ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да… довольно странно, сэр? Видите, он полувыбрит. Одна часть лица гладкая, а на другой щетина. Забавно… И видите, он полностью одет, рубашка и воротничок застегнуты. Галстук в порядке. Вряд ли его прервали во время бритья. По-моему, забавно, когда парень бреет только половину лица.

— Я тоже так думаю, — согласился Айлес.

Инспектор вернулся на диван.

— Скажите, для чего вы прилетели на остров, мистер Айлес?

Айлес зевнул:

— На отдых. Решил отдохнуть и слышал, что это очень занятное место, — он ухмыльнулся. — Кажется, меня не обманули. Здесь очень интересно.

Снаружи раздался шум. В комнату вошли ещё люди. Все они были неграми и все в полицейской форме. Они несли обычные принадлежности — камеры, оборудование для снятия отпечатков пальцев.

Инспектор встал.

— Ладно, ребята, валяйте. Мистер Айлес, не хочу вас затруднять, но будет лучше, если вы проедетесь в участок и повидаете комиссара — майора Фалстида. Я думаю, майор Фалстид захочет с вами побеседовать. Если вы сядете в машину и последуете за мной, то не заблудитесь.

— Не заблужусь, — Айлес прикончил выпивку, поставил стакан на столик и сказал:

— Я ставлю этот стакан с краю, чтобы вы знали, что на нем мои отпечатки.

Они вышли вместе. Инспектор задержался на верхних ступенях веранды. Дождь перестал, выглянула луна. Он сказал:

— Дурацкий климат. То льет, как черт, то светит луна. Такова Черная Багама.

— Да? Довольно странно, но, кажется, вас не слишком удивляет это убийство? — спросил Айлес.

Инспектор ответил:

— Когда меня учили на копа, меня учили не удивляться. К тому же, здесь все может случиться. Может быть, это один из тех случаев.

Он спустился по ступенькам и сел в машину. Айлес забрался в свою, завел мотор и последовал за красными огнями полицейской машины.

V

Комиссар полиции оказался загорелым здоровяком с сединой металлического отлива. Он явно был склонен к цинизму. За двадцать лет в индийской армии он усвоил, что все не всегда так, как кажется. Точнее, все всегда не так. К тому же ему не понравился Айлес. Тот показался ему небрежным; но никто не смеет быть небрежным, когда дело касается убийства, тем более случившегося на его — комиссара — территории. А для комиссара полиции убийство создает массу проблем.

Он сидел за столом в скудно обставленном кабинете, постукивал карандашом по блокноту и с серьезной миной разглядывал Айлеса. Тот развалился в кресле на другом конце комнаты.

— Должен сказать вам, мистер Айлес, что мне не нравится ваше положение. И мне не нужно вам напоминать, что долг каждого гражданина, обладающего информацией, предоставить её полиции.

Айлес кивнул:

— Я знаю, комиссар, но я в очень сложном положении, правда?

Майор пожал плечами.

— Возможно — с вашей точки зрения; но мы не можем делать скидку на то, что вы частный детектив. Мы не можем позволить вам считать расследование или задание, которое привело вас на остров, исключительно частным делом — вашим и клиента. Такова ситуация.

— Понимаю, но полагаю, что это неважно, комиссар.

Полицейский кивнул.

— Понимаю. И вы не собираетесь улетать?

— Я уже говорил, что намерен делать, — спокойно повторил Айлес. — Еще раз заявляю, что прилетел на Черную Багаму по указанию моего патрона мистера Джона Вэллона из сыскного бюро «Ченолт инвестигейшен» в Лондоне. Больше я ничего сообщать не намерен. После довольно таинственного телефонного звонка я очутился в доме, где нашел тело.

— Именно, мистер Айлес. Но вы увидели, должно быть, некую связь между звонком и ваши делом.

Айлес покачал головой.

— С моей точки зрения её нет. С чего вы взяли? Совершенно очевидно, что, если бы я ждал звонка, то позвонили бы в отель; или я сам бы позвонил, если бы знал, кому. Должен сказать, мне это напоминает ловушку.

— Не понимаю, о чем вы.

