ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно она спросила:

— Скажите мне одно. Что вы хотели услышать от Вэллона? Что собирались спрашивать?

— Все очень просто. Я собирался точно рассказать, что произошло. Сказать, что хотя и выдал для полиции довольно правдоподобную историю, но чуть не угодил за решетку. Хотел спросить, стоит ли заваливать всю работу, рассказывая комиссару полиции дурацкую историю с самого начала — прелестную сказочку о том, как вы желаете вернуть домой капризную дочь миссис Николы Стейнинг. И заявить, что некто — скажем, вы — желали смерти того парня, кем бы он ни был, а меня выбрали убийцей. Я собирался сказать, что никто не поверит в таинственный телефонный звонок; и если я буду настаивать, мне это выйдет боком. Другими словами, хотел попросить разрешения бросить это дело.

— Значит, вы уверены, что я подстроила убийство и ваш приезд; что это мой звонок привел вас в дом?

— Да. И все, что с того времени произошло, это подтверждает. Джек Карно безусловно знал, что я прибыл в Майами. Яснее ясного, кто ему сказал. Вы. И лишь один человек мог сказать об этом вам.

Она серьезно спросила:

— Кто?

— Джаквес, тот негр, который меня привез. Едва успев высадить меня на берег, он явно доложился вам. Вы, стало быть, его прекрасно знаете. Когда он рассказал, вы поспешили утром в контору Карно и дали денег, чтобы тот поскорее спровадил меня из Майами. Как я понимаю, по двум причинам.

— Вы знаете, я начинаю думать, что вы очень умны, Джулиан. Что за причины?

— Во-первых, если бы я поддался и сбежал, меня бы точно обвинили в убийстве. Ну как же, я убегаю от закона, силой заставляю увезти себя с Черной Багамы, сажусь на самолет в Нью-Йорк и исчезаю. Это одна из причин. Вторая — останься я, случайно мог бы встретить вас. Стал бы наводить справки. И мог бы даже предположить, что вы были и на Черной Багаме. Разве я не прав?

— Иногда вы промахиваетесь, Джулиан, но, похоже, вы неплохой сыщик.

— В один прекрасный день я угадаю, — буркнул Айлес. — Не кажется ли вам, что лучше рассказать мне хотя бы часть правды?

Не получив ответа, он продолжал:

— Есть ещё один момент — возможно, весьма значительный. Придя к Вэллону, вы надеялись, что он возьмется за работу, правда? Положим, ради старой дружбы — а я уверен, между вами что-то было — приедет и займется. Может, вы даже желали, чтобы его посадили за убийство. Женская ненависть страшнее адского огня!

Она кивнула, отошла от окна и остановилась напротив Айлеса, глядя на него в упор. Потом сказала очень мягко и спокойно:

— А вы чего хотите, Джулиан?

Он улыбнулся.

— Еще коктейль. Одежду. У меня только то, что на себе. Хочу бритву и все такое прочее.

— Проще простого. Здесь множество хороших магазинов, и открыты они допоздна. Ну, допустим, у вас все это есть, что дальше?

Айлес хмыкнул:

— Я любитель приключений. И как не пытаюсь избежать проблем, всегда в них вляпываюсь.

— Да? — в голос её проникла хрипотца. — Таких мужчин я обожаю. Мне безумно нравится, как вы обошлись с Джеком Карно. Думаю, вы тот ещё мужик, Джулиан.

— Может быть, — ухмыльнулся он. — Когда у меня будут все причиндалы, можем пообедать вместе. И решить, что делать с Джеком Карно, комиссаром полиции Черной Багамы, Джонни Вэллоном, с вами и со мной. Скажу прямо — в ближайшие часы мне предстоит решить, играю ли я с вами или пытаюсь работать на Вэллона.

Она спросила:

— А от чего это зависит, Джулиан?

— От того, что вы расскажете. Мне нужна правда, только правда и ничего, кроме правды. Если я вам поверю, я могу поработаю на вас. И даже надуть Джонни Вэллона, если понадобится.

— Почему? — спросила она.

Айлес, ухмыляясь, покосился на нее.

Он чертовски привлекателен, — подумала Тельма.

— В Англии вы мне сказали, что при известных обстоятельствах в долгу не останетесь.

Она вернула улыбку и рассмеялась.

— Ну да… Где Джек Карно?

