ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушка была в восторге. Я подумал, будут ли когда-нибудь ее глаза загораться также для меня.

— Да, вроде бы. Может быть, на экскурсии в пятом классе?

— Я люблю историю этого места. Молли Браун была удивительной женщиной. Большинство людей не имеют представления о ней, кроме как об истории с Титаником, — вздохнула Трина. — Она настолько опережала свое время.

Я вспомнил фильм.

— Она была Кэти Бейтс, верно?

— Да, — Трина закусила губу, и так мне улыбнулась, что это заставило меня жалеть, что дети не были далеко отсюда. Я подумал, какого это будет – кусать ее губы. Пощипывать их и...

— Поезд приехал, — закричала Джилли.

— Ту! Ту! Поезд! Поезд! — закричал Макс.

Они держались за руки и с восторгом вертелись по кругу.

Мне нужно было сосредоточиться. Я схватил детей за рубашки и втащил их в вагон.

— Вы должны быть осторожны, ребята. Держитесь поближе к нам. Или еще к кому.

Мы устроились в поезде, дети сидели напротив Трины и меня.

— Так, ты любишь тот фильм о Титанике? Раз ты такая фанатка Молли? — спросил я, запихнув рюкзак Макса под свое сиденье.

— Не очень, — Трина наклонила голову, и с любопытством посмотрела на меня.

— Да? Я думал, что каждая девушка на планете любит это старое кино. Сплошная романтика, Лео и Кейт...

— Оно было хорошим, но не достоверным исторически. По крайней мере, не про Молли Браун. Ее даже не назвали по имени в реальной жизни.

Я изумленно уставился на Трину.

— Вау. Ты как ходячая энциклопедия.

Девушка опустила глаза, и я надеялся, что не смутил ее. Я подумал, что не скажу ей о том, что люблю этот фильм. Никому не нужно было знать об этом.

Трина взглянула в окно, а потом повернулась ко мне, и ее щечки были розовые.

— Я не ненавижу этот фильм. Я не циник. Но мне бы понравилось...

— Больше Молли? Я имею в виду, больше о миссис Браун, и меньше Кейт и Лео?

Трина рассмеялась.

— Ты делаешь из меня бессердечную.

— О, я не думаю, что ты бессердечная, — мой голос был тихим, чтобы дети не могли услышать.

Хотя, они в любом случае не обращали на нас никакого внимания. Джилли тараторила без остановки, и интересовалась, когда придут танцующие официанты как в фильме "Полярный Экспресс", а Макс хмурился и выглядел обеспокоенным. Ему, наверное, скоро понадобиться порция мужества от лаванды.

Трина посмотрела на меня из-под ресниц, ее глаза были словно тающий темный шоколад. Я подумал, что, возможно, поезд прошел через какой-то водоворот, где все перевернулось с ног на голову, потому что у меня закружилась голова и определенно не встала на место.

"Что, черт побери, со мной случилось? Девушки никогда не заставляли меня, себя так чувствовать. Никогда".

— Слейд! — голос Джилли был резким. — Скажи Максу, что этот поезд не едет до Луны. Но он едет на Северный полюс.

Я оторвал взгляд от Трины, мне понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить, где я был, и почему.

Макс демонстративно скрестил руки.

— Я думал, ты сказал, что это день приключений, — Макс пристально посмотрел на меня.

— Так и есть, дружище. Удивительный. Мы же на скоростном трамвае, верно?

Мальчик надулся.

— Но я хотел полететь на Луну. Как в той книге про лунный поезд.

Я беспомощно посмотрел на Трину.

— Но в книге, — быстро сказала Трина, — все дети засыпают в поезде. Ты пропустишь все веселье, если уснешь, да? — она наклонилась через проход между сиденьями и взъерошила волосы Макса. — Кроме того, мы едем в центр. Это уже приключение само по себе.

У детей было одинаково подозрительные выражения лиц.

— Там будут аттракционы? — спросила Джилли. — Колесо обозрения?

— Попкорн и конфеты? — голос Макса был полон надежд.

— О, да! — вмешалась Джилли в разговор. — И сувенирный магазин. В этот раз я хочу чучело животного. Действительно огромное, даже больше, чем я.

Я серьезно сомневался, что там будет кукла Молли Браун.

