ЛитМир - Электронная Библиотека

«Куда я попала? Что это за страна?» – направила она к ним мысленный вопрос.

«Ты находишься во владениях королевы Таóри. Мы – её садовницы, присматриваем за фруктовой рощей. По обычаю, тот, кто угостился плодом, должен посетить дом того, кто посадил дерево. Её Величество своими руками сажала эти деревья. Она будет рада, что их плоды пришлись тебе по вкусу».

Вот так сходила за лекарством!.. Королева Таори... Озадаченно брела путница следом за изящными садовницами, чьи чистенькие и красивые наряды явно не казались пригодными для работы в саду. Ни пятнышка не было на них, а руки и ногти девушек выглядели удивительно ухоженными, не знающими физического труда.

«А почему вы не задаёте мне никаких вопросов? – обратилась путница к симпатичным подданным королевы Таори. – Ни как меня зовут, ни откуда я пришла?»

«Мы не уполномочены задавать вопросы. Её Величество сама расспросит тебя, если сочтёт нужным».

«И вам совсем не любопытно?»

«Почему же? Весьма любопытно. Но мы всё узнаем в своё время. На нашем языке это называется “анен” – очерёдность на право узнавать сведения. Сначала королева, потом подданные».

А пока они шли, «апельсиновые» деревья сменились другим видом – с зеленовато-жёлтыми грушевидными плодами, похожими на авокадо. Каждый лист этих деревьев был размером с ладонь и блестел глянцевой поверхностью. Одна из садовниц сорвала «авокадо» и разломила его руками, не пользуясь ножом. Плод распался ровно пополам. Золотистая мякоть пахла дыней и блестела капельками выступившего сока. Внутри оказалось морщинистое коричневое семечко.

«Отведай, – протянула садовница разломленный плод путнице. – Сердцевина тоже съедобна».

Мякоть рассыпалась и сахаристо таяла во рту, а у косточки был очень приятный маслянисто-ореховый вкус. «Авокадовые» деревья сопровождали кусты с синими овальными ягодами. Виды плодовых деревьев и кустов росли, по-видимому, кольцами, как бы «вложенными» одно в другое. По дороге к центру фруктовой рощи путнице пришлось попробовать диковинные плоды каждого вида, и к концу пути она так объелась, что живот натянулся барабаном. Когда ей поднесли вытянутый бананообразный фрукт с засохшим соцветием на конце, у неё невольно вырвалась отрыжка.

«Благодарю, но боюсь, что в меня уже не поместится ни кусочка, – смущённо отказалась она. И, боясь обидеть местное население отказом – мало ли, какие тут ещё обычаи! – добавила осторожно: – Возможно, чуть позже, когда предыдущие фрукты переварятся».

Девушки бубенчато засмеялись.

В центре сада сиял на солнце белокаменный дом с колоннами и высоким крыльцом. Путница всматривалась, пытаясь понять, что ей эта архитектура напоминала. Возможно, что-то древнегреческое... Дом, а точнее, дворец был всего лишь двухэтажным, но занимал обширную площадь. Большие стрельчатые окна с решётчатыми застеклёнными рамами впускали много света, отчего внутреннее пространство дворца казалось сияющим и воздушным. Внутри он был так же прост и строг, как и снаружи: никакой пышной лепнины и мелкого затейливого декора, только гладкий мрамор. Но зато повсюду благоухали цветущие кусты в бочках, а колонны обвивали огромные ползучие лианы, усыпанные крупными цветами – белыми, розовыми, голубыми, жёлтыми.

Десятки девушек наполняли дворец мелодичным щебетом. Наряды их были сшиты из лёгких, воздушных тканей сдержанной расцветки, но украшенных богатой вышивкой. Волосы все носили распущенными, лишь боковые пряди поддерживались заколками в форме цветов – настоящими произведениями ювелирного искусства. Обитательницы дворца предавались разнообразным занятиям: кто-то беседовал, кто-то пел и играл на музыкальных инструментах. Танцовщицы взмахивали прозрачными покрывалами, забавляя группу девушек, устроившихся кружком на подушках. Стульями здесь, по-видимому, не пользовались. Садовницы передали путницу двум молодым особам в белых платьях, сопроводив этот акт несколькими словами.

«Добро пожаловать в дом Её Величества королевы Таори», – мысленной речью поприветствовали те путницу с лёгкими поклонами.

