ЛитМир - Электронная Библиотека

Гвельвада развел руками и ухмыльнулся, небрежно швырнул пистолет на стол перед собой.

— Что она могла сделать? Ведь это она направила Айлеса на Черную Багаму. Она думала, что ты говоришь правду. Надеялась, что ты говоришь правду, и заплатила тебе, попросив убрать Айлеса подальше. Я точно угадал, правда, друг мой?

Карно молчал.

— К несчастью для тебя, Джулиана Айлеса не так просто запугать. В то время он сам не был слишком уверен в миссис Лайон и решил, что она тебя наняла. Так или иначе, он решил воспользоваться случаем и нашел её. Через некоторое время она тебе позвонила, велев не беспокоиться; ситуация её устраивала.

Гвельвада вздохнул.

— Как счастливы должны были быть твои хозяева. Теперь Тельма Лайон и Джулиан Айлес ошивались прямо под носом, тебе был виден каждый их шаг. К несчастью они — и ты — не учли только одного — Эрнеста Гвельваду! Ну?

Карно молчал, уставившись в стол перед собой и размазывая платком кровь по лицу.

— Ты мелкая рыбешка. Ты ничто. Чернорабочий, дешевый мальчик на побегушках. Несчастный Джаквес мертв. Он бежал с Черной Багамы на доклад к шефу на риф за островом Медведя. И его застрелили — подходящий конец для незаметного жучка. А босс сделал ноги. Босс вернулся в Майами. Он все ещё здесь. И останется здесь, пока дело не завершится должным образом. Ты отведешь меня к нему.

Карно взорвался:

— Какого дьявола? Я…

— Слушай… Как хочешь… В любом случае ты надолго отправишься в тюрьму… в Федеральную тюрьму Алькатраз. Насколько ты там застрянешь, что в конечном счете с тобой будет, зависит от твоего сегодняшнего поведения. Выбирай. Ты отведешь меня к твоему хозяину или немедленно отправишься в ФБР. Решай.

Гвельвада встал, даже не потрудившись забрать пистолет. Он закурил и облокотился о стену, глядя на Карно.

Через какое-то время Карно буркнул:

— Твоя взяла. Но это будет круто.

— Ничего не круто. Иди обмой лицо. И приведи себя в порядок. Пошевеливайся, друг мой.

Карно зашел за ширму в углу кабинета. Гвельвада, удобно развалясь в кресле, курил и слушал, как Карно плещется в умывальнике. Через минуту тот вышел, зажимая нос.

— Слушай, можешь верить или не верить, но я не врубился. Что это за чушь о федеральном преступлении? Никого же не похитили?

Гвельвада любезно спросил:

— Что ты под этим подразумеваешь, мой мягконосый друг? он наклонился вперед. — Черт возьми, Карно, не хочешь же ты сказать, что не знаешь, чем занимался, а? Скажи, что, по-твоему, ты делал?

— Я думал, что готовится похищение… этой вашей миссис Лайон. Я должен был за ней следить. Мне сказали, она женщина богатая, понимаешь? И если с ней что-то случится, друзья хорошо заплатят. Я должен был следить за ней.

Гвельвада кивнул:

— Ясно. Итак, по-твоему, смысл в том, чтобы похитить миссис Лайон и потребовать за неё выкуп? Так тебе сказали хозяева?

— Я думал, в этом весь смысл, — подтвердил Карно. — Когда этот Айлес оказался в Майами, Джаквес прибежал ко мне, как вы и сказали. Джаквес тоже был в деле — следил за Лайон на острове. Он сказал, что Айлес имеет к ней какое-то отношение. Может, телохранитель или ещё кто. Но он вляпался в убийство — понимаете?

— Понимаю…

Карно прижал платок к носу, потом вытащил пачку сигарет и закурил.

— И тогда я подумал, что могу урвать кусок. Может, она заплатит, чтобы Айлеса отсюда убрали. У него проблемы, — подумал я, — понимаешь? Решил, что могу подзаработать, и позвонил ей. Она встретилась со мной и заплатила, Как ты и говорил.

Гвельвада хмыкнул.

— И потому за мной тащился такой никчемный хвост? Если твои слова — правда; если ты думал, что это просто подготовка похищения, зачем ты заставил своего страшного дружка следить за мной?

Карно пожал плечами.

— Я знаю не все. И делаю, что мне велят. Я слышал, что ты можешь прилететь с острова; а если прилетите, я должен за тобой следить.

— Если все это правда, мой большой и глупый друг, может, не стоило так с тобой обходиться. Предположим, я скажу тебе, что похищение в этой афере — ничто, просто случайность, простая случайность в крупной афере врагов твоей страны ради овладения некоторыми документами?

