ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Теперь мне все ясно! – Волнение послышалось в голосе. – Ты идешь по моим стопам, глупец! Стоит тебе выстрелить, и ты подпишешь себе приговор. Как ты не понимаешь, твое желание – это я!

Винса пошатнуло, он сделал шаг назад.

– Станешь тем, что и все остальные… и очутишься на моем месте.

– О чем ты говоришь? – Голос дрогнул.

– Беги… спасайся, пока есть возможность. Выброси проклятый билет и больше никогда не упоминай об этом месте. Иначе закончишь, как вдова…

И тогда убийца, словно потеряв последние силы, свалился на пол, окутавшись облаком сажи.

– Отпусти меня… – бормотал он, – отпусти…

Медленно, до конца не веря самому себе, Винс опустил револьвер. Ощущая, как желание выстрелить выжигает его мозг, он начал пятиться. Тогда он услышал громкий гудок, тот же, что прозвучал, когда каменный поезд начинал движение. Однако в этот раз он был намного громче, после него весь поезд затрясся, послышался скрежет тормозов. Сажа, покрывавшая пол, взмыла в воздух, закрутившись подобно торнадо, а из двери между вагонами, возле которой лежал убийца, потекла лава. Просачиваясь через щели, она стала заполнять поезд. И когда она сожгла лежавшего человека, Винс бросился наутек.

Смяв и выбросив красный билет, Винс бежал к выходу, в обратную сторону, откуда пришел. Оглядываясь и видя, как все, что остается позади, сгорает вмиг. Каменный поезд трясся в агонии, его шатало и бросало из стороны в сторону, стены гудели и, охватываемые лавой, полыхали, издавая шипение. Температура была настолько высокой, что детектив уже не мог дышать. Спасаясь от гибели, бежал к выходу, практически теряя сознание. И все же лава догоняла, жгла затылок, Винс чувствовал, как вспыхивают волосы и съеживается его кожа. До лавового потока оставались какие-то метры, когда детектив осознал, что минул первый вагон.

Дверь каменного поезда была открыта. Скрежет и свист тормозов не утихал, однако поезд все еще продолжал движение. Ждать, пока он остановится, не было времени, и все, что мог сделать Винс, это выпрыгнуть из адской машины на полном ходу. Сильно ударившись ногами, Винс кубарем покатился по песчаному откосу, весь мир закружился, затрясся. Но детектив не потерял сознание; сделав усилие, он приподнялся, уставившись на несущийся по пустыне поезд. Локомотив развил такую скорость, что казалось, вот-вот сойдет с рельсов, но те удерживали его с какой-то невиданной силой. Из-под колес вырывалось пламя, тут же превращавшееся в черный густой дым. Оглянувшись, Винс наконец понял, каким поезд был длинным, вагоны не хотели заканчиваться, они проносились мимо лежавшего детектива, словно метеоры. Завороженный, он наблюдал за этим зрелищем, чувствуя, что сил остается все меньше. Очень скоро мрак окутал его, и, потеряв сознание, Винс закатил глаза, задыхаясь от дыма.

Очнувшись, детектив с трудом открыл глаза. Солнце стояло в зените, напекая голову и слепя. Тяжело дыша, Винс поднялся на ноги и осмотрелся. Ни поезда, ни рельсов уже не было, его окружала пустыня. Не зная, куда идти, он отправился туда, где, как ему казалось, находился запад, и уже через час сумел достичь шоссе. К вечеру Винс добрался до своего дома. Не на шутку испуганная его долгим отсутствием семья кинулась в объятия.

Следующим утром Винс явился в участок. Игнорируя расспросы коллег, он поднялся в свой кабинет. Стикер с координатами все еще лежал на столе. Задумавшись, детектив покрутил его в руке, а затем убрал во внутренний карман.

– Что все это значит? – с порога осведомился вошедший Кросс.

– Тот, кого мы ищем, мертв, – опустившись в кресло, ответил Винс.

– Как мертв? Ты нашел его?

Детектив молча кивнул.

– Он оказал сопротивление, мне пришлось применить оружие, – продолжил он.

– Хорошо. – Билл потер подбородок. – Где тело?

– Я настиг его у берега, возле Санта-Моники. Он упал в океан после моего выстрела. Дай мне время составить рапорт. Дело закрыто.

– Так кто это был?

