ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Карта Иоко
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Уйти красиво. Удивительные похоронные обряды разных стран
Билет в один конец. Необратимость
Плен
Долина драконов. Магическая Практика
Ведьма и бесполезный ангел
Темные стихии

— Приду, — пообещал Айлес и Гвельвада повесил трубку.

Он лениво оделся, залез в машину и медленно выехал из города. Через полчаса он уже сворачивал на проселок и тормозил возле лачуги Меллина.

Меллин сидел на ступенях развалившейся веранды. Когда рядом возник Гвельвада, он поднял глаза.

Гвельвада сел рядом.

— Мне жаль, мой друг, но на этот раз со мной нет выпивки, что, может, и к лучшему, потому что ты будешь внимательно слушать. Для тебя есть указания.

Меллин мрачно буркнул:

— Я молил Бога больше вас не увидеть.

Гвельвада пожал плечами.

— На этом свете многие хотели бы никогда со мной не встречаться. Хотя их судьба тебе неинтересна — если будешь делать, что говорят. Слушай. На остров приехал джентльмен по имени Джулиан Айлес. Мистер Айлес, думаю, очень умный человек. Он живет в отеле «Леопард». Этой ночью он тебя найдет. Возможно, часов около восьми-девяти. И даст тебе инструкции, которые ты в точности выполнишь. Все ясно?

— Ага, — кивнул Меллин, — ясно. Во что я влип?

Гвельвада отозвался:

— Если сделаешь, как я сказал, не влипнешь ни во что — по крайней мере, особого вреда не будет. Я уже объяснял, что намного безопаснее слушаться меня. Если хочешь, чтобы про твою причастность к смерти Сэндфорда забыли, советую вести себя хорошо.

— Хорошо… хорошо… Я ведь так и делаю, а?

— Превосходно, — сказал Гвельвада. — Теперь ты наймешь или как-нибудь заполучишь быстроходную моторку. Заправишь её бензином. Поставишь на якорь недалеко от залива, но чтобы была незаметна. Когда сделаешь это, вернешься сюда и будешь ждать мистера Айлеса. Ясно?

Меллин сказал:

— Ладно, я достану лодку, но это обойдется недешево.

— Естественно…

Гвельвада вынул пачку денег и протянул их Меллину.

— Теперь повтори, что надо сделать.

Меллин повторил.

Гвельвада встал.

— Проверь, чтобы лодка была хорошая. Вернись к полудню. Жди мистера Айлеса. И никакой выпивки. Ты будешь трезвым, или я с тобой разберусь. Удачи.

Гвельвада повернулся и ушел.

II

В начале седьмого Гвельвада увидел Айлеса из окна. Он с восторгом смотрел на приближающуюся высокую фигуру. Айлес ему понравился — ленивая, небрежная походка, идеально сидящая одежда. Он вздохнул и пробормотал:

— Le style c`est l`homme![3]

И пошел в холл. Как только Айлес появился на ступенях веранды, Гвельвада открыл дверь. Он стоял в прохладном холле и улыбался. На нем была черная крепдешиновая пижама, алый с черным халат, из кармана изящно выглядывал надушенный носовой платочек.

— Мистер Джулиан Айлес? Я — Эрнест Гвельвада… к вашим услугам… И что вам известно?

Айлес ухмыльнулся и протянул руку.

— Не так много. Честно, я немного смущен.

Гвельвада пожал плечами и повел его в гостиную.

— Садитесь, Джулиан — я буду звать вас Джулианом, потому что испытываю к вам почти братские чувства. А вы зовите меня Эрнест, — он одарил англичанина улыбкой. — Многие друзья зовут меня Эрни, ведь друзьям, втянутым в такой серьезный бизнес, это позволительно. А пока я приготовлю большой холодный коктейль.

Айлес сел, взял сигарету из пачки со столика и сказал:

— Так дело будет серьезным, да? Очень рад. По крайней мере, хоть что-нибудь произойдет.

Гвельвада, который возился в бутылками возле бара, оглянулся через плечо.

— И ещё как! Друг мой, вы будете в восторге от событий, последствий и всего, что получится. Будут ли последствия? он беззаботно махнул рукой. — Клянусь, жизнь ваша становится крайне интересной. Так всегда бывает, когда рядом Эрнест Гвельвада.

Он принес бокалы с ромом, лимонным соком и льдом на столик. И принялся расхаживать по комнате.

— Пейте, Джулиан, и слушайте. Слушайте внимательно.

