ЛитМир - Электронная Библиотека

У нескольких трупов из разорванных трубок в сочленениях доспехов сочился коктейль синтетических стимуляторов. Демон использовал четыре тела в качестве трона.

Я наблюдал за тем, как Оборванный Рыцарь целиком поедает голову, плечо, руку и позвоночник воина. Существо глотало, давясь, но так ни разу и не прибегло к помощи зубов, чтобы разорвать пищу на части.

Леор напрягся, крепче сжав топор. Ему уже случалось видеть демонов, целые тысячи, однако мало столь могучих и с такого близкого расстояния, да еще и не вступая с ними в бой.

— Не надо, — тихо произнес я.

Привлеченный моим голосом Оборванный Рыцарь резко развернулся и уставился на нас сверху вниз. Его клинок был воткнут рядом как победное знамя. Оружие пробило живот одного из воинов, пригвоздив еще живого легионера к полу.

— С тобой никого нет, кроме этого брата, Хайон? — влажно прорычал демон. — А где белокожий пророк? Где чужая, чье сердце бьется по твоей прихоти? Где маленький перевертыш?

— Они неподалеку.

— Ты лжешь. Здесь лишь два духовных огня, имеющих хоть какую-то ценность — ты да он. — Демон растянул безгубую пасть в улыбке, обнажив потрескавшиеся желтые клыки, и ткнул лапой в мою сторону. — Человек, который намерен быть моим господином, но скован памятью, железом и ненавистью.

Когтистая длань передвинулась, нацелившись на Леора.

— И человек с машиной боли внутри черепа, носящий ошейник Мессии Крови. — От твари исходили жаркие, давящие волны веселья. — Такие грозные воины.

Я оставил его насмешку без внимания, духовным взором оглядывая затянутый дымкой мостик. Выискивая…

Нет. Проклятье, нет. Я ощутил, что Телемахон в другом месте, бежит по кораблю. Смеется на бегу. Треклятый трус. Ему и горстке его братьев удалось спастись.

Оборванный Рыцарь сомкнул когти на ноге, оторванной у близлежащего трупа. Создание занесло лакомство над разинутыми челюстями, а затем уронило в ждущую пасть. Продолжая наблюдать за нами горящими глазами, оно еще несколько секунд давилось и клекотало, расслабляя мышцы глотки, чтобы дать мясу провалиться в желудок.

Корабль загрохотал у нас под ногами. Я не понимал — то ли Дети Императора разносили остов суда в клочки, то ли намеревались отбуксировать его. Был ли у них вообще единый план?

«Сехандур! — раздался голос Ашур-Кая. — Они берут нас на абордаж!»

«Держись, брат. Пусть Анамнезис пробудит Синтагму. Продержись еще немного. Канала больше нет…»

«Значит, мы прорежем еще один».

— Я заплатил тебе кровью предателей, — обратился я к демону, наблюдая за его трапезой.

— Но предателей так мало. Так мало крови.

— Оно говорит? — спросил Леор.

Он видел движение челюстей, но размазанные гортанные звуки, издаваемые тварью, не походили на человеческую речь. Замешательство Пожирателя Миров вызвало очередную ухмылку существа.

— Мои слова тебе непонятны, приемный сын бога Войны?

— Сейчас не время это обсуждать, — ответил я обоим, продолжая смотреть в морду демону.

— Ты целую вечность не взывал ко мне, Ткач Душ. Почему?

Я не собирался попадаться на его приманку.

— На борту этого корабля есть один воин. Пока мы разговариваем, он убегает. Я дам тебе его образ и имя. Догони его. Уничтожь.

— Думаю… на сей раз я не стану выполнять твои требования, Хайон. Я съем твое мясо, выпью душу, и поглядим, что случится тогда.

— У нас с тобой заключен договор.

— Если договор сдерживает меня, а ты достаточно силен, чтобы заставить меня ему следовать, то тебе нечего бояться.

Я поднял пистолет. Леор вскинул тяжелый болтер. Я чувствовал его болезненное, жгучее желание встретиться с этой тварью в бою, испытать себя в схватке с ней и, победив, высоко поднять ее череп.

При виде нашего оружия Оборванный Рыцарь расхохотался. Если бы он захотел нашей смерти, то набросился бы на нас, не дав возможности выстрелить. Я чувствовал, как жар разгорается в моих глазах, как в них мерцают шепчущие огоньки варпа, испаряющие водянистую влагу.