— Я оставил его в номере с кляпом из полотенца и спеленатым шнуром от штор. А на двери табличка «Не беспокоить».

Она покосилась на часы.

— Надеюсь, он уже выбрался.

Он кивнул.

— Я тоже. Кто-нибудь наверняка его нашел. Возможно, он вернулся к себе и изумился, узнав, что я ему оставил деньги. Решив разобраться, он заглянет сюда. И спросит, что делать дальше.

— Я скажу, что больше не нуждаюсь в его услугах. И сделаю это сейчас. Потом, Джулиан, мы пойдем поищем вам гардероб и бритвенные принадлежности. Потом пообедаем и поговорим.

Она положила руки на подлокотники кресла и склонилась к нему.

— Сладкий мой, чтобы ты ни думал, но ты будешь работать на меня, и тебе понравится.

Она поцеловала его в губы, потом отошла к телефону.

— Я хочу поговорить с Карно. Налей себе сам, Джулиан.

Айлес встал в довольно мрачном настроении.

Женщины — странные существа, — думал он. — Интересно, почему она думает, что я так легко продам Вэллона?

Он пожал плечами.

Нет, женщины просто непредсказуемы. Особенно эта. Самое лучшее и безопасное, — заключил он, — плыть по течению и ждать, что будет. В любом случае плыть по течению с Тельмой Лайон совсем не плохо — если только не окажешься однажды утром с перерезанным горлом. В любом случае, всегда стоит рискнуть. Так почему не использовать отличный шанс?

Тельма говорила с Карно. Он слушал утешающие интонации её низкого голоса. На Джека они тоже подействовали и они расстались лучшими друзьями.

Она вернулась к Айлесу.

— Между этим бунгало и следующим — длинный коридор. В конце, справа, спальня и ванная. Я снимаю их для гостей. Так что можешь устроиться там, — она вдруг улыбнулась, — там ты будешь под моим надзором.

— Вы подумали обо всем, Тельма, — Айлес озорно осклабился.

— Я стараюсь, — кивнула она. — Но я только слабая женщина, и иногда ошибаюсь. Пошли по магазинам.

Глава шестая

I

Макминс оставил машину на развилке Бэлкомб роад и направился к деревне, покуривая и восхищаясь погодой и ощущением ранней весны. Он был высок, худощав, чуть лысоват. Пенсне делало его похожим на сову. Шел он медленно, сунув руки в карманы брюк, размышляя о жизни и её проявлениях.

Макминс начинал задумываться о смысле жизни. Ему стукнуло пятьдесят пять, с самого начала Второй Мировой он служил связником между MИ. 5 и организацией Квейла. И такая жизнь никак не устраивала Макминса, потому что все эти годы он представления не имел о делах, в которые его втягивали. Он получал сообщения, передавал донесения, часто отправлялся к мистеру Квейлу, получал его информацию и убирался, недоумевая, что все это значит. Сейчас это происходило все реже и реже. Он понял, что был «шестеркой» двух могущественных организаций, и решил, что лучше посвятить себя тому, в чем он что-то понимает, например, садоводству, чем ломать голову над тем, на что никогда не узнать ответа.

Он шагал по дорожке к дому Квейла. Красивый дом. Увидит ли он его ещё раз? Штаб мистера Квейла имел привычку очень часто переезжать с места на место и даже из страны в страну. Макминс часто разговаривал с Квейлом и всегда ему удивлялся. Ничего не вытянешь. Очень немногие люди что-либо знали о Квейле.

Он позвонил и терпеливо ждал. Через пару минут дверь открыли. В холле стояла Джермейн, бодро затараторившая:

— Добрый день, мистер Макминс. Давненько вас не было видно.

Макминс протянул:

— Да… летит время…

Она кокетливо улыбнулась.

— Подозреваю, вы скоро задумаетесь об отставке.

Макминс вернул улыбку.

— Не думаю, что я буду счастлив на пенсии. В жизни должно быть что-то этакое…

— Ну конечно… А что это у вас?

Макминс насупился.

— Если честно, то я не знаю. Могу я видеть мистера Квейла?

Она кивнула.

— Он у себя. И сегодня в хорошем настроении.

Макминс усмехнулся.

— Забавная перемена.

Квейл сидел за столом, погрузившись в бумаги. Выглядел он довольно благодушно. Как всегда, в очках.

16
{"b":"5897","o":1}