ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Можно купаться голым, — сказал Макс. — Я слышал, как мой папа говорил об этом. Вроде, это называется "купание малышом".

Трина засмеялась, вызвав мурашки на моей коже.

— Нагишом, Макс. Это называется нагишом, — она бросила взгляд на меня, и мой желудок снова сделал странную вещь.

— Но что, если ты толстый? — спросила Джилли. — Как тогда это называется?

— Не хорошо называть людей толстыми, Джилли, — отругал Макс, прозвучав как Трина.

— Это правда, — Трина снова взглянула на меня, в ее глаза вернулся блеск. — И никто не собирается сегодня купаться нагишом.

Джилли внимательно посмотрела на нас.

— Даже вы, ребята?

Трина и я застыли, как статуи, не посмев, взглянуть друг на друга. Я задумался, а вдруг она фантазировала о том же, что и я. Наверное, нет.

— Конференц-центр Денвера, — объявил записанный голос через динамики.

— Это наша остановка, — Трина резко встала, и дети соскользнули со своих мест, защебетав от возбуждения.

Двери открылись со свистом, и мы вышли на улицу, по которой проносились машины, просигналив, в воздухе витал запах выхлопных газов и несвежей мочой.

— Фу, — сказала Джилли, когда поезд заскользил прочь. — Центр города плохо пахнет.

Трина сложила руки на груди.

— Центр пахнет жизнью, Джилли. Людьми и машинами, и едой, и...

— Блевотиной, — перебил Макс, указав на мерзкие пятна на тротуаре.

Трина подняла лицо к небу и закрыла глаза. Я не мог сказать, что она сдерживала – слезы или смех.

— Да, дружище, это точно рвота, — сказал я, схватив Макса за руку. — Давайте двигаться. Мы же не хотим пропустить чай.

— Чай? — Джилли посмотрела на Трину и меня. — Это как чаепитие? — она подозрительно прищурила глаза.

— Я не люблю чай, — объявил Макс, когда мы пересекли улицу. — Он отвратителен.

— Моя мама пьет холодный чай, — сказала Джилли, когда мы направились вверх по Колфакс Авеню. — Но она добавляет в него всякие взрослые вещи, так что мне не дают его. Она называет его особенным маминым чаем.

— Мой папа пил такой, — вмешался Макс. — Я однажды попробовал, но это было мегаотвратительно.

— Ты думаешь, что всё отвратительно, кроме шоколадного молока, — сказала Джилли Максу, пока мы шли по Колфакс, уворачивались от попрошаек, туристов и офисных работников.

Трина вздохнула.

— К счастью для вас, ребята, мы просто идем на экскурсию сегодня, а не на чаепитие.

— Как долго нам придется идти? — спросил Макс.

Трина вытерла лоб. Чувствовалось, словно на улице было сто градусов. Я надеялся, что дети смогут выдержать. Это был бы отличный день для купания. Я взглянул на Трину, пожелав, чтобы я смог предложить это.

— Еще несколько кварталов, — сказала она, потянув за руку Джилли.

Это было больше, чем несколько кварталов, и заставило меня думать, что надо было просто поехать на машине, а не на скоростном трамвае, но, в конце концов, мы стояли перед возвышающимся каменным домом.

— Давайте сперва пойдем в магазин сувениров, — сказала Джилли.

— Ура! — взбодрился Макс. — Как думаете, у них будут игрушечные динозаврики?

— Ребята! Стоп! — огрызнулась Трина.

Мы все заткнулись, и встали по струнке, виновато посмотрев на нее.

— Простите, я просто... — Трина замолчала и сделала глубокий вдох. — Я просто хочу убедиться, что все готовы. Мы должны вести очень хорошо, — она пристально посмотрела на Джилли. — Это общественное место, Джилли. Ты знаешь, что это значит.

Джилли опустила голову, и уставилась на свои сверкающие красные туфли.

— Я знаю, — прошептала девочка. — Никакого голого времени. Никакого пения. Никаких танцев.

— Может быть, тебе следует рассказать эти правила Дейзи и Трею в следующий раз, когда они пойдут на вечеринку, произнес я громким шепотом Трине, — на секунду я подумал, что она не услышала, но девушка закусила губу, спрятав улыбку.

Трина положила руки на свои бедра и прошлась взглядом по нам, когда она превратилась в босса-"Птичьи мозги". Но сегодня это не было недостатком. Это было… мило.

"Боже, я пропал. И попал капитально".

— Леди, которые проводят экскурсии, иногда одеваются, как Молли Браун, так что не смейтесь над их одеждой, — предупредила Трина.

