ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вендетта
Борьба
Год волшебства. Классическая музыка каждый день
Другие правила
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Сталинский сокол. Комэск
Невероятные женщины, которые изменили искусство и историю
Дикие цветы
Пленница для сына вожака

– Геноцид?

– Да. Война на истребление. Мы воевали с разумными рептилиями. И они посчитали нас слишком опасными противниками. Прежде всего, из-за сильных магических способностей вблизи они не могли нас контролировать. Полагаю, они нас просто боялись.

– А что вы хотите на Земле? Вы ведь не зря столько возитесь?

– Действительно, таки что вы хочете здесь взять? – произнес с небольшим акцентом мужчина средних лет, внезапно материализовавшийся в комнате.

Спортивные шорты и футболка, неплохо обтягивающие достойно подкачанное тело. Сланцы. Длинные кудрявые волосы, собранные в «гульку». Аккуратно подстриженная борода. Модные солнцезащитные очки на лбу. «Умные часы» на руке. Беспроводная гарнитура на ухе.

– Простите, а вы кто? – подозрительно прищурившись, поинтересовался Виктор.

– Ой, я вас умоляю. Или ви думаете, что ваши игры с божественными порталами не ахали в набат по всей округе? Смешно подумать, молодой человек, если ви так считаете. Коллектив интересуется – на кой бес ви нам тут сдались?

– Вот оно что. Авторы «Догмы» были не так уж и не правы…

– В какой-то мере. Но лично я не люблю домино. Скучно. Мне больше нравятся бильярд и горные лыжи.

– Милая, – произнес Виктор на языке темных эльфов, обращаясь к огромному пауку. – Ты тоже можешь поучаствовать. Только прошу, сдержи свою страсть к обнаженному телу.

Паук какую-то пару мгновений помедлил, потом превратился в сгусток черного тумана и, метнувшись к Виктору, обратился в самую соблазнительную форму Ллос, мало отличимую от темной эльфийки. Разве что глаза парили чернотой. Но, к слову сказать, просьбу мужчины она выполнила – ее интимные места прикрывала одежда. Условно, конечно, больше обозначая факт своего существования, нежели что-то действительно скрывая от любопытных взглядов.

– Я тебе больше не нравлюсь? – Закусив губку, богиня хаоса попыталась состроить из себя обиженную девочку.

– Возьму в жены и заставлю стирать носки! – с нажимом произнес Виктор.

На что Ллос продемонстрировала острые зубы и зашипела, переходя местами на ультразвук. Виктор же поцеловал ее в носик, обнял за талию и развернул к гостю.

– Итак.

– Что «итак»? – фыркнул гость.

– Мы вас слушаем. Хотели бы просто выгнать – проблем, я полагаю, не возникло бы. Кали вы знаете. Она сейчас не в форме, мягко говоря. Ллос… она натура страстная и крайне любопытная, но ее сила не велика. Вряд ли мы смогли бы дать вам серьезный отпор. Тем более – здесь, на вашей земле. Значит, вы что-то хотите от нас?

– Хочете знать, что мы имеем вам сказать?

– Да.

– Контракт, – произнес загорелый мужчина в деловом костюме, возникший рядом с первым. – У нас с братом был один контракт, который оказался очень некрасиво подвешен. Вы могли бы поспособствовать примирению сторон.

– Что конкретно нужно сделать?

– Пятнадцать тысяч лет назад к нам прибыла группа нефилимов.

– Кто? – напрягся Виктор.

– Ну… представители вашего рода.

– И’ри’тори?

– А… ну да. Они называли себя так. Мы называли их нефилимами.

– И что с ними случилось?

– С ними? Ничего. Но две тысячи лет назад мы заключили с ними контракт. Хм. Очень непростой контракт. И так вышло, что выполнить его оказалось не в наших силах. Они обиделись. Укрылись в месте силы нашей сестренки…

– Сестры? И что, она их не хочет выдать?

– Там все очень непросто. Да и поругались мы с ней. И вот уже тысячу лет сидим на двух сторонах пропасти, не в состоянии объясниться. Они игнорируют наших переговорщиков. А попасть лично в место силы другого бога, как ты знаешь, нельзя без его разрешения.

– А что вы так прицепились к этому контракту? – поинтересовался Валинор.

– Он… был заключен очень каверзно. Ваш род вообще любит всякие ухищрения в этих делах. – Услышав это, Кали демонстративно скосилась на Валинора и прищурилась. Шутка ли – почти четыре тысячи лет отпахала привратником, попавшись в хитроумно расставленные сети благих пожеланий. – В итоге невыполнение контракта очень сильно связало нас по рукам и ногам. Мы хотели бы его расторгнуть. Но полюбовно.