Дети выжидающе смотрели на нас, а Трина повернулась ко мне, беспокойство читалось на ее лице. Если бы я только слушал ее прошлой ночью. Я мог бы предложить что-то другое, что-то более увлекательное для детей.

Но я был слишком увлечен идеей о поцелуе. Даже сейчас, в этот самый момент, когда я должен был как-то спасти этот день, единственное чего я действительно хотел, это чтобы дети исчезли с какой-нибудь заменой Мэри Поппинс, а я смог бы сосредоточиться на Трине, и этих губах, которые она все время кусала, и ее фиолетовых ногтях на ногах, и...

— Я уверена, что мы сможем найти, где перекусить, — Трина отвернулась от меня к детям.

— Может быть, на аллее на Шестнадцатой улице, — сказал я, пожелав вернуть блеск в ее глазах.

— Я ненавижу торговые центры, — объявил Макс, его голос медленно двигался вверх по шкале нытья Рихтера.

Трина тяжело вздохнула рядом со мной, и я хотел прикоснуться к ней, чтобы она расслабилась и дать ей знать, что день будет прекрасным. Это сработает, как и всегда, хотя могут быть некоторые затруднения. Может быть, больше, чем несколько, исходя из ожиданий детей и реальности, с которой они столкнутся.

— Это не торговый центр, куда ты ходишь с мамой, Макс, — сказал я. — Это снаружи. Это аллея, по которой можно гулять, т.к. автомобилям запрещено там ездить, — я усмехнулся. — С курсирующим поездом, который идет от одного конца улицы до другого.

— И там есть много пианино, на которых вы сможете поиграть, — вмешалась Трина.

— Пианино?

Трина кивнула.

— Да. Это арт-проект. Художники украшали кучу роялей, и они расположены вдоль аллеи случайным образом. Любой может играть и петь, или что угодно делать.

— Ха, это здорово.

— Я умею играть "Собачий Вальс", — объявила Джилли.

— Я тоже, — Макс толкнул ее. — И "Мерцай, Мерцай Маленькая Звезда".

Я усмехнулся Трине.

— Звучит как план.

Девушка сделала глубокий вдох.

— Мы можем дойти до Шестнадцатой улицы после того, как посетим музей. Я рада, что ты подумал об этом.

— Музей? — спросил Макс, впервые улыбнувшись с тех пор, как мы сели в поезд. — Мы собираемся снова посмотреть динозавров?

— Луноход! — воскликнула Джилли, подпрыгнув в своем кресле.

Дерьмо.

— Э-э-э, нет, — голос Трины был мягким. — Это исторический музей. О знаменитой женщине штата Колорадо, жившей здесь около ста лет назад. Она была удивительной. Она...

— Музей старой женщины? — Джилли склонила набок голову. — Что в нём? — она нахмурилась. — Это что-то скучное? Со старушечьей одеждой и головными уборами?

Трина вздохнула рядом со мной.

— Ну, немного, но…

Джилли сердито посмотрела на нас.

— Кого волнует, что люди носили в старину? Я видела несколько видео, где дамы должны были носить платья, чтобы поплавать. Это стремно.

— Тогда все было иначе, Джиллиан, — сказала Трина. — Стандарты изме…

— Я никогда не надену платье, чтобы поплавать, — Джилли хмуро посмотрела на Трину. — И ты не сможешь заставить меня.

— Я никогда не говорила, что заставлю надеть его. Твой купальник…

— Мальчикам повезло, — перебил Макс. — Нам даже не приходится носить рубашки в летнее время, когда на улице жарко.

— Это не справедливо, — зарычал Джилли. — Я ненавижу это дурацкое правило. Если сегодня будет жарко, я сниму свою футболку. Меня не волнует, будет это общественным местом или нет.

Я почувствовал, как весь воздух вышел со свистом из Трины, словно она сдулась рядом со мной.

— Никто не будет ходить без рубашки сегодня, — я указал на обоих детей. — Не будет рубашек – не будет конфет. Или магазина сувениров.

Они смотрели на меня с открытым ртом.

— Ты плохой, Слейд, — сказала Джилли, лягнув мои ноги. — Просто потому, что ты мальчик и не должен летом носить одежду.

— Каждый должен носить одежду летом, Джилли, — я предупреждающе посмотрел на нее, но девочка даже не дрогнула.

Женщина через проход безуспешно пыталась сдержать смех.

44
{"b":"589724","o":1}