ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Замаскировав капсулу под бочку, Гыр-хыр-хыр осторожно выглянул наружу. Неподалеку важно прогуливались двуногие существа с длинными шеями и перепончатыми лапами. Эти существа то и дело издавали громкие гортанные звуки. Инопланетный разведчик не стал даже сканировать их, несмотря на то, что они были двуногими, как и сам Гыр-хыр-хыр. Слишком уж они были мелкими. Ырхарец тоже не был великаном, но понимал, что существо с перепончатыми лапами, в которое он запросто мог превратиться, было бы раза в полтора крупнее, чем его местный прототип. А это могло вызвать у аборигенов повышенное внимание, что не входило в планы Гыр-хыр-хыра. Еще меньше разведчика заинтересовал другой местный организм. Он был пушист, имел четыре ноги и обладал вертикально стоящим хвостом. На эволюционной шкале развития это существо располагалось, несомненно, выше аборигенов с перепончатыми лапами, но было еще меньшего размера.

И тут разведчик с Ырхары увидел Рому. По размерам этот обитатель планеты был чуть меньше Гыр-хыр-хыра, однако тоже являлся двуногим и прямоходящим.

Разведчик просканировал Рому, включил аппаратуру для метаморфоз и превратился в семилетнего земного мальчика. Для этого, правда, пришлось немного уменьшиться и даже отказаться от симбиотических оборонительных органов, которые Гыр-хыр-хыр вынужден был оставить в капсуле. Но ырхарец был настолько удовлетворен своей метаморфозой, что решил рискнуть. Копирование и впрямь было столь точным, что на белоснежной рубашке даже имелось пятно. Как от варенья.

Размявшись в новом теле, Гыр-хыр-хыр несколько раз прошелся вокруг бочки-капсулы и отправился на исследование городка, расположенного рядом со свалкой.

* * *

Мама юного любителя варенья, как это обычно и бывало по воскресным дням, развешивала во дворе белье. Увидев «сына», в новенькой рубашечке, «украшенной» огромным вареньевым пятном, она некоторое время не могла даже слова вымолвить. Больше всего ее поразило то, с каким независимым и наглым видом сын разгуливал рядом с домом.

Так и не найдя слов, мама взяла «сына» за ухо и молча повела в дом, дабы продемонстрировать этому лежебоке. То есть отцу, который, как это обычно и бывало по воскресным дням, дремал на диване под убаюкивающие звуки телевизора.

– До каких пор ты будешь так относиться к воспитанию сына?! – вскричала разгневанная мать, вводя в дом инопланетного разведчика. – Он же совсем от рук отбился! Ты только посмотри!

Отец, очень не вовремя оторванный от сладкого сна с элементами эротики, не сразу понял, из-за чего такой шум.

– Конечно, ведь это не ты стираешь белье! – повысила голос мать.

Только тогда отец обратил внимание на пятно, украшавшее новую рубашку «сына». Тяжело вздохнув, он вытащил из брюк ремень…

* * *

После порки Гыр-хыр-хыр стоял наказанным в углу и лихорадочно размышлял. Ырхарец не понимал, на чем он мог проколоться. Это же надо, первый же встреченный туземец мгновенно определил, кем в действительности было существо, в которое превратился разведчик. Видимо, абориген обладал интравизионным зрением, коль увидел, что внутреннее строение организма не соответствует его внешнему виду. Или, что еще хуже, туземцы могли обладать телепатическими способностями и «прочли» подлинные мысли разведчика с Ырхары.

Седалище ырхырца очень болело, но самое обидное – он не мог наказать обидчиков. Ведь он самонадеянно оставил в капсуле защитные симбиотические органы. К тому же без оборудования капсулы Гыр-хыр-хыр не мог вернуться к своему обычному виду! То есть превратиться в грозного бойца со смертоносными жвалами и могучими симбиотическими псевдоподиями, мгновенно выполнявшими мысленные приказы разведчика.

«С этой планетой лучше не связываться», – решил разведчик и, как только ему было дозволено покинуть угол, ретировался на родную Ырхару.

