеациональной культуры". Культуры, противоположной культуре материального гедонизма. Люди, воспитанные в лоне подобной культуры, будут видеть все вещи, как проявление скрытых за ними идей. В отличие от большинства современных людей, для которых есть только материальная полезность вещей для организма - можно съесть, надеть, выгодно продать, и так далее. При переходе же большей части людей на идеациональный способ мышления нынешним заправилам станет гораздо сложнее производить свои манипуляции. Именно поэтому они всячески препятствуют распространению подобного рода идей. Не гнушаясь и физическим устранением их носителей. Потому как им не выгодно, чтобы случилось то, про что писал Сорокин: "Синтез знания и духовности не такое частое явление, - он, случившись, определяет эпоху на века, если не на тысячелетия. Настоящий такой синтез образует форму мысли, образующей, в свою очередь, лицо (лик, эйдос) эпохи".

Может и он, Ли, стал преследуемым не только потому, что расковырял какой-то конкретный скрытый код коммерчески сверхуспешной игры, а потому, что пройди он по этому пути дальше - и обнаружил бы веские доказательства того, что все эти РЕОЛовские игры являются частями новой программы контроля над сознанием масс! Программы, призванной укрепить скрытый контроль власть имущих над человечеством. И сделать это уже начиная с самых внушаемых детского и подросткового возрастов. Но если так, то из этого вытекали два практических вопроса. Первый - как остаться в живых, что при имеющихся входящих условиях довольно проблематично. И второй - где в Америке, "оплоте западного мира", найти единомышленников. Здесь пресловутый "вещизм" пустил такую глубокую и разветвлённую корневую систему, что воспринимается как единственно возможный, безальтернативный путь развития. И восприятие это обусловлено прежде всего тем, что - а главное, как - вещают с экрана. Только сейчас Ли понял, почему у него всегда, с раннего детства, шло неприятие "ящика" как источника информации. Он интуитивно чувствовал ложь, выдаваемую за правду, и правду, тщательно скрываемую под нагромождением пустых, ничего не значащих фактов. Именно поэтому его почти невозможно было застать у телика. Но манипулирование новостями означало только то, что кому-то очень сильно не хочется, чтобы люди мыслили самостоятельно. И этот "кто-то" приложит все усилия, чтобы сохранить таковое положение вещей как можно дольше. Ли задался ещё одним вопросом: что же будет с людьми, если - упаси Бог, конечно - этим неизвестным кому-то удастся закрепить гедонистический подход в сознании подавляющего большинства человечества. И увиденный им ответ напугал его буквально до дрожи в коленках: "Потребление, потребление и ещё раз потребление - это путь, ведущий прямиком в ад. Ведь если уровень потребления будет "неуклонно повышаться", как обещают политики, то скоро прожрём и просрём всё на свете, и потреблять смогут позволить себе лишь избранные. А остальные готовы будут на все, чтобы пробиться в их число. И ими будет так легко управлять! Особенно при условии, что ничего принципиально нового в энергетике и производстве материальных благ придумано не будет. Значит, тот, кто заинтересован в превращении человека в "машину потребления", заинтересован и в том, чтобы любой ценой остановить открытие и внедрение целого ряда новых технологий. Еще бы, ведь создание "чистых" способов добычи энергии навсегда закроет всесильную ныне "мировую нефтелавку", превратив её из властителей нынешнего мира всего лишь в поставщиков сырья для фармацевтики и химической промышленности. Открытие же и внедрение нанотехнологий для производства бытовых вещей позволит делать их буквально из мусора - безотходно, дёшево, а главное, намного сократив изъятие ценных ресурсов у природы. Насколько это облегчило бы жизнь человечества! И обесценило стоимость акций, а значит, понизило бы степень влияния на мир ныне почти всемогущих транснациональных корпораций и политических кланов. А значит, они этого постараются не допустить всеми доступными им способами. Неужели же ты, приятель, сам того не желая, действительно "проковырял дырку" в "ящике Пандоры", только не для всех, а для сильных мира сего? Но что же такое, в этом случае, на самом деле скрывается за внешне привлекательным интерфейсом РЕОЛовских игр? Неужели уже и эта область развлечений и поучений, вслед за кино и литературой, стала ареной скрытого внушения человечеству нужных неким тайным управителям образов видения реальности? Настолько искажающих ее восприятие, что большинство даже не замечает, что действует словно по анекдоту: "Выколю себе глаз, чтобы у тёщи был одноглазый зять"? А ведь похоже на то! Вот, скажем, Патрик... До знакомства с РЕОЛовскими игрушками был нормальным парнем. Не без зауми, конечно, но всё равно - нормальным. А что случилось потом? Как вклеился в монитор, так и съехал с катушек. Не ел, не спал, посинел, бедный. Что он сказал тогда по поводу всей этой хрени? "Я или сделаю это, или я - дерьмо". А в итоге приказал долго жить. Да и сам я тоже хорош. Меня совсем заклинило на взломе этих чёртовых кодов... А что я тогда чувствовал? Кажется, злость. Да, именно злость. И только тогда у меня что-то получалось с дизассемблированием, когда я готов был порвать всех на куски. Я должен был сделать это любой ценой, не так ли?.. Мда, невесёлая вырисовывается перспективка".

73
{"b":"589698","o":1}