ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Звезда Напасть
Всеобщая история любви
Здесь была Бритт-Мари
Входя в дом, оглянись
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!
Королевство крыльев и руин
Никогда тебя не отпущу
Там, где кончается река
Список заветных желаний

Теперь посмотрим… Может случиться, что этой ночью быстроходная рыбацкая шхуна покинет остров. Ну, и куда она пойдет? — он повернулся, подошел к окну и указал на море. Слева от нас, вдали, остров Насау. Справа — вытянутое побережье Америки, и Майами — почти напротив. Впереди и чуть правее, между нами и Майами, — небольшая группа коралловых рифов. Пара из них обитаемы. Другие пустынны, или считаются таковыми. По моему мнению, тот, кто хочет добраться до Большой земли, обойдя стороной Майами, должен иметь запас бензина для заправки. Ваша с Меллином задача — дрейфовать возле рифов. Возможно, выдастся славная ночка. Вы будете предельно осторожны, там есть дюжина мест, где можно спрятать лодку.

— Понял, — кивнул Айлес. — Но если они не зайдут на рифы, что нам делать?

— Зайдут. Все здешние лодки — даже самые большие — могут взять бензина только до Майами. Но это им не нужно. Они не осмелится. Придется зайти на рифы.

— Ну, а если так?

— Все очень просто, — сказал Гвельвада. — Они не должны отсюда выбраться. Любым способом уничтожьте лодку. Поняли, друг мой? — он забрал стакан из рук Айлеса.

— Прекрасно понял. Помните, я все поставил на вас, Эрни.

— Почему нет? Мне кажется, неплохая ставка.

II

Одиннадцать часов. Полная луна выплыла из-за темных туч и озарила залив. Гвельвада сидел на траве, прислонившись к пальме, курил и любовался этой красотой. Гвельваде нечему было огорчаться. Жизнь для него — игра в шахматы, которую он обожал, если фигурки двигались так, как ему хочется. А если нет, он что-нибудь творил. Он несгибаем, не знал страха и щепетильности, потому что безоговорочно верил в себя и свое дело.

А сейчас он думал о Джаквесе, пытался понять мысли этого умного, тихого негра, который планирует на столько ходов вперед. Гвельвада решил, что Джаквес, как и многие другие, не видит просчетов до тех пор, пока его не напугают.

Гвельвада пожал плечами. Некоторых испугать очень несложно. Они достаточно храбры для дела, потому что видят его преимущества; потому что надеются выйти сухими из воды. Часто они упускают пару пунктиков. И спотыкаются. Их затягивает, и паника обеспечена. В такой момент на сцене появлялся Гвельвада. С Джаквесом такой момент наступил.

Эрнест встал и смахнул воображаемые былинки со своих темно-синих брюк. Тихо напевая, он направился к заливу.

Он думал об Айлесе. Гвельвада, великий знаток людей, понимал, что под развеселой внешностью скрывается преданный и принципиальный человек. Это одно. Второе: Айлес с ума сходит по Тельме Лайон. Он улыбнулся. Это второе и может стать самым главным. По этим двум причинам Айлес будет слушаться.

Он замедлил шаг, дойдя до пришвартованной лодки. Где-то в рубке тихий, низкий голос мурлыкал:

Девочка с ореховой кожей и блуждающим взором,

Ты молчишь, но ты такая умница,

Молчат твои сладкие губки,

За них говорит танец бедер.

Меня в дрожь бросает, когда ты танцуешь

Перед этими ублюдками с роскошных яхт.

Гвельвада спустился по деревянному пирсу и остановился у края причала.

— Джаквес… — позвал он.

Джаквес вынырнул из тени рубки.

— Добрый вечер, мистер Гвельвада. У меня все готово, как вы и заказывали. Да, сэр! Все в порядке. У нас будет знатная рыбалка.

— Превосходно, — Гвельвада шагнул в лодку и спустился в рубку. — Чудная ночка. Друг мой Джаквес, я пришел к выводу, что ночь слишком хороша для погони за рыбой — даже за таким чудищем глубин, как акула. Сегодня я поэт. Мне нравится лунная дорожка, темные тени рифов. Заводись, друг мой. Давай побродим по лунной воде. Давай пойдем, куда глаза глядят. И, если можно, выпьем немного виски.

Джаквес ухмыльнулся.

— Вы хозяин, мистер Гвельвада. На этой лодке лучшее виски на острове. И кофе. У меня есть все. Бутылка в каюте… и бокалы, и лед.

Он завел мотор.

Гвельвада спустился в каюту и вернулся в бутылкой, бокалами и графином холодной воды, извлеченным из холодильника. Он сел на банку и взглянул на Джаквеса.

