ЛитМир - Электронная Библиотека

40. Нью-Йорк. Манхэттен.

- Рон Кирби, - коротко представился спокойный молодой джентльмен совершенно неприметной, какой-то среднестатистической наружности. Это только в фильмах про секретные материалы агенты ФБР обладали лицами голливудских звёзд. На самом деле там востребованы именно такие. Неприметные.

- Очень приятно - Пол о'Нейл, - пожимая ему руку, Пол назвал ту свою фамилию, которая значилась в визе.

- Агент Кирби - мой старый друг, - довольно проговорил профессор. - Представьте себе, он был одним из лучших моих учеников. Я даже имел смелость предполагать, что он останется на кафедре, но увы...

- Я в своё время пересмотрел шпионских фильмов, - сдержанно улыбнулся Рон. - В действительности всё не так романтично.

- Охотно верю, - ответил Пол. - Простите, что отрываю вас от работы, но у меня к вам дело.

- Если вас рекомендует профессор, я отложу все свои дела ради вашего, - агент сопроводил эту фразу взглядом, в котором сквозил намёк. И Пол этот намёк понял. Перед вылетом из Москвы он запросил у коллег из "Небесного Ока" самый свежий список американских Братьев. Агент Рональд Кирби там значился во втором десятке. Честное слово, Пол не думал связываться с ФБР, но раз уж на этом настоял старый Мак'Интайр, отказываться было грешно. Да и в свете новых данных - точнее, изменения его мироощущения - помощь именно этого человека могла оказаться вовсе не лишней.

- Надеюсь, неприятностей по линии начальства это не вызовет? - поинтересовался он.

- Вся романтика моего дела заключается в том, как убедительно объяснить начальству, почему мне нужно сделать именно то, что я хочу, - Рон улыбнулся более открыто. - Остальное похоронено под тоннами бумаги.

- Бюрократия всесильна, - иронично заметил Пол. - Что ж, Рон, тогда позвольте изложить вам суть дела. Много времени это не займёт.

Много времени это действительно не заняло. Кажется, Рон отчасти уже был в курсе происходящего. Он работал в отделе, не имевшем прямого отношения к отлову хакеров, однако ухо всегда держал востро. Друзей имел немного, но там, где надо. Чего стоила, к примеру, его дружба с помощником шефа АНБ?

Вдруг Пол отчётливо ощутил, как в глубине сознания будто замелькал красный тревожный маячок. Что-то, имевшее прямое отношение к его делу, определённо происходило поблизости и требовало вмешательства.

"Ли О'Харвей?.. Нет. Наверняка нет, - думал Пол, пока Рон, подбросив профессора к дому, уверенно выруливал к Манхэттену, где располагался его офис. - Насколько я смог его прочувствовать, О'Харвей умный и очень осторожный человек. А тот, кого я чувствую сейчас, слишком беспечен для дела, которым занимается. Видно, ещё ни разу серьёзно не нарывался. Везунчик, значит. Но сегодня его везение определённо взяло выходной..."

- В моей машине нет прослушки, коллега, - всё так же ровно сказал Рон, остановившись на красный свет. - Меня предупредили о вашем приезде, но я не думал, что нам суждено встретиться так скоро.

- Скажите честно, вы пошли в ФБР по призванию, или?.., - ответил Пол, не переставая думать о своих ощущениях.

- Или, - подтвердил его невысказанную догадку агент. - К сожалению, филологи и лингвисты в наше время не обладают нужным Братству уровнем влияния на события.

- Профессор отзывался о вас очень лестно.

- Он несколько преувеличивает мои способности, - Рон ответил на почти безупречном русском. Пол только потому и заметил едва уловимый жёсткий англосаксонский акцент, что много лет жил в Москве, и считал русский вторым родным языком. - Должен признаться вам, что на первом курсе я был ярым врагом той страны, откуда вы приехали. Знаете, чем профессор переубедил меня? Четырьмя словами.

- Какими?

