ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь он поспешно удалился. Двадцать минут ходьбы — и вот вторая цель: маленький аккуратный домик на лужайке у дороги. На втором этаже горел свет. Гвельвада позвонил и терпеливо ждал, прислонившись к почтовому ящику. Прошло две — три минуты; дверь открылась.

— Что нужно, сэр? Здесь никто не желает вас видеть, босс.

Гвельвада видел безмятежное лицо негритянки за полуоткрытой дверью.

— Напротив, уверяю вас, кое-кто хочет меня видеть. Мисс Виола Стейнинг. Только не говорите мне, что её нет.

— Я говорю вам, босс, мисс Стейнинг не хочет никого видеть. Думаю, она плохо себя чувствует.

Гвельвада обезоруживающе улыбнулся.

— Уверяю вас, она меня ждет. Скажите, она где?

Хрустнула банкнота. Пока Гвельвада шуршал новенькими бумажками, глаза неотрывно следили за источником звука. Он протянул купюры и повторил:

— Где она?

Служанка сдалась.

— В глубине дома, босс… в конце коридора. Но мне кажется, ничего хорошего из разговора с ней не выйдет.

Эрнест ухмыльнулся.

— Неважно, я сам разберусь.

— Ладно, босс. Но говорю вам, она зла на весь свет.

Служанка придержала дверь, впуская Гвельваду, заперла её и исчезла наверху.

Эрнест медленно прошел по коридору и открыл дверь в конце. Большая комната, и хорошо обставленная. В углу крутился патефон. Пластинка уже кончилась, но его не выключили, и лишь игла со странным шорохом скользила по дорожке. На кушетке полулежала молодая женщина, рядом — столик с дюжиной бутылок и стаканами.

Она тупо уставилась на Гвельваду и вяло прохрипела:

— Чего надо?

Гвельвада взял стул, поставил его рядом с кушеткой, сел и сказал:

— Мисс Стейнинг, позвольте представиться. Меня зовут Эрнест Гвельвада и, что бы вы не думали, уверяю, я весьма приятный человек — ну, временами — а сейчас один из тех моментов, когда я просто неотразим.

Она тупо глядела на него, пытаясь улыбнуться.

— Что вы хотите?

Гвельвада пожал плечами.

— Я надеялся, вы предложите мне выпить. Хотел поговорить о чем-то очень важном.

Она чуть шевельнулась. Гвельвада видел, что даже пьяная она очень красива.

— Если хотите выпить, берите. Все там. Так что действуйте самостоятельно.

Гвельвада окинул взглядом бутылки. Выбрал одну, взял стакан, и налил немного рома.

— Мисс Стейнинг, поверьте, вы мне очень симпатичны. Я знаю, что вы не желаете никого видеть, но дело очень важное, и я решил, что надо с вами встретиться.

Она буркнула:

— Ничего важного. Не хочу я ни с кем говорить.

Гвельвада пригубил ром.

— Но, думаю, со мной вы поговорите.

— Да? Это почему?

— Потому что Хуберт Гелерт был по уши влюблен в вас. Какая женщина откажется поговорить о том, кто был в неё влюблен?

Она медленно произнесла:

— Откуда вы знаете? Тоже суете свой нос?

Он покачал головой:

— Я никогда так не делаю, мисс Стейнинг. На острове все знают, что Гелерт был без ума от вас. И знают, что он мертв. Подозреваю, правда, вам неизвестно, почему, так ведь?

— Да кто вы, тысяча чертей? Полицейский? Я смертельно устала от полиции.

Гвельвада кивнул.

— Спорю, это так. А что до меня… я тоже не люблю полицию, и я не из них. Предположим, я друг Хуберта, старый друг, и что я очень хочу понять, кто его убил. Подозреваю, вы не знаете?

— Не знаю. И при чем тут я?

— Вы не знаете, почему он поехал на виллу в ту последнюю ночь, мисс Стейнинг?

Она покачала головой.

Гвельвада наклонился к ней. Тихий, полный сочувствия голос, казалось, зачаровывал девушку. Ее глаза чуть прояснели.

— Но вы видели его той ночью, правда? Или говорили с ним?

Она тупо промямлила:

— Не помню… Я не помню…

— Вы хорошо его знали? Вы ему очень нравились. Он хотел на вас жениться, правда? Вы не можете вспомнить, почему он поехал на виллу Эвансли? У него не могла быть там назначена встреча? У него не могла быть там назначена встреча с вами? голос становился все жестче.

