ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— "Птичьи мозги" были глупым прозвищем, — сказал он. — Мне жаль, что когда-то я дал его тебе, — я не слышала ноток смеха в его голосе. — Но может "детка" – также плохо. Еще одна из моих неудачных попыток пошутить.

Я молчала несколько секунд.

— Нет! — сказала я. — Детка – классное прозвище. Я могу жить с ним.

— Да? — он звучал удивленно.

— Ага, — ответила я.

Мы оба замолчали. Я не привыкла говорить с парнями по телефону.

— Так, эм, насчет твоих идей. Они сработают для тебя и Джилли, но я не уверена, что они подойдут Максу.

— А тебе? У тебя в наличии философские оппозиции против опасных занятий?

Я дернула себя за волосы. Я должна была быть честной, хотя бы частично. Мое тело пробирала дрожь от одной мысли о секретах, что я храню от него.

— Я не большой любитель рисковать, – сказала я.

— Хм-м-м, — его голос гудел у меня в ушах, заставляя прикусить губу. — Но ты допускаешь возможность твоего становления рискованным человеком?

Мое сердце забилось быстрее.

— Я предпочитаю оставаться на земле, — я нервно прокашлялась. — Как насчет боулинга? Или мини-гольфа?

Он усмехнулся.

— Я чувствую, мы сможем договориться до зиплайнинга (прим.: спуск на канате со скалы).

Мне захотелось, чтобы он увидел, как я закатываю глаза.

— Идея с мини-гольфом может сработать, — сказал он. — Можем пойти с ними в кино после этого, — он сделал паузу. — И под этим я подразумеваю обычное кино, с сюжетом, а не документалку.

— Звучит здорово, — сказала я с облегчением.

— Тогда встретимся у Джилли в понедельник, — сказал он.

— Это свидание, — я тут же захотела забрать свои слова обратно.

— Звучит здорово, — сказал он, судя по всему, необеспокоенный моей бестактностью. — И, кстати Трина? Я прочитал папку. Полностью.

— Ты сделал это? — мой голос был шепотом.

— Ага. Хорошо, что ты дала мне копию. Видя, как твоя приняла преждевременную кончину.

— Это должно быть самые прекрасные слова, что ты говорил, Эдмундс. — я растягивала слова.

— Вот тебе еще немного оттуда же. Просто, если я не на доске почета, это не значит, что я не могу там быть.

Я не знала, что на это ответить.

— Тебе лучше не приносить с собой папку в понедельник. Дети будут напуганы.

— Роковая папка поднимается из мертвых, чтобы мучить невинных детей.

— Не настолько плохо.

— Ты же знаешь, что у нее есть индекс, верно? И оглавление?

— Ну что ж, я думаю, есть вещи и похуже.

— Назови хотя бы одну.

Я пожевывала внутреннюю сторону губы.

— Эм… то, что она не проработана досконально?

Его смех заставил меня дрожать во всех неправильных местах.

— Хорошо, я сдаюсь, детка. Ты никогда не будешь копом в деле о папочном безумии. Но тебе должны заплатить за работу, которую ты проделала ради этой штуки.

Упоминание о добавочном жаловании напомнило мне о сверхурочных от его мамы, которые я обналичила в то утро, и вырвало из флиртующей дымки, в которую я успела упасть.

Сок счастья, поливающий мою систему, испарился, заменившись чувством вины и чем-то еще. Паникой, может быть?

— Трина? Ты упала в обморок или что-то такое? Мне следует забрать комплимент обратно, чтобы ты смогла дышать?

Я взглянула на Глена, мастера на все руки для Шерон, который топал вниз по лестнице с его поясом для инструментов, мужчина на задании. Он был отставным сантехником или электриком, или кем-то еще, кто работал волонтёром в приюте. Я подозревала, что у него было кое-что для Шерон.

— Мне нужно идти, Слейд. Глен нуждается во мне.

— Кто такой Глен? Где ты вообще?

— Не бери в голову. Увидимся в понедельник, — я сбросила вызов, прежде чем он смог спросить что-то еще. Или бросить еще больше сомнительных комплиментов, которые заставляли меня чувствовать себя как Бенедикт Арнольд наших дней.

