ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты же обратила внимание на мой меч? За сколько, думаешь, его можно продать?

– Вот продашь и скажешь.

Мужик хохотнул.

– И что, не боишься, что я тебя надую, не возьмёшь плату вперёд?

Эльфка хищно улыбнулась.

– Не думаешь, что обманывать Канарейку – плохая идея?

Темерец внимательно посмотрел на неё.

– Да не знаю, выглядишь как обычная девка. У меня такая раньше полы в хлеву тёрла.

Канарейка молча стукнула по столешнице ножом, который она выхватила из сапога. Темерец и не успел заметить, как она это сделала.

– Ладно, милая, таких штук у неё не было.

Эльфка спрятала оружие обратно за голенище, выжидающе скрестила руки на груди.

– Мне нужно убрать одного человека… Мужчину. Часто на улице один, доспех носит довольно редко, вообще медлительный…

– Так и почему бы тебе самому с ним не справиться? Вон, какой у тебя меч. – Ольгерд фон Эверек стоял возле стола и в упор смотрел на темерца. Тот сконфузился сначала, взглянул на Канарейку, но та только покачала головой.

– У нас личный разговор, милсдарь.

– Ольгерд, ты не мог бы нас оставить? – сквозь зубы спросила эльфка. Ей ещё не хватало, чтобы атаман сорвал единственный заказ. Тот улыбнулся недобро и удалился за свой стол. Только теперь Канарейка, сидя к нему спиной, почти физически чувствовала взгляд Ольгерда на себе.

– Есть одна проблема… – протянул темерец.

– Какая? – в нетерпении спросила убийца.

– Он из Ордена.

– Какого ещё Ордена?

Темерец посмотрел Канарейке в глаза и почти благоговейным шёпотом произнёс:

– Пылающей Розы.

Ещё с час эльфка провозилась с упрямым темерцем, не желающим назначать нормальную цену. Мелкие крупицы былого Ордена Пылающей Розы, а уж тем более какой-то отдельный рыцарь без прикрытия и доспеха не были для Канарейки проблемой, но деньги от этого не становились менее нужны. Были бы сейчас другие времена, она бы, может, и взяла за заказ только пару десятков крон – в своё время этот Орден успел потрепать ей нервы, гори он огнём. Только не тем, что очищает.

Темерец уступил.

Зато конкретное время оказалось ему принципиально. Сказал, что есть этот вечер и всё, потом рыцарь уезжает куда-то на юг, и ищи его потом свищи. Вечер этот пал аккурат на Белллетэйн, праздник весеннего цветения. Темерец утверждал, что на закате рыцарь встречается с какой-то дамой в доках. Канарейка думала, что это к лучшему – незаметное убийство в толпе можно было назвать её коньком.

Когда темерец наконец встал из-за стола и очень сладко попрощался с эльфкой, облобызав ей руку, и ушёл, Ольгред кивнул ей на лавку напротив.

– Ты только не светишься.

– Одной проблемой меньше, – выдохнула Канарейка, устраиваясь за столом напротив атамана. Он посмотрел на неё вопросительно. – Моё финансовое положение было плачевно настолько, что мне впору было идти в том чудовищном платье ночью в порт.

– У тебя была возможность не платить за постой.

– Знаю, – улыбнулась эльфка. – Только мне Бьорн ничего не должен.

Ольгерд покачал головой:

– Только за это и должен. Благородная убийца, посмотрите…

– О, – протянула Канарейка. – Благородной убийце самое место за одним столом с благородным разбойником.

Атаман серьёзно посмотрел на неё:

– Не выдумывай ничего лишнего.

– Лишнего? – засмеялась эльфка во весь голос. Пара «кабанов» повернулось к ним с атаманом. – А что тут лишнее? А! Ты про поцелуй? Про первый или про второй?

Бертольд возле тумбы корчмаря подавился, громко раскашлялся. Бьорн принялся колотить его по спине.

– Я про оба, – спокойно ответил Ольгерд. Канарейка зло смотрела на него, но не вставала, никуда не уходила. Атаман шумно выдохнул, сел на лавку нормально, опустив ноги на пол, сложил руки на столе, выпрямился.

– Понимаешь ли ты, кто я такой?

– Шельма ты, самовлюблённый бессмертный лис, строящий из себя недотрогу.