– Он мне не представился… Но не переживай, я смогу опознать его, нам стоит только просмотреть записи камер в отеле либо по другим адресам…

– Удивительно, – произнес Кросс, – но ладно. Так вот просто, да, Винс?

Детектив сделал глубокий вздох. Затем включил компьютер, устроившись поудобнее.

– Да, Билл, так вот просто.

Геннадий Тищенко

О пользе варенья

Когда разведчик с Ырхары подлетал к Земле, он и без анализаторов понял, что нашел то, что надо. Показания датчиков свидетельствовали о том, что планета покрыта морями и океанами воды, а в составе атмосферы – большое содержание кислорода. То есть на этой планете имелись все необходимые для жизни ингредиенты.

К несчастью землян, ырхарцам нужна была именно такая планета. Потому что жизнь на Ырхаре была не какая-нибудь кремниевая или, допустим, липидно-метановая, а именно белково-углеродная. Причем на основе воды, а не какой-нибудь плавиковой кислоты, к примеру. И дышали обитатели Ырхары не самым мощным окислителем фтором, а смесью газов, среди которых имелся не столь активный, как фтор, но тоже недурственный окислитель – кислород.

В свое время профессор биохимии Айзек Азимов писал, что в процессе поиска «братьев по разуму» лучше бы найти «братьев двоюродных», у которых иная химическая основа жизни. Лишь бы она состояла не из белково-углеродных соединений и воды. Ведь таких планет, как Земля, во Вселенной не так уж много, и у «родных братьев» могло появиться вполне естественное желание прибрать планету к своим рукам. Или к клешням.

* * *

Опустившись в центре свалки на окраине городка Крепкие Дубки, Гыр-хыр-хыр трансформировал посадочную капсулу в бочку. Обычно в таких емкостях земляне квасили капусту или хранили вино. Гыр-хыр-хыру было по барабану, зачем аборигенам планеты нужны бочки. Тара, она и на Ырхаре тара. А то, что бочка является тарой, было видно и без интроскопа.

Главной задачей разведчика с Ырхары являлось выяснение уровня развития аборигенов. Похоже было на то, что местная цивилизация отставала от ырхарской, однако ырхарцы не раз сталкивались с тем, что примитивные на первый взгляд туземцы давали захватчикам такой отпор, что они не всегда успевали унести с планеты ноги.

Цивилизация Ырхары, как и многие другие эмбриональные цивилизации, израсходовала сырьевые запасы своей планеты, а заодно погубила ее экологию. Поэтому она, в поисках новых мест обитания, вынуждена была заняться космической экспансией.

Как показывала практика, туземцы обычно настороженно относились к инопланетянам с непривычной для них внешностью. Поэтому в разведывательных капсулах ырхарцев имелось оборудование для мимикрии, при помощи которого разведчик мог принять внешность какого-нибудь местного живого существа.

* * *

В это воскресное утро юный житель Крепких Дубков Рома Защитников обнаружил на кухне банку варенья. Рома был склонным к полноте сладкоежкой, поэтому родители всячески боролись с его пагубной страстью и прятали от него конфеты и пирожные. И, конечно же, варенье. Однако, как известно, запретный плод особенно притягателен.

Накануне судьбоносного для планеты дня отмечался седьмой день рождения Ромы. В честь этого события было сделано исключение: мама открыла банку малинового варенья. На «день варенья» Роману подарили новую рубашку, в которую мальчик и нарядился поутру. И надо же было такому случиться, именно в этой белоснежной рубашке Рома и обнаружил варенье, которое решил немедленно отведать. И нет ничего неестественного в том, что по закону подлости герой нашего повествования испачкал новую рубашку неописуемо вкусным малиновым вареньем.

За такое деяние, ежу понятно, никто Рому по головке не погладил бы, и виновник вчерашнего торжества покинул отчий дом. Требовалось срочно придумать, как избежать ремня.

Надо отметить, что располагался дом Защитниковых на самом краю Крепких Дубков. Как раз рядом со свалкой, на которую приземлился инопланетный разведчик. И Рома отправился на свалку, где порой находил разнообразные любопытные вещицы. Но в этот раз Роман искал не очередные мальчишеские раритеты, а решение, исключительно важное для его попы, которая очень отрицательно относилась к порке.

26
{"b":"589727","o":1}