ЛитМир - Электронная Библиотека

Гвельвада спросил:

— Превосходно. Куда он пошел?

Айлес пожал плечами.

— Нам не было видно. Там везде заросли, лианы и кусты. Мы видели, как он вышел на берег, а потом исчез.

— А Меллин говорил, что на острове никто не живет?

Айлес покачал головой.

— Он сказал, что не думает, что на островах кто-нибудь есть. Изредка могут заплывать рыбаки. Иногда люди остаются здесь на недели, а потом возвращаются. Меллин сказал, что не знает этого рифа и не может точно сказать, есть ли там кто-нибудь.

Гвельвада кивнул.

— Так что вы сделали с мистером Джаквесом?

Айлес осклабился.

— Мы его угомонили. Он торчит на острове и не может выбраться. Думается, до Черной Багамы три — четыре мили. Мы подошли бортом к лодке Джаквеса. Меллин разбирается в лодках, как морской волк. Он кое-что сделал, и через двадцать минут она уже лежала на дне. Джаквес проклянет все на свете, прежде чем она снова будет на ходу.

Гвельвада одобрительно улыбнулся.

— Превосходно. Итак, мистер Джаквес сидит на крошечном необитаемом островке без лодки. Думаю, мы можем оставить его в покое.

Повисло пауза, потом Айлес сказал:

— Не хочу показаться любопытным, но могу я спросить, что будет следующим блюдом такого экстравагантного и волнующего меню?

— Мой друг, — сказал Гвельвада, — можете спрашивать о чем угодно. Если я захочу ответить — отвечу. Но сейчас как раз тот случай. Я расскажу, каким будет следующее блюдо.

Он взглянул на часы.

— Сейчас половина третьего. Вы допьете коктейль, сядете в свою машину и снова поедете к несчастному Меллину. Наверно, — Гвельвада улыбнулся, — это не приведет его в восторг. С Меллином, сами понимаете, разговор отдельный. Он всегда несчастен. Он смотрит на жизнь через темные очки, очень затемненные. Затащите его в машину, отвезете к заливу. Пусть держит лодку наготове, проверит бензин, и ждет. Я не могу точно сказать во сколько, но к вам присоединюсь. Запомнили?

— Запомнил, — Айлес откинулся на стуле. — Знаете, Эрни, можете не верить, но мне начинает нравиться работать с вами. Не знаю, чем все кончится, может, я раньше окажусь в тюремной камере, но, по-моему, это весело.

Гвельвада изобразил крайнее удивление.

— Ну конечно! … Какие могут быть сомнения? — он наклонился вперед. — Работать с мастером Гвельвадой должно быть весело. Почему, черт подери, иногда мне самому становится весело — очень весело! Помните… лодка должна быть готова через час. И будьте рядом, пока я не появлюсь. Счастливо, друг мой.

Он встал и исчез в другом конце бара.

II

Майор Фалстид, комиссар полиции, временами плохо спал. Часто он мечтал вернуться в Индию на прежнюю должность помощника судьи. Та жизнь была проще и меньше закручена, чем нынешняя. Во-первых, его беспокоило убийство Гелерта. Дело с мертвой точки так и не сдвинулось. Айлес вернулся на остров, но, насколько комиссар знал, не был причастен с убийству, разве что нашел тело. Уставившись в темный потолок он думал, что жизнь полицейского начальника Черной Багамы — не сахар. Слишком много здесь сплетников. Ему уже задают вопросы. Люди решили, что по острову разгуливает маньяк, готовый пристрелить следующую жертву.

Фалстид снова вздохнул, откинулся в постели, включил свет, взял из тумбочки сигарету и закурил. Зазвонил телефон.

В ушах Фалстида раздался вкрадчивый голос Гвельвады.

— Доброе утро, комиссар. Позволите представиться: меня зовут Эрнест Гвельвада. Уверяю, я не мелкая сошка. И мне совершенно необходимо немедленно с вами встретиться.

— Ну конечно!

Комиссар видел имя Гвельвады в списке приезжих — список приносили ему ежедневно. Он отметил его, и только. А сейчас спросил:

— Я так понимаю, дело ваше крайней важности, мистер Гвельвада?

— Это вы сказали. Уверяю вас, майор, вы и половины себе не представляете. Черт подери, это будет сюрприз. Я хочу поговорить о двух убийствах.

Фалстид вскинул брови.

— Двух? Двух убийствах?