Ольгерд промолчал, глядя прямо в её серые огромные эльфские глаза. К такому обращению он определённо не привык. Это было ново и… интересно?

– Понятия не имею, зачем тебе это, но я тебя предупредил.

Канарейка молча уставилась в кружку. Казалось, её больше успокаивал запах вина, чем градус в нём.

– Этот твой заказчик…

– Темерец, – коротко оборвала эльфка атамана.

Он кивнул, глотнул вина.

– Похоже, что он сам из Ордена.

– Почему? – эльфка подняла на Ольгерда глаза. Он нахмурился.

– Даже у этих паршивых сектантов неплохая выправка.

– Может, они там хуями мерятся, – небрежно бросила Канарейка, снова уставившись в кружку. – Мне всё равно. Только не нравится, что он так чётко обозначил место и время.

– А когда? – будто бы между прочим спросил Ольгерд.

– В Беллетэйн. – Эльфка выдохнула. – Это лицемерно… Убивать в Беллетэйн.

Атаман хмыкнул и налил ей в кружку ещё вина.

– На твоём месте я бы не пошёл на такое подозрительное дело.

– А я вот как раз на твоём не сомневалась бы, – улыбнулась Канарейка.

– Я бессмертен, – сухо напомнил Ольгерд.

– Я убийца, – в тон ему ответила Канарейка.

Комментарий к XII. Заказ

Просто я люблю, как они сидят и болтают :D

========== XIII. Закат ==========

Убийство – всегда убийство, независимо от мотивов и обстоятельств. <…> Никто из

задумавших и совершивших насилие не может считаться лучше обыкновенного преступника.

Никодемус де Боот

Канарейка одевалась на убийство как на праздник.

Или на праздник как на убийство?

В любом случае, в её волосах и на одежде было в достатке свежих цветов, и даже под наглухо застёгнутой курткой из толстой кожи с железными пластинами была надета красивая праздничная рубаха. Так, для себя.

Эльфка закрепила на поясе кинжалы, накинула на плечи плащ, чтобы скрыть оружие. В маленькую сумочку на поясе она сложила магический кремень, моток бинтов и пару обезболивающих корешков. Канарейка бессмертной не была и считала, что лучше лишний раз перестраховаться, чем в самый важный момент что-нибудь пойдёт не так. А сегодня не так могло пойти абсолютно всё. Например, этот рыцарь внезапно окажется не один там, в доках, а с целой армией. Ну, или, по крайней мере, с вооружённым громилой. Он бы создал много проблем, ведь Канарейка была невысокой эльфкой, а не рубакой, не берсерком и даже не ведьмаком.

Спустившись вниз, в корчму, эльфка обнаружила сидящими вместе за столом атамана и ведьмака. Правая рука последнего была щедро перемотана бинтом и зафиксирована в локте. Увидев Канарейку, мужчины кивнули ей и в какой-то небрежно-холодной манере продолжили разговор.

– Что у тебя с рукой? – без приветствий спросила эльфка, подойдя к столу и прерывая беседу.

– Здравствуй, – иронично улыбнулся Геральт. – Да так. Оказалось, что аукцион – менее культурное мероприятие, чем я слышал. Зацепили легонько мечом, я бы даже перевязывать не стал. Шани переусердствовала.

– И стоит ли оно того, чтобы выполнять приказы О’Дима? – Ольгерд скрестил руки на груди, смотрел куда-то в сторону и в целом выглядел отрешённым.

– Видишь эту холеру на моём лице? – нахмурился ведьмак. – Уж лучше я выполню твои сраные желания, чем он придумает чего похуже.

– А если я специально даю тебе невыполнимые задания?

Канарейка посмотрела на Ольгерда. Он бодрился, держал лицо, но в глазах у него таилась невозможная усталость. Он был бы и рад прямо сейчас бросить эту глупую игру, может быть, сдаться, сделать своим последним желанием какую-нибудь чушь, вороного коня или бочонок эля. Просто чтобы ведьмак наконец отвязался. Как бы этот демон ни был силён, все условия договора у него соблюсти не получится. Верно?

– Я же правильно понимаю, вы оба останетесь в кабале, пока желания Ольгерда не исполнятся? – несмело спросила Канарейка.

Атаман смерил её оценивающим взглядом, ведьмак молча глотнул из кружки что-то очень крепкое и вонючее.

18
{"b":"589729","o":1}