Айлес с улыбкой заметил:

— Я всегда внимательно слушаю. Приходится. Мне в разное время плели столько историй, что приходится тщательно проверять факты.

Гвельвада резко обернулся.

— Нет нужды беспокоиться, — теперь лицо его стало серьезным, а голос чуть мрачным. — В фактах всегда можно положиться на Эрнеста Гвельваду. Все, что необходимо, — делать то, что сказали, и ничего больше.

Айлес дружелюбно улыбнулся, взял бокал, отхлебнул и сказал:

— Очень хорошо! Мне очень нравится. Спасибо.

И, все так же улыбаясь, небрежно спросил:

— А если я не стану делать то, что сказано?

Гвельвада в изумлении воздел руки.

— Таких препятствий никогда не возникало. А поверьте, я знаю, о чем говорю. Значит, если вы не будете делать, что сказано?

Тон его снова сменился, в голосе появились металлические нотки. Даже на Айлеса с его флегматичной натурой влияла странная энергия, исходящая от Эрнеста Гвельвады.

— Если вам это не понравится… Ну, тогда мне придется кое-что пересмотреть, дорогой Джулиан. Например, убийство Гелерта. Вы вернулись на остров, не сомневаюсь, побывали у комиссара полиции. И преподнесли майору Фалстиду правдоподобную версию своего внезапного исчезновения. Но дело в том, друг мой, что они ещё не нашли убийцу. И непохоже, что найдут, если только его, как фокусник кролика из шляпы, не вытащит… кто? Кто, кроме Гвельвады?

— Так вы знаете убийцу?

Гвельвада кивнул.

— Я знаю, кто убийца… Еще бы! По крайней мере, знаю, что могу выставить кое-кого в таком свете, что докажу его вину. Если я так сделаю, для вас это будет прекрасно, правда, Джулиан? Но предположим, этого не будет; предположим, по мановению волшебной палочки я раскопаю улику против мистера Джулиана Айлеса? Как вы думаете, что с ним будет?

Айлес подумал, что с Гвельвадой очень сложно иметь дело. Что под мирной и улыбающейся оболочкой скрывается торнадо — абсолютно безжалостный человек, способный на все.

Он вздохнул.

— Что за игра, черт бы её побрал… Эрни… Пока мы ещё друзья!

Гвельвада взял от стены тростниковый стул и поставил его в паре футов от Айлеса. Взгромоздился на него, дотянулся до стакана и жадно глотнул.

— Я скажу об этой игре ровно столько, сколько захочу. Но сначала поговорим о другом. Я многое в вас начинаю понимать. У меня всегда был нюх кадровика. Дьявол, были времена, когда я слыл почти колдуном. Я в Майами разговаривал с нашей общей знакомой — очаровательной и восхитительной миссис Лайон, которая, кажется, была вашей клиенткой.

Айлес покачал головой:

— Почему была? Почему не есть?

Гвельвада милостиво улыбнулся.

— Теперь я — ваш клиент… Но продолжу. Думаю, вам нравится миссис Лайон, не так ли? Нравится несмотря на то, что наплела по крайней мере одну сказку.

Айлес отпил из бокала.

— Не скажу, что она рассказала мне сказку. Она описала мне случай, над которым предстояло работать, ещё в Англии. Ну, это была не совсем правда, но почти. Когда я нашел её в Майами, она мне объяснила, почему тогда не сказала всего. И рассказала правду. А потом попросила меня вернуться и ожидать её указаний.

Он пожал плечами и мило улыбнулся Гвельваде, который косо смотрел на него.

— Вот этих указаний я и ждал, — информацию для работы, он рассмеялся. — И не ожидал встретить торнадо вроде вас!

Гвельвада склонился вперед и ткнул пухлым пальцем в Айлеса.

— Это один из приятных сюрпризов в вашей жизни. Но вернемся к нашим баранам. Теперь говорю я, и утверждаю, что миссис Лайон никогда не говорила правды. Она никогда не говорила правды, потому что не говорила всей правды, а если вы хотите знать, почему красавица Тельма так поступила, я скажу. Потому что она умница, замечательная личность и потому что она всегда выполняет, что ей сказано. И еще, — продолжил он, — она очень рассердится, друг мой, если вы не сделаете того, что скажет Эрнест Гвельвада.

После длительной паузы Айлес спросил:

— Да? Интересно, почему?

Гвельвада встал и заходил по комнате. Вечерний бриз шелестел легкими занавесками.

вернуться

3

Стиль делает человека! — франц.

26
{"b":"5897","o":1}