ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я вернулась в Майами. Тут давно была моя штаб-квартира. Я знала, что бесполезно везти Виолу Стейнинг силой. И мне категорически нельзя близко с ней сходиться.

— Правильно. Кто знает, и вас могла сожрать акула, — он мило улыбнулся. — Хотел бы я быть на её месте. Но вы правы. И вы придумали план?

— И я придумала план. Вернулась в Англию, нашла миссис Стейнинг. Сказала, что лучше бы Виоле вернуться в Англию к мамочке. Заверила, что сделаю все, чтобы её убедить. Другими словами, обеспечила себе готовую отмазку. Потом пришла в «Ченолт». Когда-то я была знакома с Джоном Вэллоном, и он вполне подходил. Наплела историю о нехорошей Виоле Стейнинг. Вэллон поверил, и сперва я думала, что и Айлес тоже. Сейчас я думаю, что Айлес не верит.

— Ага, — кивнул Гвельвада. — Это хуже всего. И что с Айлесом?

Она улыбнулась.

— Я скормила ему другую историю, Эрнест — более захватывающую. Запутавшись в убийстве Гелерта, он сбежал в Майами. Он умен, этот Айлес. Сначала я пыталась вытурить его отсюда: поняла, что пользы от него уже не будет. Наняла местного детектива — гориллу по имени Джек Карно — выставить его отсюда в Англию.

Гвельвада кивнул. Она продолжала:

— Не вышло. Айлес слишком хитер. Он явился сюда, и я использовала историю номер два. Предложила ему вернуться на Черную Багаму. Якобы очевидно, что полиция не подозревает его, потому что они не пытались связаться с американскими властями. Я сказала, что у бывшего любовника есть пара моих писем; что этот человек охмуряет Виолу Стейнинг ради её денег; что я не могу вмешаться, потому что иначе он станет меня шантажировать. Айлес поверил. И дневным рейсом вернулся на Черную Багаму.

— Ясно. Что он намеревается делать?

— Надеюсь, ничего. Я просила ничего не делать до моей команды.

— И вы думаете, он так и поступит? — спросил Гвельвада.

— Уверена. Похоже, он в меня влюблен.

Гвельвада согласился:

— Очень может быть. Почему бы и нет? Вы сказали, он умен. А какой мужик перед вами устоит, Тельма? Скажу по секрету, верьте или нет, но даже я — Эрнест Гвельвада — странно привязался к вам. Клянусь!

Она улыбнулась:

— Как мило!

— Отнюдь, — беззаботно отмахнулся Гвельвада, — это естественно. Такие красавицы меня всегда привлекают. Но продолжим… Если Джулиан Айлес будет торчать на Черной Багаме, если он умен и его непросто напугать, если он справился с вашим Джеком Карно, я запросто могу использовать его в качестве подставки.

— Возможно. Я слышала, Эрнест, что ваши методы иногда… ну, жестоки.

— А почему нет? Жизнь тоже часто жестока. Вы боитесь за Джулиана Айлеса?

Она протянула:

— Я бы не хотела, чтобы с ним произошло что-нибудь плохое, — без необходимости.

Гвельвада заверил:

— Тельма, я никогда не причиняю неприятностей без необходимости. Я бы выпил еще, может, присоединитесь? Выпьем за успех совместного дела. И я пойду. Я прибыл на маленьком быстром самолетике. Но он не вполне надежен. Мотор гремит, как консервная банка. Но все равно, путь недалек, и Эрнест Гвельвада всегда верит в милость Господню.

Она спросила:

— Легко ночью приземляться на Черной Багаме?

— Нет. Но в такую ночь, когда в лунном свете все видно, как днем, и с таким дурацким самолетом, вы либо приземляетесь нормально и где нужно, либо не судьба. Кроме того, — он перешел на таинственный шепот, — я не сказал, я считаюсь классным авиатором.

Она встала и направилась к бару.

Гвельвада попросил:

— На этот раз маленький самый сухой «мартини» — если можно.

Она рассмеялась.

— Это кем же нужно быть, Эрнест, чтобы пить «мартини» после рома!

Гвельвада пожал плечами.

— Никогда не думал о таких пустяках. Мне безразлично. Голова у Эрнеста Гвельвады крепкая.

Он встал, подошел к ней и взял бокал:

— Мадам, за наше смелое предприятие. У него, конечно, может быть только один исход — удачный.

Голос его стал серьезным.