— Господи Боже! … Слушай, говорю же, я ничего об этом не знал. Я думал, готовится похищение, но я же не должен был в нем участвовать, понимаешь? Это было бы федеральным преступлением. Я собирался гораздо раньше забрать свою долю и линять. Это правда.

— Шутка в том, что я не сомневаюсь в этом. Ладно, теперь ты все знаешь. Мой совет, друг мой, — постарайся оказаться полезным. Как я понимаю, человек, от которого ты получал инструкции, только недавно очутился на Майами?

Карно кивнул.

— Ага… Мне позвонили. Сказали, где он. Когда парень, которого я к вам приставил, позвонит, мне нужно было отправляться к нему.

— Прекрасно, но тогда в чем дело? Думаю, ты доберешься до телефона, друг мой. Скажешь хозяину, что придешь к нему. И мы пойдем вместе.

— Я — ладно, только ты рискуешь…

— Жизнь — сплошной риск, — Гвельвада указал на телефон.

Карно снял трубку.

II

Просторный коттедж окружала лужайка с белым забором. Очень приятная смесь испанской и колониальной архитектуры. В саду росли цветы. Выглядело все изумительно, очаровательно — что-то вроде резиденции богатого иностранца для уикэндов. Размещалось все это за дорогой между Орландо-бич и Майами.

Карно толкнул обитую железом калитку.

— Послушай, у вас есть пистолет?

— Нет, — Гвельвада покачал головой. — Забыл у тебя в кабинете. У тебя есть?

Карно тоже покачал головой.

— Будет нелегко.

Эрнест улыбнулся.

— Вряд ли: сейчас мы добрались до такого этапа, когда огнестрельное оружие вряд ли понадобится.

Он поднялся на крыльцо и нажал звонок. Карно стоял вплотную за спиной, держа руки в карманах.

Дверь открылась, в полумраке проема выделялась приземистая фигура слуги-азиата. Тот был аккуратно и прилично одет.

Гвельвада сказал:

— У мистера Карно назначена встреча с твоим хозяином.

Слуга кивнул.

— Проходите, пожалуйста.

Они прошли за ним по коридору. Слуга отворил дверь к конце его. Они вошли. Дверь за ними мягко закрылась.

Большие окна просторной комнаты выходили в сад за домом. Хорошая мебель, в углу стол с настольной лампой. За ним — мужчина.

Хозяин был высок, худ, весьма яркой наружности, с маленькой бородкой. Он улыбался и казался очень приятным человеком.

— Добрый вечер, джентльмены. Польщен вдвойне. Я ожидал только мистера Карно.

— Рад, что вы рады, — Гвельвада представился. — Меня зовут Эрнест Гвельвада. Может быть, вам случалось его слышать.

Мужчина улыбнулся и встал. Одет он был почти элегантно. Он сказал:

— Рад познакомиться, мистер Гвельвада. Когда-то давно я слышал о вас при таких же сложных обстоятельствах, как нынешние. Моя фамилия Векштейн.

— Не думаю, — хмыкнул Гвельвада, — но пусть…

Он сел. Карно придвинулся к камину и встал к нему спиной, широко расставив ноги.

— Слушай, я хочу кое-что сказать, прежде чем начнет он, — жест в сторону Гвельвады. — С самого начала я считал это дело похищением и думал, что вас интересует миссис Лайон; что мне просто нужно следить за ней. Потом я получил бы свою долю и отвалил. Я ничего больше не знал, и мне это не нравится. Может, я последний жулик, но я никогда ничего не делал против своей страны. Она мне нравится.

Векштейн возразил:

— Я не виновен в вашем крайнем невежестве. К тому же не в моем обычае докладывать шестеркам, что они делают.

Карно обратился к Гвельваде:

— Это меня оправдывает. Теперь вы видите, что я говорил правду.

— Рад слышать, — Гвельвада повернулся к хозяину. — Мистер Векштейн, ситуация для вас очень неудачная. Я бы сказал, игра окончена.

— Разве? Вы так думаете, мистер Гвельвада?

Эрнест улыбнулся.

— Я не думаю, я знаю. Взгляните со стороны, друг мой. Какое — то время вы жили на уединенном островке в трех или четырех милях от Черной Багамы. Карно был вашим связным здесь — и не знал о реальной игре. Его делом было следить за миссис Лайон и доложить, если она соберется на Черную Багаму. На острове вашим агентом был Джаквес. Это по вашему поручению он устранил Сэндфорда. А когда он пришел в последний раз, чтобы рассказать об угрозе ареста, вы его убили.

37
{"b":"5897","o":1}