– Отлично, – фыркнул Виктор. – И что нам с того будет в крепкой валюте?

– Молодой человек, не наглейте.

– Вы хотите жареного цыпленка, а платите за плохо сваренное прошлогоднее яйцо. И после этого вы заикаетесь о наглости? Я сейчас заберу родителей, и мы уйдем. А вы останетесь у разбитого корыта хлебать свои помои кочергой. Вас такой расклад устраивает? Если контракт вам так поперек горла, то предлагайте профит.

Ллос ловко изогнулась и нежно откусила Виктору мочку ушка, довольно урча. А потом размашисто слизнула струйку крови, побежавшую по его шее. Но мужчина лишь повел бровью, отращивая потерянный фрагментик тела. К таким выходкам Ллос он уже привык. Подкрутил болевой порог и старался не рефлексировать.

– Носки, говоришь? – усмехнулась она.

– Я пошутил. Серьезно. У меня уже есть четыре жены. Мне хватит. И так перебор.

– А я все же подумаю. Мне нравится твой подход к делу…

Начались торги. Очень напряженные. Впрочем, в этом деле Ллос с Кали охотно подменили Виктора. Им в таких склоках участвовать было привычно и комфортно. Особенно Ллос, окунувшись с головой в свою любимую стихию интриги.

Глава 4

Переговоры богов шли пару часов. Могли бы дольше, но и Ллос, и Кали откровенно побаивались наглеть, понимая свое весьма шаткое положение. Ведь даже пара оплеух от местных богов могла вогнать их в совершенное ничтожество. Кали так и вообще богом именовалась лишь из вежливости – ее статус был очень условный из-за крайней энергетической истощенности. То есть она балансировала практически на грани крайне могущественного смертного создания и бога. Ллос же попросту не смогла собрать достаточно последователей в силу индивидуальных «тараканов» и «дивного» характера. Так что она недалеко «ушла» от текущего положения Кали.

Но договорились. Очень уж требовались услуги нефилимов для местных обитателей «сакральных рощиц и ручьев».

Когда незваные гости ушли, Виктор взял у отца мобильник и, под диктовку супруги, набрал номер, предоставленный в свое время майором Вольновым.

– Слушаю, – раздался сонно-уставший голос в трубке. Оно и неудивительно – шел третий час не то ночи, не то уже утра.

– Майор, что за дела? То лезете, словно упоротая муха в навоз, то отсиживаетесь по углам? Я вас не понимаю.

– С кем я разговариваю?

– Виктор Орлов. Дача вам известна. Времени у меня мало. Так что в темпе, в темпе. И прошу – не нужно увешиваться всеми этими приборами записи и слежения. Раздражает. Все. Отбой.

Пииип. Пииип. Пииип.

Раздались гудки в динамике.

Быстрый поиск по списку адресной книги. Долгий дозвон.

– Товарищ генерал, доброй ночи. Извините, что беспокою, но объект вышел на связь. Орлов. Виктор. Да, лично. Требует срочно прибыть на место встречи. По всей видимости, им что-то нужно. Есть. Понял. По факту доложу.

Повесив трубку, майор начал собираться и приводить себя в порядок. Побрился-умылся. Выпил крепкого кофе. Погладил одежду. Полив все это сверху туалетной водой и упаковав в личный автомобиль, поехал по ночным улицам Москвы. Не быстро. Сон отпускал медленно. Два раза заправлялся эспрессо в круглосуточных кафе. Восточная мода. Кофеин не берет. Однако вкус настолько отвратителен, что спать с этой гадостью во рту не получалось при всем желании.

Ворота дачи.

Майор аккуратно припарковался. Вышел. И замер.

Из-за ворот доносится невнятный, очень умеренный шум. После того эпизода с полным провалом захвата на самом верху приняли решение не лезть со свиным рылом в охотный ряд. В конце концов, могли всех положить, но не стали. Связав эту демонстрацию с эпизодом в аэропорту, руководство решило перейти к стратегии вежливой дипломатии. По крайней мере, на какое-то время. То есть начали искать возможность реализовать предложенный Селентис вариант установления контакта. Поэтому всякое наблюдение с объекта сняли. И очень вовремя. Слишком пристальное внимание стало вызывать подозрение «партнеров по опасному бизнесу» из иностранных спецслужб.

6
{"b":"589720","o":1}