— Какое вам дело? Он мертв, его не вернуть. И говорить не о чем.

Гвельвада допил ром и решил, что согласен с ней.

— Не буду вам больше надоедать, но если вдруг как-нибудь, мисс Стейнинг, вам понадобится друг, найдите меня. Я остановился в «Кливленде», рядом с отелем «Леопард». Не забудьте. Если захотите выговориться, заходите. Спокойной ночи.

Он тихо вышел из комнаты.

Когда он ушел, Виола на мгновение напряглась и попыталась думать. Потом пожала плечами и потянулась к бутылке.

Гвельвада медленно возвращался, весьма довольный встречей с Виолой Стейнинг. Девчонке безумно повезло, — думал он. Как она хороша даже в таком виде! Но служанка права. Пользы от разговора никакой.

Он ломал голову, как действовать дальше. Что бы ни происходило, следовало довести все до ума. Он улыбнулся. По крайней мере, хоть немного все удастся раскачать.

В номер Эрнест вернулся около десяти. Зашел в гостиную, окинул взглядом веранду, включил свет. Подошел к буфету и налил выпить. Повернувшись, он заметил на столике телеграмму.

"У меня есть информация по вашему запросу об аренде квартиры в Майами, которая может оказаться полезной, если вы готовы заплатить комиссионные.

Мэри Велингтон"

Гвельвада улыбнулся и допил бокал. Потом разделся, натянул плавки, накинул халат, закурил и побрел к пляжу. Он был почти счастлив и мурлыкал под нос свою любимую испанскую серенаду.

Глава восьмая

I

Не успела Тельма Лайон позавтракать, как зазвонил телефон. Она встала, сняла салфетку и не спеша направилась к нему. Звонок мог значить все. Или ничего.

Тихий, типично материнский голос спросил:

— Миссис Лайон? Я — миссис Велингтон. Может, вы обо мне слышали, может нет. Лучше я напомню. Кажется, как-то давно я вам писала. Не помните? Я была в Лондоне и готовила описание особого вольера. Помните, меня интересовали птицы семейства перепелиных? Я говорила тогда, что у меня необычная коллекция.

Тельма протянула:

— Да… Может быть, вы как-нибудь приедете и мы поговорим. Думаю, мне это интересно.

— Я предпочла бы поскорее, — сказала миссис Велингтон.

— К скольки вы доберетесь, миссис Велингтон? Сейчас половина одиннадцатого.

— Я уже почти здесь, — ответила миссис Велингтон. — Я говорю из автомата за углом.

— Прекрасно, если вы так близко, я жду вас.

Тельма повесила трубку и позвонила в колокольчик.

— Передай мистеру Айлесу, — велела она служанке, — что у меня с утра важные дела, и я хочу побыть одна. Скажи, что буду счастлива видеть его на ланче, но не раньше. Поняла?

Служанка кивнула и вышла.

Тельма подошла к камину, взяла с полки пудреницу и припудрила носик. Внутри поднималось смутное раздражение. Никогда раньше, какую бы специфическую работу для мистера Квейла она не выполняла, он не вмешивался и не давал указаний — всегда считалось, что агент начинает и заканчивает работу самостоятельно. Она пожала плечами. С мистером Квейлом никогда нельзя загадывать наперед, что само по себе и неплохо.

Она закурила. В общем и целом, у Квейла верная система. Ты знаешь ровно столько, сколько необходимо — если не доходишь до остального сам, и иногда ты даже знаешь, что делаешь. Она перешла на эту ступень. Она знала. И недоумевала, почему Квейлу неймется.

Через три минуты пришла миссис Велингтон. В розовом ситцевом платье выглядела она очень мило и очень консервативно. Тельме она понравилась.

— Будьте добры, садитесь. Не желаете сигарету, кофе? Или чего-то еще?

— Нет, дорогая, спасибо. Я только сделаю, что нужно, и пойду. Понимаете, я здесь только на два дня — максимум три — и хочу увидеть как можно больше, пока не объявят посадку на мой рейс.

— Так вы сразу возвращаетесь в Англию?

— К сожалению, да. Здесь так мило, и я бы осталась еще, но… — она повела плечами, — наш работодатель, назовем его так, загрузил работой.

22
{"b":"5897","o":1}