ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Slow Beauty. Повседневные ритуалы и рецепты для осознанной красоты
Английский для дебилов
Убийство Командора. Книга 1. Возникновение замысла
Боярич: Боярич. Учитель. Гранд
Никогда не поздно научить ребенка засыпать. Правила хорошего сна от рождения до 6 лет
Мужья-тираны. Как остановить мужскую жестокость
Путешествие к центру Земли. Графический роман
1812 год
Брат ответит
A
A

Я бросил взгляд на Трину. Она уставилась на колени, сцепив свои пальцы. Я заметил фиолетовый лак на ее ногтях, который уже успел облупиться. Я раньше никогда не замечал у девушек лак на ногтях.

— Не все такие благородные как ты или Алекс, — наконец, сказал я. — Некоторые из нас просто... не знаю. Лузеры, бездельники, которым все достается от родителей.

Трина напряглась и повернулась ко мне лицом.

— Я не называла тебя... любым из этих слов.

Я встретился с взглядом Трины, когда мы остановились на красный свет.

— Не прямо в лицо, может быть. Но я получил сообщение, — я натянуто улыбнулся. — Вопреки распространенному мнению, я не просто красивое лицо. У меня все же есть чувства.

Трина сглотнула, и ее щечки покраснели. Боже, я хотел поцеловать эту девушку.

— Слейд, я... Мне жаль. Ты, наверное, слышал это от Дейзи, — Трина нахмурилась, и я догадался, что она позже отругает Дейзи, как и я Алекса. — Я говорила так... но это было прежде, чем я по-настоящему узнала тебя, — Трина подняла глаза. — Я больше так не думаю.

Свет светофора изменился, я оторвал взгляд от нее и ускорился.

— Ты не думаешь, что я – Казанова? — я придал голосу легкости, но мое нутро сжималось, пока я ждал ответа.

Трина сделала глубокий вдох, прежде чем заговорила.

— Я не думаю, что ты неудачник или бездельник. Ты на самом деле... хороший парень. Ты хорошо ладишь с детьми. Ты, эм, похоже, заботишься о людях, — Трина молчала в течение долгого времени. — Я, хм-м, не знаю о другой части. Это не мое дело.

"Что я должен сказать?" Да, я встречался со многими девушками. Но я не спал со всеми ними, только с парочкой. Моя репутация была раздута другими людьми с преувеличением, которое я никогда не заморачивался исправлять. Впервые, мне захотелось, чтобы я это сделал.

— Дом, милый дом.

Я завернул на подъездную дорогу и выскочил из машины.

— Проходи и знакомься с психиатрами.

Трина сидела в машине, не двигаясь. Я подошел к ней и наклонился в открытое окно. Трина смотрела на коврик, и я заметил, как ее ресницы касались щек.

Блин. Я был хуже, чем любой из этих парней в тех тупых фильмах, которые смотрел.

— Пойдем. Я обещаю, они не кусаются. Они – психиатры, но они снимают свои сумасшедшие ученые халаты, когда находятся дома.

Я заставил себя обратно надеть мою маску бездельника-Слейда, чтобы быть крутым парнем, которого бы совершенно не смущало позвать девушку домой, чтобы познакомить с родителями. Девушка, которая возможно думала, а может быть, и нет, что я был еще тем кобелем. Которая, может быть, не заинтересована в развитии отношений за границами работы и дружбы.

Трина, наконец, посмотрела на меня, и я был потрясен, увидев, как она нервничает.

— Эй, — я говорил тихо, как будто она была оленем, которого легко было спугнуть. — Их, наверное, даже нет дома. Они отсутствуют практически все время, — ухмыльнулся я. — Фильмы с субтитрами. Суши. Мои любимые вещи.

Выражение облегчения сразу появилось на ее лицо, и вишневые губы растянулись в улыбке

— Ладно.

Трина вышла из машины, а я удивлялся, почему она так волновалась из-за встречи с моими родителями. Трина была тем типом девушек, которых родители любили. Я мысленно застонал, представляя, как счастливы были бы они встретиться с ней. Я надеялся, что они не опозорят меня.

— Итак, они когда-нибудь, анализировали тебя? — Трина шаркала своими сандалиями по тротуару, даже не посмотрев на меня.

Я дотронулся до плеча Трины, остро чувствуя тепло ее кожи под своей рукой.

— Не волнуйся, детка. Они классные.

— Как скажешь.

Трина улыбнулась мне, застенчиво и мило. Во рту пересохло, и я побежал вперед нее по ступенькам.