— Повинуйся мне, — произнес я, чувствуя приступ ожесточенной злобы.

Это существо, сколь бы сильным оно ни являлось, было связано законным договором. Я не собирался терпеть причуды его ребяческой гордыни.

— Или?.. — Оно приблизилось еще на шаг. — Что, если я брошу тебе вызов? Что тогда?

«Назад!» — раздался еще один голос, по-настоящему свирепый, шедший отовсюду и ниоткуда.

Крадучись с угрожающей звериной неторопливостью, Гира вышла из моей тени и встала перед существом. Ее когти скребли палубу, оставляя на дюрастали глубокие царапины. Она приняла охотничью стойку настоящего волка: низко присела, ощетинилась и прижала уши к песьему черепу.

— Маленький Перевертыш наконец-то показался. — Оборванный Рыцарь с влажной ухмылкой посмотрел на волчицу сверху вниз.

Это дает представление о размерах демона. Он глядел сверху вниз на волчицу ростом почти что с лошадь.

«Назад! — Гира оскалила зубы, вызывающе зарычав. — Сейчас же отойди назад, не то я пущу тебе кровь».

Оборванный Рыцарь промедлил. Возможно, из-за связывающего его договора или потому, что опасался испепеляющего пламени варпа, которое обрушилось бы на него, сделай он шаг навстречу. Однако я не верю ни тому, ни другому. Я по сей день убежден, что существо удержала моя волчица.

Оборванный Рыцарь ссутулил плечи, попятился и отвернулся, чтобы продолжить трапезовать недавно умершими.

«Моя волчица, — передал я ей. — Благодарю тебя».

«Мой господин», — только и ответила она.

Мышцы на шее демона вздулись буграми, и он небрежно изрыгнул дымящийся, обожженный кислотой шлем. Тот с лязгом упал на пол, шипя и слабо пузырясь в обратном потоке воздуха.

Один из Детей Императора, пронзенный клинком демона, был еще жив. Не знаю, был ли этот бедняга из тех, кто склонен к проклятиям, крикам или угрозам, поскольку в конце жизни у него не осталось времени ни на что из перечисленного. Даже Леор отступил на шаг от пирующего демона, когда тот разорвал легионера на куски, начав с головы. Мы наблюдали, как тварь давится, заглатывая их.

— Убей воина, известного как Телемахон Лирас, — еще раз велел я Оборванному Рыцарю.

— Господин, — наконец уступила тварь.

Демон опять упал на четвереньки и изрыгнул на палубу второй дымящийся, залитый желчью шлем вместе с черепом.

— Тебе, брат-сородич.

Оборванный Рыцарь вдохнул и выдохнул — звук напоминал вопли десятков терзаемых семей — и наклонил увенчанную рогами голову в сторону Леора. Я перевел Пожирателю Миров рев и утробное рычание.

— Он отдает тебе череп.

Леор поглядел на обглоданный череп в наполовину расплавленном шлеме, а затем опять на громадного, закованного в броню демона. Его лицо уродовали спазмы и мышечный тик. Модифицированный мозг бомбардировал тело импульсами боли, но воин сумел выдавить сквозь металлические зубы:

— Скажи своей зверушке, что может оставить его себе.

Оборванный Рыцарь повернулся, схватил свой клинок, и палуба у нас под ногами затряслась от его бега. Один удар мечом — и полуразбитая дверь распалась на куски. А затем он скрылся, преследуя образ Телемахона, который я впечатал в его примитивный мозг.

После него оставалось чувство тянущей пустоты в желудке, той слабости, что наступает после долгой голодовки. Чувство голода, настолько сильного, что от него ноют кости.

— Я снова открою проход, — произнес я. — Когда увижу, как умрет Телемахон.

— Мне нужно вернуться на «Белую гончую».

— Леор, это не вариант.

Он посмотрел на меня. Я видел в его глазах борьбу: остаться и драться вместе со мной или же бежать на мой корабль, где он будет практически беспомощен.

— Хорошо. Я с тобой.

Мы пустились в погоню.

Леору еще сильнее, чем прежде, хотелось сойтись с тварью в бою. Не знаю, с рождения ли он не осознавал собственной смертности, или же это ощущение вышибли из мозга, когда туда вбили черепные имплантаты. Он знал, что демон служит мне, однако все равно горел желанием помериться с ним силами, даже увидев, что тот сделал с почти двадцатью Детьми Императора.

20
{"b":"589725","o":1}