Джилли встала на цыпочки.

— Мне нравится переодеваться. Можно я тоже переоденусь?

— Может, позже, — Трина посмотрела на меня с тревогой, но потом продолжила. — Мы сначала пойдем на экскурсию. Мы услышим о жизни Молли и о некоторых удивительных вещах, которые сделала она.

— Каких, например? – нахмурившись, спросил Макс.

— Она была космонавтом? Она пела на "Американском Идоле"? — в лице Джилли читалась надежда. Бедный ребенок.

Трина бросила на меня умоляющий взгляд, прежде чем вернуть себе самообладание.

— Даже лучше. Она пережила страшное кораблекрушение. Много людей погибло, но не она. Когда она была в шлюпке, у нее вышел большой спор с одним из офицеров корабля. Он сказал, что женщины не достаточно сильны, чтобы грести, что они втянутся в водоворот и утонут. Молли пригрозила выбросить его за борт, если он не заткнется. Поэтому офицер заткнулся, как и все остальные в ее лодке, — Трина взглянула на меня. — Очевидно, этот парень был свиньей.

Я приподнял бровь.

— Почему ты смотришь на меня? Я бы никогда не сказал такого. Я бы сказал всем грести изо всех сил, в том числе и цыпочкам, — усмехнулся я.

Трина закатила глаза и повернулась к детям.

— Как бы то ни было, поэтому ее называют "Непотопляемая Молли Браун".

— Значит, она была пиратом! — воскликнула Джилли. — Как Капитан Джек Воробей, — она взглянула на Макса. — Я люблю его. Но я ненавижу этого желейного монстра. Который с сердцем в банке.

Макс нахмурился.

— Капитан Джек странный. Но моей маме он нравится.

— Ребята, — засмеявшись, прервал я их. — Молли Браун не была пиратом. Закройте рты и слушайте Трину.

Трина уставилась в землю, ее плечи тряслись, и на секунду я испугался, что она плакала. Затем девушка подняла лицо, и я увидел, что она смеялась. Наши глаза встретились, и я почувствовал, как искра пробежала между нами.

— Я сдаюсь, — все еще улыбаясь, сказала Трина. — Давайте договоримся, ребята. Ничего не ломать, не устраивать каких-либо сцен, и мы справимся. Тогда мы пойдем искать мороженое и рояли на аллее.

— Ура! — Джилли и Макс повеселели, и мы направились по ступенькам на крыльцо.

Дети прямиком отправились на скамейку, а Трина и я сели на каменную балюстраду.

Я улыбнулся Трине.

— Способ расслабиться и плыть по течению, детка.

— Я учусь у лучших, Эдмундс.

Глаза Трины остановились на мне, и если бы мы были где-нибудь в другом месте, то я поцеловал бы ее.

Но вместо этого, леди, выглядевшая как старомодная учительница, распахнула дверь, испортив весь момент.

— Добро пожаловать в "Дом Молли Браун"!

Глава 34

Трина

Пятница, 21 июня

— По крайней мере, они не позвонили в полицию, — пошутил Слейд, когда за нами захлопнулась дверь.

Джилли цеплялась за мои ноги и рыдала.

— Прости, Трина, — она посмотрела на Слейда, сделав самое жалостливое выражение лица, которое я когда-либо видела. — Я не...ик...хотела разбить стаканы...ик... Мы просто притворялись...хнык...что... что... наткнулись на айсберг.

— И мы испугались, коврика из медведя, — сказал Макс, одинокая слеза покатилась по его щеке. — Я видел, как его губы шевелятся.

Я кипела от злости и сдерживала весь мой гнев и позор, потом взглянула на Слейда, который умоляюще смотрел на меня, пока обнял детей за плечи, попытавшись успокоить их. Слейд не смог устоять перед слезами.

— Это был антикварный хрусталь, Джилли! Из Европы, — я уставилась на нее, и закрыла глаза. Услышав грохот и увидев ужас в глазах всех тех, кто был в музее, и когда Джилли, за которой бежал Макс, пронеслась через столовую, под бархатные канаты, и врезалась в стол. Слава богу, что разбилось только два стакана. Экскурсовод была в ярости, но ей сказали, что их страховка покроет ущерб. По большей части она просто хотела, чтобы мы ушли.

45
{"b":"589724","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женщина, которая умеет хранить тайны
Что хочет женщина. Самые частые вопросы о гормонах, любви, еде и женском здоровье
Послание в бутылке
Петровы в гриппе и вокруг него
Мама для наследника
Закрытый сектор. Капкан
Вино. Практический путеводитель
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Выжидая