— Вы можете не понимать, но есть десятки — а может, и больше — причин для идиотского звонка. Понятно, кто-то на острове знал о моем приезде. И этот кто-то не хотел звонить в гостиницу. Не спрашивайте, почему, я не знаю. Но этот загадочный человек потрудился передать, что в десять позвонит в телефонную будку. Не вижу причин усматривать связь с моим делом. Допустим, вы получили такое сообщение, комиссар. Скорее всего вы бы поехали, хотя бы из чистого любопытства, чтобы узнать, кто это звонит таким экзотическим способом. Ну, я так и сделал. Я не знаю, кто это был. И не понял, был голос мужским или женским.

— Мистер Айлес, вы ведь раньше не встречались с убитым? Тот факт, что вы увидели его мертвым, ничего вам не напомнил?

— Ничегошеньки. Я ни разу в жизни его не видел.

— Если честно, я не вижу смысла продолжать разговор, буркнул комиссар. — Но должен сказать, мистер Айлес, что события этого вечера ставят вас, мягко говоря, в затруднительное положение. Врачи утверждают, что мужчину убили где-то между четвертью десятого и десятью. Вы сказали, что приехали в четверть одиннадцатого, но этому нет подтверждения. Это только ваши слова.

— Вы хотите сказать, что я мог быть там в десять или без пяти?

— Присяжные спокойно могут так думать, но должен объяснить вам вот что: вы говорите, что в отеле получили указание ехать к телефонной будке и ждать звонка. Могут подумать, мистер Айлес, что вы не получали никаких указаний и не было никакого звонка.

— Меня не волнуют предположения, — отрезал Айлес. — Легко доказать, что бармен в отеле передал мне сообщение.

— Верно, — согласился комиссар. — Но никто не знает, что вы делали до того, как вошли в бар, — он посмотрел на Айлеса в упор. — Я не говорю, что это так; это только предположение, но довольно просто выскользнуть из отеля и позвонить из любой будки себе самому, изменив голос. Потом войти и получить сообщение от бармена.

Айлес кивнул.

— Могло быть и так, но зачем это мне?

Комиссар пожал плечами.

— Причина очевидна. Вам звонили до обеда, и, если звонили вы, если это обман и если вы не поехали к десяти в будку, а направились прямо к дому, тогда — согласитесь — вы могли доехать, скажем в пять минут десятого вместо десяти пятнадцати. Понимаете, к чему я?

— Понимаю, к чему, но это не правда, — сказал Айлес.

— На вашем месте, мистер Айлес, я бы больше беспокоился о том, что присяжные могут посчитать правдой.

Айлес ухмыльнулся. Комиссар, не слишком довольный допросом, принял ухмылку за издевку.

— Должен заметить, вы слишком небрежно относитесь к этому мрачному случаю, мистер Айлес.

Айлес беззаботно отмахнулся.

— А что мне делать? Падать в обморок от того, что недобритому юнцу отстрелили полбашки? А насчет того, что могут или не могут подумать присяжные, если хотите меня этим запугать, лучше подумайте ещё раз. Обвиняя людей в убийстве, комиссар, вы должны это доказать. Поэтому я особо не волнуюсь. Какой мотив был у меня для убийства? Я его даже не знаю.

— Это вы говорите, — сказал полицейский. — А учитывая то, что про ваши дела на острове мы знаем только о неком мистическом поручении, не стоит удивляться, если вашим утверждениям не поверят.

Айлес промолчал и зевнул.

Майор Фалстид встал.

— Да, продолжать разговор нет смысла. Возможно, завтра утром, когда мы во всем разберемся, я захочу поговорить с вами снова, мистер Айлес. Естественно, вы не должны покидать остров.

Айлес встал.

— Очень хорошо. Спокойной ночи, комиссар.

— Спокойной ночи.

И Айлес удалился.

Фалстид подошел к окну, посмотрел на пальмы, потом вернулся к столу и снял трубку.

— Это ты, Стэнли? … Извини, что вытащил из постели. У нас небольшие проблемы. Молодого Гелерта этой ночью убили в Эвэнсли — в доме, оставленном для людей Тинсли. Помнишь? … Они где-то ездят и туда не входили. Зато вошел другой — Джулиан Айлес, англичанин. Айлес нашел тело и позвонил в полицию. Он вполне мог быть там во время убийства. Довольно темное дельце. Этот Айлес не дал никаких показаний. По легенде он частный детектив, нанятый лондонской фирмой «Ченолт». Владелец — Джон Вэллон.

11
{"b":"5897","o":1}