Папа стоял на кухне и наливал кофе, хотя снаружи было жарко, как в аду. Папины глаза расширились, когда Трина зашла в комнату следом за мной, но он быстро пришел в себя.

— У тебя нюх на свежий кофе, который никогда не подводил тебя.

— Папа, это Трина Клемонс. Моя няня-партнер.

Папа шагнул вперед и протянул руку.

— Привет Трина, я – папа. Но ты можешь называть меня Майк. Хочешь кофе?

Я наблюдал, как Трина покраснела, когда пожимала ему руку. В сотый раз я удивился тому, что никогда не замечал ее, и заметил спустя столько лет.

— Привет, эм-м, Майк, — рука Трины, которую сжимал папа, выглядела такой маленькой. Руки феи, в комплекте с облупившимися фиолетовыми ногтями. — Приятно познакомиться с вами. И, да, я бы хотела кофе. Он замечательно пахнет.

Улыбка отца стала шире.

— Арабика. Выращенный в тени. Я знаю аппарат для обжарки на другом конце города, который делает лучшие зерна, — папа налил чашку и протянул ей. — Сливки? Сахар?

Я знал, что это был тест.

— Нет, спасибо, — она взяла чашку. — Я уже пробовала ваш кофе. Он настолько хорош, что я выпью черный.

Папа поднял бровь, посмотрев на меня.

— Она хороша, — сказал он.

Мне не пришлось смотреть на Трину, я и так знал, что она покраснела. Я уставился на отца, чьи глаза за очками блестели от смеха. Папа прислонился к столешнице и начал изучать меня, как лабораторный образец.

— У тебя тот еще бардак на голове. Мне казалось, что ты не сидел с детьми сегодня, но выглядишь, словно дети протащили тебя через ад и обратно.

Я схватил чашку и налил себе кофе, бросив в него большую ложку сахара просто для того, чтобы позлить папу.

— Я таскал мебель. В приюте. Трина попросила меня о помощи, — я вовремя посмотрел на папу, чтобы увидеть, как шок быстро сменяется размышлением.

— Приют? Какой? — он взглянул на Трину, потом обратно на меня.

— "Приют Спасения для Женщин", — ответила Трина. — Я работаю волонтером там некоторое время. Нам нужно было перенести кровати вниз с чердака для новой семьи, поэтому я позвонила Слейду. Он и Алекс были великолепными помощниками.

Трина глотнула еще кофе и, улыбнулась отцу, затем уставилась на свои ноги. Ногти которых, были также окрашены в фиолетовый цвет. Они соответствовали ее ногтям на руках. "Ха! Все девушки так делали?"

— Великолепные помощники, да? Мне так... приятно слышать это, — папа внимательно изучал Трину, а затем перевел свой изучающий взгляд на меня.

Я надеялся, что Трина не психанула, потому что папа всецело анализировал ситуацию. Я кинул папе предупреждающий взгляд, который он успешно проигнорировал.

— Слейд! Мне казалось, я слышала твой голос. Ты как раз вовремя... — мама остановилась, глядя на Трину, как будто она была инопланетянкой. — Ну, здравствуйте! — мама прикрыла рот рукой и посмотрела на нас, как будто мы были знаменитостями.

Мама была буквально в восторге. Наверное, потому что сейчас, в нашем доме была реальная девушка. С моей мамой и отцом, наше свидание было обречено еще до его начала.

И они еще удивлялись, почему я никогда не приводил девушек домой.

— Карен, это Трина, — сказал папа. — Няня-партнер Слейда. И укол совести.

Мама продолжала смотреть на Трину, которая уставилась на пол.

— Его что? — переспросила мама.

Лицо Трины было настолько красным, что я боялся, как бы оно не загорелось.

Я больше не собирался приводить девушку домой. Никогда.

— Сбавьте обороты, доки, — сорвался я. — Трина, если ты хочешь поубивать моих родителей и пойти посидеть у бассейна, пока я в душе...

— О-о-о, какая замечательная идея, — прощебетала мама. — Следуй за мной, Трина. Я как раз собиралась туда. У меня был длинный день.

Трина пошла за моей мамой, продолжив смотреть себе на ноги, а мама тараторила сто слов в минуту.

— Так приятно встретиться с тобой, Трина! Впервые!

"Какого черта случилось с моей мамой?"

Прежде чем я мог скрыться с кухни, отец пронзил меня взглядом.

— Чем мы удостоились чести познакомиться с твоей подру...

— Трина – не моя девушка, — я прервал его. — Няня-партнер, помнишь? Трина пригласила меня на ужин, чтобы поблагодарить за сегодняшнюю помощь в приюте.

39
{"b":"589724","o":1}