— Вы продолжите развлекаться. Будете плавать, кататься на яхте, ходить на вечеринки. Но вы всегда будете в этой комнате в десять часов вечера, потому что с десяти до одиннадцати могу звонить я. Запомнили? А если я сказал — в десять, будьте добры быть пунктуальной. После одиннадцати вы птица вольная, но с десяти до одиннадцати будете сидеть у телефона.

Она кивнула.

— Ясно. А вы очень решительны, правда?

Гвельвада улыбнулся.

— Дорогая Тельма, разве вы этому не рады? Вы бы желали работать с мужчиной, который неуверен в себе? Будьте хорошей девочкой. Делайте, что говорят. И вы сделаете, потому что вы очень хорошая девочка.

— Допустим… Замечательно. Я буду ждать звонка. Удачи вам, Эрнест.

Гвельвада взял её руку, склонился над ней и мягко поцеловал.

— Однажды мне будет позволено поцеловать ваше плечо — и если мне повезет, дойдет и до губ. До встречи, Тельма. Мои наилучшие пожелания…

Он поставил стакан и исчез.

После его ухода Тельма долго стояла неподвижно. Как и многие другие, она начинала осознавать разрушительную сущность мистера Эрнеста Гвельвады. Потом пожала плечами и вернулась к фортепиано.

Гвельвада остановился уже на той стороне лужайки и с восхищением прислушался к аккордам. Потом, мурлыкая под нос, пересек патио и, держась в тени, вышел черным ходом. Только на обочине бульвара он остановился закурить.

И тут из тени прозвучал тихий голос:

— Мистер Эрнест Гвельвада?

Гвельвада не шелохнулся, защелкнул зажигалку и курил.

— Да? — спросил он.

— Отступите чуть назад. Я хочу поговорить. Меня зовут Вилли Фрим. Я агент Федерального Бюро Расследований.

— Ладно…

Гвельвада, будто в задумчивости, прошел пару шагов, вернулся и скрылся в тени.

Стройный мужчина лет тридцати стоял, прислонившись к стволу пальмы. Лицо его Гвельваде понравилось.

Фрим сказал:

— Ваш босс Квейл связался с Гувером, и к нам в штаб-квартиру Майами пришли инструкции. Мистер Квейл подумал, что вам может вдруг понадобиться наша помощь. Меня назначили работать с вами.

Гвельвада улыбнулся.

— Мой уважаемый босс заботится обо всем. Смешно то, что обычно он прав. Приятно познакомиться, мистер Фрим. Думаю, обо мне вы слышали, как и большинство людей вашей профессии.

Фрим усмехнулся.

— Еще бы! Я слышал, вы высокого о себе мнения, и обычно заслуженно. Ладно, а вот я.

Он сунул руку в карман и вытащил обычный кожаный бумажник с идентификационной карточкой агента ФБР.

Гвельвада посмотрел на нее.

— Мне этого достаточно.

— Если вы хотите поговорить, ниже по улице у меня стоит машина. Можем посидеть там. Я ждал вашего прибытия. Мы следили за самолетами с Черной Багамы. Когда этим утром вы появились в аэропорту, мне сообщили. Я сидел у вас на хвосте весь день. Думаю, нам неплохо было бы поговорить.

— Чрезвычайно разумно, и верьте или нет, друг мой, вы появились очень вовремя. Идемте в машину, покурим. Нам многое нужно обсудить.

— Идет. Сюда… — и они растворились в тени.

Глава девятая

I

К одиннадцати утра уже палило невыносимо. Гвельвада выбрался из постели, принял ванну, надел халат и вышел на веранду. Он отхлебывал кофе, мурлыкал под нос и раздумывал о клубке той безумно интересной ситуации, в которую влез.

В конце концов он вернулся в гостиную, позвонил в «Леопард» и попросил мистера Джулиана Айлеса. Он ждал, мило улыбаясь самому себе.

Айлес взял трубку.

— Мистер Айлес? Позвольте представиться. Меня зовут Эрнест Гвельвада. Я коммивояжер, и у меня очень нужная продукция. Ваше имя мне назвала самая красивая женщина, которую я встретил в Майами. Мне кажется, неплохо будет нам с вами переговорить, а?

Пауза. Потом Айлес спросил:

— Она передала мне инструкции?

— Ну конечно, — непринужденно заявил Гвельвада. — Очень важные. Как насчет виски в шесть вечера?

— Замечательно.

— Превосходно, я в «Кливленде» — рядом с вашим отелем. Жду вас в шесть.

25
{"b":"5897","o":1}