Чтобы лицезреть владычицу, путнице пришлось пройти несколько десятков шагов по ковровой дорожке, которая заканчивалась низким резным столиком, уставленным кушаньями. На бархатных подушках вокруг него восседали несколько дам величественного, но отнюдь не высокомерного облика; их одежды отличались чуть более тяжёлыми тканями, отделанными золотой каймой. Их волосы были заплетены в косы и уложены венцами вокруг головы. В прядях мерцали драгоценные шпильки.

А возглавляла стол молодая дама в длинном пурпурном платье, туго охватывавшем её сильный, стройный стан. У наряда был лишь один широкий рукав, а второе плечо и рука женщины оставались открытыми. Впрочем, если присмотреться, открытые места обтягивала прилегающая к коже прозрачная ткань телесного цвета с крошечными блёстками.

Орехово-каштановые волосы дамы приподнимались с висков и ниспадали до пояса волнистым пучком. Рукотворная была ли то завивка или природное свойство её волос? Во всяком случае, причёска лежала очень непринуждённо и изысканно. Высокий чистый лоб украшал тонкий обруч, усыпанный алмазами. Изящные загорелые запястья обвивали завитки татуировки в форме браслетов. Кожная роспись также спускалась из-под волос на висках, захватывая зазубренным краем узора щёки наподобие бакенбард.

Девушки в белых платьях почтительно обратились к этой даме с докладом, а та разглядывала путницу своими тёплыми серыми глазами с тёмными ресницами. Черты её лица не отличались идеальной правильностью и утончённостью, но это было приятное, открытое, благородное лицо с волевым подбородком и энергичным ртом. Довольно крупный нос с горбинкой и вытянутые, вскинутые к вискам тёмные и тяжёлые брови придавали её чертам нечто мужское, да и рост этой леди внушал уважение. Поднявшись со своего места, она оказалась на полторы головы выше путницы. Однако при этом её фигура обладала изящным, узкокостным сложением – неширокие плечи, небольшая грудь, точёные бёдра. На её длинных, худощавых руках под кожей проступали мускулы и выпуклые голубые жилки.

«Здравствуй, – мысленно обратилась она к путнице. – Вижу на твоих губах сок плодов моего сада. Понравились ли они тебе?»

Догадавшись, что перед нею – сама владычица Таори, путница изобразила нечто вроде поклона и ответила:

«О да, Ваше Величество. Фрукты просто изумительны. Но садовницы, кажется, переусердствовали слегка, потчуя меня. Я едва могу дышать».

Смех королевы прокатился прохладной волной. Она что-то сказала вслух своим сотрапезницам, которые, последовав её примеру, тоже стояли на ногах. Её голос был низким и звучным, певучим, как виолончель. Потом она вновь обратилась к путнице:

«Я не стану тебя ни о чём спрашивать, в этом нет необходимости. Всё о тебе мне расскажет Чаша Времени».

По властному мановению её гибкой руки две девушки принесли золотой сосуд с двумя ручками, похожий на супницу. В нём колыхалась жидкость, с виду напоминавшая самую обычную воду... Да только обычную ли? Королева зачерпнула её кубком и протянула путнице:

«Выпей. Не страшись, вреда это тебе не нанесёт, но позволит мне увидеть правдивую картину твоего прошлого».

Путница с опаской сделала глоток... Как будто вода. А Таори тем временем внимательно всматривалась в «супницу», в которой мелькали какие-то картинки. Брови королевы сдвинулись, и она что-то негромко сказала своим приближённым. Те присоединились к просмотру. Путнице со своего места было плоховато видно, что происходило на водяном «экране», да и кадры она могла наблюдать только вверх ногами. Но один кадр поразительно напомнил ей фильм «Звонок»: кто-то вылезал из каменного колодца. Придворные дамы вполголоса переговаривались, а владычица, выслушав их серьёзно и внимательно, отрицательно покачала головой.

«Ты пришла из Того Мира, – прозвучал в голове путницы мысленный голос королевы. – В твоей душе – боль потерь. Она охвачена недугом, который у нас называется “чёрный зверь”. Это плохо. Мои советницы рекомендуют отправить тебя обратно, но я думаю, что тебе лучше будет побыть некоторое время здесь и решить самой, хочешь ли ты остаться или вернуться домой».

2
{"b":"589704","o":1}