Джаквес стоял за рулем, стройный, гибкий и спокойный. Правая рука — на спицах штурвала, левая висит вдоль бока. Гвельвада отметил силу его тонких пальцев, втянутый живот, худые, мускулистые ноги, крепкие плечи. На черные уши натянута красная с голубым кепка. Джаквес улыбался, сверкая в сумерках белыми зубами. Крепкий тип, — подумал Гвельвада.

Он налил себе и сидел, молча глядя за борт на водяную пыль, летящую за лодкой по направлению к острову Медведя.

После долгого молчания Гвельвада тихо спросил:

— Почему не остановиться здесь? Какая здесь глубина?

Джаквес пожал плечами.

— Не так много. Здесь очень долго мелко. Глубоко будет намного дальше. Футов двадцать, не больше.

— Брось якорь. Остановимся здесь. И давай поговорим, — он улыбнулся Джаквесу.

— Почему нет? Вы босс, мистер Гвельвада.

Джаквес оставил штурвал, выключил мотор и прошел на нос.

Гвельвада услышал плеск падающего якоря. Через минуту Джаквес вернулся и спрыгнул в кокпит.

Гвельвада сказал:

— Садись, друг мой, напротив меня. Вот твой бокал. Сигарету?

— О, я не откажусь от ваших сигарет, мистер Гвельвада, сказал Джаквес. — Очень хорошие. Вы шикарный джентльмен, высший класс.

Он сел, взял бокал и предложенную сигарету.

Гвельвада с кривой улыбкой хмыкнул:

— Я могу себе позволить быть добрым. Ты же знаешь, это традиция — исполнять все пожелания смертника.

— Да? — Джаквес звонко рассмеялся. — Что же будет со мной, мистер Гвельвада?

Гвельвада ответил с самой очаровательной улыбкой:

— Ты умрешь, Джаквес.

И вынул руку из кармана пиджака. В ладони черной тенью лежал пистолет.

— Послушайте, мистер Гвельвада. Вы шутите! Вы ведете какую-то игру…

— Я не играю. Пейте. Курите. Я буду с вами говорить, Джаквес. Вам это будет интересно. Скажете, когда вы подцепили акулу, вы гоняете её до изнеможения, так? Это очень долго, мой черный друг, да? Но в конце концов она устанет. Вы подтаскиваете её к борту или к корме. А что потом?

Джаквес смутился:

— Потом я её убиваю.

— Точно, — кивнул Гвельвада. — Когда вы её подтащите, как вы её убиваете?

— Как это? Здесь есть револьвер — солидная пушка 45-го калибра. Приходится всадить в неё четыре-пять пуль.

— Верно, — почти небрежно бросил Гвельвада. — Думаю, вам больше нигде не приходилось его использовать. Вы держите его на борту для акул, но не использовали на человека, правда?

Джаквес взорвался:

— Слушайте, мистер Гвельвада, какого черта!

— Тихо! Разговоры не помогут. А теперь скажи мне… — он устроился поудобнее, — ты ведь помнишь мистера Джулиана Айлеса, правда? Англичанин, который заставил тебя отвезти его в Майами, потому что оказался замешан в убийстве человека по фамилии Гелерт?

— Еще бы, помню. Ну а мне-то что? Он сел в лодку и наставил пистолет, как вы сейчас. И заставил гнать в Майами…

Гвельвада отмахнулся.

— Я все это знаю. Но что ты сделал, прибыв в Майами, Джаквес? Сказать? — он откинулся назад и затянулся, явно наслаждаясь собой. — Скажу. Считалось, что ты заправишь баки и отправишься восвояси. Никто не мог представить, что тебя будет волновать мистер Гвельвада. Но это было. Ты высадился в Майами, пришел к типу по имени Джек Карно — частному детективу. И сказал мистеру Карно, что одному человеку в Майами — миссис Тельме Лайон — будет очень интересно, что прибыл Айлес. Ты знал, что миссис Лайон в Майами. Знал, где она живет. Ты очень много знал о ней. И Карно связался с миссис Лайон, а ты вернулся на Черную Багаму. Ты думал, что мистеру Айлесу конец; что Карно разделается с ним; что миссис Лайон уберет его с дороги, потому что подозрение в убийстве могло нарушить её планы. И, увидевшись с Карно, ты вернулся.

Джаквес протянул:

— Не знаю, о чем вы, мистер Гвельвада.

Эрнест улыбнулся.

— Нет, знаешь, друг мой. Ты все знаешь. Ты знаешь, зачем в самом деле приехала на Черную Багаму миссис Лайон, а если нет, то знают твои хозяева.

28
{"b":"5897","o":1}