– Колонизация невозможна, – доложил он начальству. – Слишком высокий уровень развития туземцев, которые обладают телепатией и, возможно, телекинезом.

Андрей Бочаров

Старый дом на краю леса

Светлой памяти А. Г. Бочарова, Верного рыцаря Ее Величества Литературы

Темный зал. Полная тишина.

Теперь пошла звуковая дорожка: еле слышная мелодия – легкая грусть с горьковато-пряным послевкусием печали…

На экране появляются титры:

Автор-визуализатор

Андрей Бочаров

представляет рассказ-эмофильм:

Старый дом на краю леса

Раннее утро. Легкую дымку над пожухлой травой уже пронзают копья пробуждающегося солнца. Алое, яркое, оно поднимается над горизонтом, обозревая с высоты, как полководец, поле будущего сражения.

Ржание коней, нетерпеливый перестук копыт. Звон металла, скрип седел, звяканье сбруи – привычная музыка для моих ушей. Скоро поведу изрядно поредевшее войско в бой. Если удача не повернется к нам лицом, воинство Темного Короля саранчой пронесется по беззащитным землям моей страны, неся кровь, разрушения, смерть.

Прислужник помогает облачиться в доспехи. Под их тяжестью плечи только распрямляются. Эта ноша лишь позволяет ощутить мощь налитых силой мышц. Оруженосец с трудом подносит меч, слишком тяжелый даже для его привычных к оружию рук. Этим мечом может сражаться только один человек – это я, непобедимый рыцарь, Светлый Герцог.

Конный отряд выстраивается в боевом порядке. Два лучших воина скачут по бокам от меня, отставая на шаг. Они будут прикрывать мне спину в бою. Три воина скачут вслед за ними, и таким клином выстраивается весь отряд.

Вражеское войско нам удается застать врасплох. Пара дозорных, пронзенных стрелами, падают замертво, не успев подать сигнал тревоги. Никто не ждал, что небольшой отряд дерзнет бросить вызов воинству Темного Короля, превосходящего нас численностью в десятки раз.

Воины Тьмы не успевают построиться, бестолково мечутся, как служанки в переполненном трактире. Вскидываю меч, издаю боевой клич, который мгновенно подхватывают светлые воины. Мы врубаемся в неприятельское войско, как остро наточенный топор в мягкое дерево. Хруст сминаемых доспехов, истошные крики раненых. И кровь врагов уже ручьями струится с моего меча…

Накидываю на плечи теплую куртку, выхожу на веранду, включаю уличное освещение. Хотя освещение – это громко сказано. Всего четыре тусклые лампочки. С другой стороны, зачем больше? Все дорожки-тропиночки мне и так знакомы с детства. Если работа не клеится, лучший рецепт – побродить неспешно по участку, подышать пьяняще свежим воздухом. В голове совершенно посторонние мысли, но в подсознании идет непрерывный процесс обдумывания сюжета. И через какое-то время очередные сцены фильма возникают яркой картинкой в голове.

Мягкая, обволакивающая тишина на улице. Не слышно ни птиц, ни кузнечиков – осень заканчивается, скоро зима. Уже много лет мне уютно и комфортно только здесь – в старом доме на краю леса. Раньше старался как можно реже выбираться в город. Теперь – перестал вообще. А что там делать? Раз в неделю фургончик оставляет у ворот коробку с продуктами. Кристально чистая вода из колодца. На случай перебоев с электроэнергией есть аварийный дизель-генератор.

Мобильник всегда выключен. Зачем он нужен? Для решения деловых вопросов есть электронная почта. Вот скайпом никогда не пользуюсь – не люблю общение в реальном времени, когда ощущаешь присутствие собеседника…

Сижу за столом в кухне, а Мартыша вертится у плиты. И глаз от нее отвести невозможно. Она удивительно пластична и грациозна. В детстве с упоением занималась танцами, но не очень долго. Ее воспитывали мама и бабушка, лишних денег в семье не было. За любовь к танцам и восторженную наивность в восприятии мира бабушка называла Марину «дуропляской».

А я зову обычно – Мартышей. Так когда-то ее дразнили детишки в детском саду – Маришка-мартышка.

27
{"b":"589727","o":1}