— Именно, — подтвердил Гвельвада. — За последние шесть месяцев на острове произошли два убийства. Вы считаете, что только одно. Я укажу на второе. Так чтобы не терять времени, дорогой комиссар, предлагаю вам немедленно позвонить. Закажите срочный правительственный разговор с Майами. Попросите соединить с мистером Вилли Фримом, которого вы найдете в штаб-квартире Федерального Бюро Расследований — он один из людей мистера Гувера. Поговорите с ним. Расспросите о мистере Эрнесте Гвельваде. Скажите ему, что я встречаюсь с вами по важному вопросу. Увидите, — любезно продолжал Гвельвада, мистер Фрим заверит вас, что я человек ответственный, что мне можно верить и что вам хорошо было бы следовать моим советам.

Комиссар был слегка смущен.

— Очень хорошо, мистер Гвельвада, как вам угодно. Могу я поинтересоваться, какова ваша роль в этом деле?

Гвельвада жизнерадостно ответил:

— Черт подери… конечно нет! Полагаю, после разговора с мистером Фримом вопрос будет неактуален.

— Хорошо, — холодно буркнул Фалстид. — Когда вас ожидать?

— Комиссар, я буду через десять минут. Не волнуйтесь насчет пижамы. По-моему, это самая удобная одежда. Я всегда встречаю лучших друзей в пижаме. Их это очень забавляет. До встречи.

Комиссар положил трубку на рычажки и вздохнул.

— Будь я проклят!

Он решил одеться. Потом подумал, что это может не понадобиться. Кроме того, Гвельвада сам сказал, что не возражает против пижамы. Так что комиссар взял свою форменную фуражку, которая лежала рядом с аккуратно расправленной униформой на шезлонге. Красивую, темно-синюю, с козырьком, с серебряными галунами и почти новую. Надев её, он посмотрелся в зеркало. Ужасно смешно! Форменная фуражка никак не шла к небесно-голубой пижаме с синей отделкой.

Фалстид сел на кровать и снял трубку. Звонил он дежурному инспектору.

— Ты, Бонавентура? Слушай, позвони в Майами. Нужен начальник полиции, лично. Закажи срочный разговор. Срочный… правительственный. Понял? Когда свяжешься с начальником, проверь, правда ли, что агента ФБР в Майами зовут Вилли Фрим. Пусть начальник свяжется с Фримом и соединит его со мной, как можно быстрее. Запомнил?

Цветной инспектор спокойно повторил:

— Да, комиссар, я понял. Да, сэр. Срочный правительственный звонок начальнику полиции Майами. Проверить мистера Фрима — Вилли Фрима из штаб-квартиры ФБР, Майами. Пусть мистер Фрим напрямую позвонит вам домой, сэр. Я понял, сэр.

Комиссар вздохнул, положил трубку, подошел к зеркалу и снова оглядел себя. Чертовски идиотский вид… Он зашвырнул фуражку в угол и надел халат.

Потом отправился в гостиную, налил себе чудовищную порцию виски с содовой и выругался — льда не было.

Оставалось только ждать.

В три тридцать в гостиной появился Гвельвада. Он сел, взял предложенную виски с содовой, чуть отпил и закурил.

— Ваше здоровье, майор. Очень приятно познакомиться. И более чем приятно внести некое оживление в ваше — как это выразиться — прозаическое существование. Да, черт подери, вы должны согласиться, что ничто так не будоражит кровь комиссара полиции в три тридцать утра, как парочка убийств. Вы уже поговорили с мистером Фримом?

Фалстид покачал головой.

— Еще нет. Возможно, он позвонит с минуты на минуту. У нас очень хорошая связь с Майами.

— Хорошо. Превосходно. А сейчас парочка новостей, — он улыбнулся, как озорной ребенок. — На этом острове обитает юная леди — мисс Виола Стейнинг, красотка, обаяшка — и всегда под мухой. Тысяча чертей, она пьет непрерывно и, кажется, не собирается завязывать. Ну вот… С прискорбием вам сообщаю, что она заболела ужасной болезнью, которой заразила и свою служанку — удивительно глупую негритянку. Эту парочку — во имя безопасности остальных обитателей острова — следует немедленно изолировать. Их немедленно должен осмотреть врач и отправить в больницу. Вы понимаете, комиссар?

— Бог мой! — воскликнул Фалстид. — Прекрасно понимаю. Но, дьявол, какая тут связь с убийством, о котором вы говорили? Не понимаю…

31
{"b":"5897","o":1}