- Ну, для начала я должен признаться, что пытался изучать русский язык в отрыве от истории. И сразу попался на удочку к Бодуэну де Куртене, который изволил вывести происхождение самоназвания славян от латинского "sclavas" - "раб". Следовательно, думал я тогда, этот народ сам избрал свою судьбу, приняв имя "рабов". Но профессор, выслушав мои доводы, написал на листочке две пары английских слов, и попросил перевести их вслух на русский язык. Вот эти слова: "word", "Slav", "mute" и "German". И когда я перевёл - "слово" и "славянин", "немой" и "немец"... Нет, когда я сам произнёс эти слова по-русски, и вдумался в их смысл, то только тогда понял, насколько прав был профессор. Для древних славян мир разделялся на две части: "словене" - те кто способны произнести понятное слово; и "немцы" - те, кто вместо слова говорит невесть что. "Немые", в общем. Бодуэн де Куртене попросту подгонял факты под свою теорию, вместо того, чтобы заниматься обратным - подгонять теорию под факты. Или, за неимением таковых, попросту их выдумывал. Каким образом оскорбительный для себя термин восприняли все славянские народы, в частности восточные, которые ни под прямым, ни под косвенным владычеством римлян никогда не находились? Он не даже не дал себе труда это объяснить. Стоило мне немножко задуматься над этим, как очень многое встало на свои места. А профессор ещё больше раззадорил меня, заявив, что в пределах университетского курса я не продвинусь дальше де Куртене и его последователей-наци.

- И начал снабжать вас литературой, - Пол был слегка удивлён тематикой разговора, но переводить собеседника на "другие рельсы" пока не собирался. Интересно ведь. - Доступ к интересующей вас информации, притом, правдивой... Вот почему вы выбрали карьеру в спецслужбах?

- Ну, скажем так: это была вторая причина, - хмыкнул Рон, свернув на мост. - Мне попросту надоело читать бред, состоящий из сплошных подмен. Высокомерные типы, считавшие ниже своего достоинства как следует изучить чужую культуру, начинали оправдывать своё невежество всякими баснями, основанными лишь на случайном созвучии слов. Недостойная месть находившемуся за пределом их понимания. А я должен был эти измышления с умным видом повторять на экзаменах? Иначе было нельзя: шаг в сторону от утверждённой сверху программы - и ты без диплома. Профессор, надо сказать, сильно рисковал. Но во-первых, он никогда не боялся рисковать, а во-вторых, мой уход в ФБР отчасти его прикрыл. Дураков и полузнаек в структуры госбезопасности не берут.

- Значит, это и было вашей первой причиной?

- В общем, да.

- Насколько я понял, вы сейчас объясняете мне, почему пришли к Братству.

- Именно. Я был вашим врагом, но стал вашим другом. Теперь я хочу, чтобы остальные тоже узнали правду, какова бы она ни была.

Пол хотел было сказать, что это и есть цель Братства вообще и их обоих в частности, как почувствовал толчок.

- Рон, - сказал он, прислушиваясь к своим ощущениям. - Сразу после съезда с моста сверните направо, и дальше два квартала, к ближайшему банку.

- В чём дело? - насторожился Кирби.

- Так надо, Рон.

Агент хорошо ориентировался в иерархии Братства, и наверняка был осведомлён о степени посвящения Пола. Потому и не стал возражать. Надо - значит, надо. И аккуратно вырулил вправо. Работа есть работа.

41. Москва. Офис фирмы РЕОЛ.

Работа есть работа.

Сорванное совещание учредителей практически не сказалось на графике работы фирмы. Ну, погуляли лишние пару часов. Иногда это даже полезно для здоровья. Зато на следующий день Дмитрий в восемь был в офисе "как штык". Нужно было подтянуть пару небольших "хвостов": созвониться с дистрибьютором, у которого по какой-то мистической причине начали падать продажи, и дать ценные указания парочке поставщиков программного "сырья" - группа отладчиков выловила некоторые незначительные глюки в их модулях. Остальное, как водится, накопится по ходу дня. Проклятая рутина, но без нее никуда.

78
{"b":"589698","o":1}