ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да. Обычно дурная смесь. Что она натворила?

Она уютно откинулась в кресле, устроив руки в розовых перчатках на подлокотниках, откинула головку и смотрела на него сквозь полуприкрытые веки.

— Немало, Джонни. Ее мамочка решила, что ей хорошо бы попутешествовать. И она путешествует. Никола долго не получает от неё известий. Ты знаешь Багамы?

Вэллон покачал головой.

— Я там никогда не был, но я видел карту. О какой части речь?

— Остров под названием Черная Багама. Она сейчас там.

— И подозреваю, заварила кашу? — поинтересовался Вэллон.

Она кивнула.

— Вот именно. Я не знаю девушки с такой склонностью вляпываться в неприятности.

— Хорошо, давай конкретнее, — сказал Вэллон. — Что такое? Ее шантажируют, или «Ченолт» должно откупиться от оскорбленной жены, чей муж сбежал с нашей крошкой Виолой с прямого и узкого пути истинного?

— Ты опять ошибся, Джонни. Возможно, и это тоже. Но главное, её мамочка хочет, чтобы она покинула остров. Чтобы вернулась домой. Она наслушалась о Виоле всякого — и не слишком хорошего.

— Понятно, — кивнул Вэллон. — Нужно послать агента на эту Черную Багаму, чтобы он приволок красавицу домой подмышкой?

Она покачала головой.

— Нет, Джонни, это не пойдет. Ехать должен ты.

— Понимаю… — протянул он. Повисла долгая пауза. — Почему?

Она пожала плечами:

— Ну… в этом одна из проблем. С девушкой непросто общаться. Нужен кто-то вроде тебя. Я рассказывала Николе, что ты умен, как сам дьявол; что ты мозговитый и очень упрямый; что сколько бы тебя не искушала красотка, если ты на задании, ты её не заметишь.

Вэллон ухмыльнулся.

— Спасибо на добром слове, Тельма. Так ты полагаешь, что мой агент поддастся соблазну, морально погибнет и не вернется?

— Я ничего не полагаю, Джонни. Но я ей сказала, что это задание как раз для тебя, и что ты возьмешься за него ради меня.

— Не думаю, что это было разумным, а, Тельма?

Она серьезно посмотрела на него.

— Что ты подразумеваешь?

Вэллон беспристрастно ответил:

— Я никогда не верил попыткам раздуть старую золу, и у меня сейчас полно дел. К тому же, — он смотрел мимо нее, — я очень счастливо женат.

— Понимаю. Ты не отказываешься, правда, Джонни? Или, вернее, ты мне не откажешь?

Вэллон встал и заходил по кабинету. Через какое-то время он спросил:

— Слушай, Тельма, почему миссис Стейнинг не пришла ко мне сама?

Она смотрела на него через плечо.

— Потому что она не в порядке. Она в частной лечебнице. Ее нервы ни к черту не годятся, она слишком беспокоится об этой девчонке. А я её лучшая подруга. Разве не естественно, что она попросила меня увидеться с тобой?

— Сильно она больна, Тельма? — спросил Вэллон.

— Достаточно. Не скажу, что лежит пластом, но волноваться ей нельзя.

Он остановился и присел на краешек стола.

— Хорошо, она могла написать, верно?

— Слушай, Джонни…в чем дело? Ты как помешался.

— Нет. А если бы да, то только на тебе.

— В каком смысле? — спросила она, сверкая в усмешке мелкими жемчужными зубками.

— Слушай, моя сладкая, мне кажется, миссис Стейнинг могла бы решить это дело сама, если бы хотела. Это делаешь ты, потому что… ну, я не знаю, почему, но ты что-то задумала.

Она улыбнулась.

— Так ты все ещё считаешь меня опасной?

— Я не считаю, — буркнул он, — Я знаю! … Посмотри на себя. Ты никогда не была так хороша и привлекательна. С каждым уходящим годом ты становишься чертовски более опасной и более привлекательной, чем прежде.

— Ты же не хочешь сказать, что испугался, Джонни?

Он покачал головой.

— Я не испуган. Я мудр. Заруби это себе на носу. Доченька миссис Стейнинг кажется мне довольно горячей штучкой. На острове она наверняка создала массу проблем такого рода, которые требуют, — он ухмыльнулся, — мужчины вроде меня — обеспеченного, тактичного и неподкупного. Значит, это действительно проблема, верно? Мне только любопытно, что она наворотила.

