ЛитМир - Электронная Библиотека

— Его разыскивает аврорат! Вам нужно сказать об этом МакГонагал! — припечатал Рон.

Гермиона, чуть скривившись, язвительно поинтересовалась:

— Тебе-то что от этого будет?

— Сказано, что важна любая информация о том, где он скрывается, — Рон пыхтел, как кипящий чайник. — Нужно сообщить о посылке.

— В письмах нет ничего о том, где он скрывается, — упрямо заявил Гарри. — И нет такого закона, который бы запрещал получать посылки от дяди и крестного, даже если этот человек — беглый преступник.

— Сириус Блэк — чей-то крестный? — восторженно спросил Дин.

— Мой, — кивнул Гарри. — Мне давно об этом говорили. И он сейчас написал. У него вообще-то обязанность такая — письма мне писать и подарки отправлять. Азкабан, быть может, и являлся уважительной причиной для невыполнения обязанностей, но если есть способ отправить весточку — он должен это сделать.

— Гарри, а он точно не виновен? — осторожно спросила Гермиона.

Она, хоть и критично смотрела на вещи, была более склонна верить «взрослой» версии событий. Она-то знала, что невероятные версии начались из-за малого количества художественной литературы у магов. И поэтому теперь Гермиона допускала что, возможно, Сириус Блэк невиновен. Но это маловероятно.

— Я не знаю, — пожал плечами Гарри, — Я даже не знаю, за что его судили. Знаю только что он был другом моего папы. И еще, что он считает себя виновным в их смерти. Он так и написал.

Гарри протянул письмо, Гермиона тут же принялась читать.

«Здравствуй, Гарри. Ты, возможно, еще не знаешь, но я твой крестный. Увы, я пока не могу полноценно исполнять свои обязанности, но постараюсь найти способ это исправить. Непременно найду.

Мы с твоим отцом были близкими друзьями. И я хорошо знал твою маму. Мне очень жаль, но я повинен в их гибели. Не так, как принято считать в Министерстве, но все же виноват. И виноват еще больше, ведь я обещал Джеймсу и Лили, что позабочусь о тебе, если с ними что-нибудь случится, а меня не было рядом все эти годы. Раз уж я не могу присутствовать лично, то вышлю тебе хотя бы книги: такие не найдешь в школьной библиотеке.

Род Поттеров хоть и не был сторонником аристократического образа жизни, все же был старинным родом со своей историей. Историю я тебе рассказать не могу. Зато могу прислать книги, которые расскажут тебе, что такое Род, как проявляются Таланты, как призвать семейные артефакты. Думаю, лишним это не будет. Да и Джеймс когда-то очень любил изучать новое.

Сириус Блэк. Напишу, как только придумаю для нас достойный способ общения. Удачи, Гарри.»

— Он дружил с твоими родителями? — переспросила Гермиона.

— Да, — кивнул Гарри. — Говорили, что они были друзьями не разлей вода. И почему-то еще говорили, что Сириус Блэк их предал.

— В это ты не веришь? — уточнила Гермиона, игнорируя недовольное пыхтение Рона.

— В это — нет. Говард рассказывал, что Крестный Отец не может причинить прямой вред крестнику. Это как-то связанно с клятвами, которые даются при крещении. Еще говорил, что мне рано в этом разбираться. Но в этих книгах должно быть написано и про крещение.

Книг было три штуки. Не слишком толстые, они все же выглядели достаточно богато. И на обложках, золотым тиснением, лаконичные названия: «Род», «Магические таланты» и «Родовые Артефакты».

Невилл же вел внутреннюю борьбу. Он знал, что в сегодняшнем положении семьи виновата Беллатрикс Лестрейндж. Знал, что бабушка люто ненавидит ее. Но ведь не Одри, так? В книгах часто писали о вражде между семьями, и Невилл с долей недоверия понимал, что должен ненавидеть Одри… или нет? Потому что Одри даже не знает лично свою маму. Только хлюпает носом, поглаживая обложку книги. Невилл не был скор на решения, а еще склонен к сопереживанию. Если бы он узнал, что его мама кого-то убила, он бы, наверное, все равно ее любил. И хотел бы, чтобы она была рядом.

Сумбурный вечер закончился приходом старосты. Перси сурово отчитал первокурсников за поздние посиделки в комнате и заметно побледнел, услышав от брата о посылках для Гарри и Одри. Через минут пять в комнате появилась профессор МакГонагал.