Спустя некоторое время, я напечатала свой первый отчет о прогрессе Слейда, уместив сумасшедшую неделю в один абзац.

"Мы начали не очень хорошо, но я полна надежд, что следующая неделя будет более плавной. Взаимодействие Слейда с детьми веселое и неожиданно полезное. У него оказалось несколько неожиданных навыков, которые могут пригодиться".

Я надеялась, в доме Макса не было камер для присмотра за нянями, потому что они могли раскрыть реальность. Драма для мамочек. Что случалось во время наших рабочих часов должно остаться строго между нами.

Меня расстраивала картина мамы Слейда, читающей мое письмо. Может, она прочитает его с телефона, в то время как они будут завтракать завтра, со Слейдом, сидящим рядом, за столом. От мини-фильма, играющего в моей голове, меня замутило.

Как долго я еще смогу хранить этот секрет?

Глава 13

Слейд

Суббота, 8 июня

Обычно я наслаждался тусовками в клубе, но не сегодня. Я заменял Линдсей в ее спасательной деятельности, она вывихнула лодыжку и позвала меня в панике.

Это должен был быть идеальный день, множество горячих цыпочек, на которых можно посмотреть, множество друзей, с которыми можно пошутить, и бесплатная еда из бара, потому что девушки, работающие там, никогда не заставляли меня платить. Но, даже несмотря на это, я был рассеян.

Я не мог перестать думать о Трине. Детке. Не важно, каким именем я называл ее, это не изменяло тот факт, что она занимала больше пространства в моей голове, чем вообще должна была бы.

Такого никогда не было раньше. Или было, но не так долго, поскольку зло Кристен закалило мое сердце. С тех пор я уверился, что не стоит западать на кого-либо. Я выбирал девушек, которые не были заинтересованы в долгих отношениях. Или если я неожиданно цеплял их, то соскакивал, как можно скорее.

То, что касалось Трины, меня озадачивало. Я хотел перестать зацикливаться на ней, но не мог контролировать свои собственные мысли. Кто был этот парень Глен, о котором она говорила по телефону? Она сказала, он в ней "нуждается". Для чего? Моя челюсть сжалась, когда я представил ее в объятьях другого парня, законченного бабника, который говорит ей, как сильно она ему нужна.

Такой же парень как я.

Я смотрел на мерцающую воду, блестящие купальники, пляжные полотенца, как перекинутые через шезлонг накидки супергероя. Это была моя территория, я практически владел этим бассейном, руководя им, как король, даруя шутки и милости своим подданным.

Но сегодня я чувствовал себя самозванцем.

Особенно, когда знакомая блондинка привлекла мое внимание волной, проплывая мимо. Черт. Очевидно, игнорировать ее сообщения было недостаточно. Я должен был пройти через более трудный путь.

Я надеялся, что Алекс и его носовой бумажный платок были готовы.

***

— Клянусь, это в последний раз, — сказал я Алексу полным буритто с курицей ртом. Мы сидели за одним из наружных столиков Чипотле, растягивая трапезу. Мы проплыли пару кругов вместе после моей смены в качестве спасателя, и сейчас не могли, есть достаточно быстро.

— Чувак, смотри на вещи реально. Это в последний раз, до следующего месяца, или до того момента, как ты сделаешь это снова, а следующая Барби будет рыдать, умоляя меня объяснить, почему ты такая задница, — Алекс похрустывал горсткой тартилий. — Этот вопрос, я знаю, задается по существу. Между прочим, почему ты такая задница?

Посасывая через соломинку свой напиток, я взглянул на него. Я провел последние двадцать минут, пытаясь убедить его, что не собираюсь быть причиной еще одного женского кризиса этим летом, но он не поверил мне.

— Помнишь о нашем споре, чувак? — спросил он. — Почему ты не направишь свою энергию на "Птичьи мозги" вместо того, чтобы разбивать случайные сердца?

Он замялся, находясь недалеко от истины.

— Что за спор?

Он фыркнул.

— Забыл уже? Супер, для меня это будут легкие пятьдесят баксов.

21
{"b":"589724","o":1}