— Это ты должен выяснить, — сказала она. Еще одна пауза. Ставки велики, Джонни. Миссис Стейнинг очень богата.

— Насколько велики?

— Тысяча фунтов задатка; ещё тысяча на расходы, и, думаю, когда ты вернешься и притащишь с собой девчонку, устранив все проблемы на Черной Багаме, ты назовешь свою собственную цену. Понимаешь?

— Понимаю.

Он снова закурил и спросил:

— Где ты остановилась, Тельма?

— В Гайд Парк Отеле. Я ненадолго. Уеду завтра вечером. Во Францию.

— Я обдумаю и позвоню тебе завтра утром. Устроит?

— Придется смириться, верно, Джонни? — она состроила гримаску. — Знаешь, мне кажется, ты со мной немного резок. Или нет?

Он покачал головой.

— Если я и резок с кем-нибудь, крошка, то с собой.

Он посмотрел на часы. Она поднялась.

— Ну, думаю, тебе пора в театр встречать жену? По-моему, ей очень повезло. Я никогда не встречалась с ней, но мне кажется, ты для неё слишком хорош.

Вэллон молчал.

Она поправила накидку.

— Ну, до встречи, Джонни. Надеюсь, что действительно до встречи…

Он прошел мимо нее, открыл дверь в коридор и любезно распрощался.

— Пока, Тельма.

Она подошла вплотную.

— Замечательные духи. «Виза», да? — спросил он.

Она кивнула.

— Да. Ты необыкновенный мужчина, Джонни. Все та же память на запахи. Раз учуешь — никогда не забудешь.

Он стоял и улыбался ей.

Она спросила:

— Ты меня не поцелуешь, Джонни?

Он покачал головой.

— Зачем начинать, милая? Беги домой. Я позвоню.

Она вышла в коридор и вспыхнула улыбкой.

— Спокойной ночи, Джонни… и будь ты проклят!

Он смотрел ей вслед.

II

Марвин, управляющий «Ченолт», вошел в «Блю Пойнт Бар» на улице Джермин ровно в десять.

Марвин был средней комплекции и худ. Седеющие волосы тщательно причесаны, пальто хорошей ткани по фигуре, рыжевато-коричневые перчатки и зонтик в руках. Марвин — человек уравновешенный и методичный. Вэллон как-то сказал, что его работа требует уймы тактичности и немалого количества извилин. Каждый, кто когда-либо управлял двадцатью пятью агентами в сыскном бюро, вполне понимает, о чем речь.

Единственным недостатком Марвина был «Блю Пойнт Бар». Он притягивал его по причинам, неясным даже ему самому. На маленькой вилле в Уолтоне он выращивал тюльпаны и жил размеренной и спокойной жизнью с пухленькой, тихонькой, разумненькой женой. Но каждый раз, когда он попадал в «Блю Пойнт Бар», что случалось дважды или трижды в неделю и обычно поздно вечером, у него появлялось смутное ощущение, что однажды ночью он найдет нечто… нечто занятное. И на этот раз так и вышло. Он нашел Айлеса.

Айлес, облокотившись на стойку бара, болтал с девушкой.

Изящная штучка, — подумал Марвин. Пиджачок и юбочка — как вторая кожа. Сидит на высоком табурете, наклонившись вперед, и улыбается. Странные бледно-голубые глаза Айлеса (они были его самой запоминающейся чертой), казалось, постоянно меняли цвет.

Айлес был высок и строен. Фигура — голубая мечта всех портных. И вещи на уровне. Вернее, были. Орлиный глаз Марвина различил следы многих чисток, локти превосходно скроенного серого костюма чуть лоснились. К тому же, один из сверкающих полуботинок — ближний к нему — требовал внимания сапожника. Странно, что же с Айлесом?

Марвин прошел вглубь, нашел место возле стойки и заказал «Уайт Леди». Не успел бармен поставить перед ним выпивку, как позади раздался голос Айлеса:

— Приветик, папаша Марвин. Именно ты мне и нужен.

Марвин повернулся, улыбнулся.

— Привет, Айлес. Не думал увидеть тебя здесь так скоро.

Айлес смотрел на Марвина с открытой улыбкой.

— Почему?

— Мы слышали, у тебя были кое — какие проблемы в Южной Америке. Говорили, ты в тюрьме и выйдешь нескоро. Я бы побеседовал с тобой, но… — он покосился на девушку, — ты не один, верно?

3
{"b":"5897","o":1}