— Я попрошу вас отдать мне посылки, — строго произнесла она. — Мы должны исследовать их на наличие скрытых проклятий.

— Нет, — упрямо ответил Гарри.

— Мистер Поттер, Вы понимаете, какой опасности подвергаете себя? Эти книги могут быть заколдованы, Вы можете пострадать.

— Нет, — все так же упрямо мотнул головой Гарри, — Сириус Блэк не причинит мне вреда. А отобрать их у меня вы не имеете права.

— Сириус Блэк — убийца, — сурово напомнила МакГонагал.

— И он остается моим крестным.

— Мистер Поттер, нет подтверждения, что была произнесена клятва. Он мог быть просто назначен вашим крестным. Обычно клятвы приносят на двухлетие ребенка…

— Но он клялся раньше, — упрямство было главной чертой характера Гарри, — Есть заверенные данные в архиве министерства. Я точно знаю.

МакГонагал чуть нахмурилась. За Поттерами охотились. В такой период времени многие проводили магическое крещение раньше, стараясь защитить ребенка на случай смерти родителей. Джеймс может и казался весельчаком и лоботрясом, но декан Гриффиндора знала, каким ответственным он мог быть. Но тогда почему Сириуса обвинили в пособничестве? Ведь он не мог выдать местоположение крестника — тогда бы Блэк, скорее всего, умер. Или стал сквибом. Но на суде он был вполне жив и магия оставалась с ним.

— Откуда ты это знаешь?

— Я ведь сирота, — пожал плечами Гарри, — в магическом мире никого не знаю. Говард, дедушка Одри, хотел найти кого-нибудь, кто мог бы разделить с тетей опекунство надо мной. Но, пока жив мой крестный, опекуном могут быть только близкие родственники. То есть никто, кроме моей тети-маглы.

Минерва опять задумалась. Она ведь помнила мальчишек в школе. Помнила, с каким уважением Сириус и Ремус относились к Лили, с каким восторгом рассказывали о Гарри на собраниях Ордена Феникса. Ходили слухи, что Джеймс и Сириус, из-за неспокойного времени, еще и поклялись друг другу, что возьмут на себя обеты другого, если один из них погибнет. Напрямую о таком не говорят, но ведь и шутки на пустом месте не возникают.

МакГонагал, резко развернувшись, поспешила в свой кабинет. Нужно написать письмо своей старинной подруге, что работает в архиве министерства. Надо бы уточнить такие моменты и, если мальчик прав, возобновить разбирательства по делу предательства Поттеров. Кто, если не Сириус? Кто был хранителем тайны? Быть может он и виновен в смерти тех маглов и Питера… Или предателем был Питер? Подобные мысли лишь подгоняли профессора к кабинету. Она любила всех своих гриффиндорцев. Не умела показывать это так же откровенно, как другие деканы, но помнила всех своих выпускников. А Джеймса, Сириуса, Ремуса и Лили - особенно. Они были первыми, кого она провела от первого курса до выпускного, любимцами на курсе. Джеймс и Сириус - как яркие лидеры, Лили и Ремус - как самые ответсвенные. Если есть шанс, что Сириус невиновен, она должна это узнать. Потому что в глубине души всегда надеялась, что его арест - недоразумение.

========== Глава 10. Сириус и Андромеда. ==========

Сириус, вопреки расхожему мнению, в темной магии разбирался хорошо. А еще неплохо себя контролировал, многое знал и быстро учился. Просто люди предпочитают видеть то, что хотят. Никто ведь не заглядывает что спрятано там, под личиной парня, который веселится, сбежав из родного дома. Да что они вообще о них знали? Ну, кроме того, что они общительные и веселые. Почему-то все считают, что раз они насмешничали и задирались, то ничего о жизни не знали. Знали. И получше некоторых. И поэтому заранее подстраховались. Привязали к себе палочки, например.

Процесс долгий и не особенно разрешенный. Еще и с жертвами. Сириус потом убитого кролика отнес в приют для собак. Вот так нетривиально чистокровные маглолюбцы решают проблемы утилизации кровавых ритуалов. Зато палочка теперь возвращалась к нему, если, конечно, он находится в зоне, где можно аппарировать. Сириус, правда, немного переживал, что палочку могли сломать, но нет, кто-то из его вымирающей семейки, видимо, забрал семейный артефакт. Сириус начертил на земле несколько знаков, измазал камень своей кровью и получил путь к спасению.

17
{"b":"589731","o":1}