ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это не ты их предал. Но кто?

— Питер.

— Что? Вот это вот недоразумение?

Сириус лишь зло хмыкнул. Он всегда знал, что Питер вовсе не так уж бесполезен. Иначе как бы он смог продержаться в их компании так долго? Ошиблись они лишь в одном. Он не был им другом.

— Так как ты сможешь сбежать? — вновь вернулась к разговору Белла.

Сириус, устало вздохнув, указал рукой на дверь в коридор:

— Знаешь же, что на этажах в окнах не стоят никакие чары?

— Да, иногда туда прилетают совы, — рассеянно кивнула Белла.

— Эти промежутки в решетках — единственный выход. Аппарировать нельзя. Поубивать всех охранников и выйти сложно даже для здорового и полного сил мага. А тут еще дементоры. На всем здании куча защитных чар. Проскользнуть и сбежать практически невозможно. И да, дементоры тоже имеют какие-то чувства, поэтому обнаружат и найдут тебя быстро.

— Но способ есть. Через ту решетку в окнах коридора и на лестнице, да?

— Там не пролезет и ребенок, — согласно кивнул Сириус.

— А магический выброс тебе зачем? Станешь маленьким?

— Нет. Я анимаг. Увы, мы забросили наше обучение до того, как сроднились с животными, поэтому меня нужно подтолкнуть заклинанием.

— И ты пролезешь через прутья…

Белла пораженно качнула головой. И вновь спросила:

— А почему ты думаешь, что сможешь сбежать позже?

— Книжки умные читал, — зло буркнул Сириус. — По сомнительным данным в какой-то книге, в течении десяти лет человек может терпеть присутствие дементоров. А потом начинает сходить с ума. Сначала по чуть-чуть, потом все больше и больше. А что бывает с Блэками, чей разум начинает чудить? Или ты забыла, почему у нас до сих пор сохранились контакты наемных убийц?

— Магические выбросы, — пораженно выдохнула Белла. — Ты хочешь поймать состояние, когда уже немного того, но еще себя контролируешь?

— Ну, я придумал это года за два. После того, как перебрал все остальное. Без помощи извне отсюда сложно сбежать.

— А ты не боишься, что навсегда останешься сумасшедшим?

— По моим прикидкам, крыша у меня на веревочке полетает года три.

Белла замолчала, а потом внезапно вспомнила:

— Так тебе же можно на звериные повадки поймать!

— И как ты поймаешь большого пса? Будешь мне палочку кидать? Я же не кот, чтобы реагировать на птичек и мышек. Все, что у меня есть от собаки — это любовь к стейкам, нюх и либидо.

— Но можно ведь попробовать. Почешу тебе пузо… поиграю с палочкой…

— Белс, прекрати, не продолжай, — Сириус затрясся от смеха.

Белла собралась возмутиться, а лишь потом поняла, что ее кузен все вечно воспринимает невероятно пошло. Она и забыла, какой он. И как быстро он ее доводит.

— А знаешь, я все же попробую тебя довести, — упрямо заявила Белла. — Можно ведь рассказать что-нибудь неприятное. Ммм… О! Мы все считаем Розье извращенцем, потому что он, кажется, кончает, когда смотрит на трупы женщин. Он был во время убийства МакКинтонов, Медоуз…

Белла замолчала, У Сириуса на лице было лишь отвращение и ничего кроме.

— Нужно что-нибудь покруче. Точно. Пророчество про Поттеров рассказал Снейп.

У Сириуса вырвался непроизвольный рык и Белла решила продолжать, вдруг поможет:

— А твой дружок Ремус еще во времена моей свободы загремел в резервацию оборотней.

Действительно. У Сириуса самое слабое место — это друзья. Потому что сейчас перед Беллой сидел большой пес и смотрел на нее крайне злым взглядом.

— А теперь пузико почесать? — пораженно произнесла она.

Пес-Сириус боднул ее головой, что-то пролаял и потрусил к выходу, оглядываясь. Он не может ждать, пока кто-то заметит отсутствие узника. Ему нужно бежать сейчас.

— Оформи мой развод! — зло крикнула Белла. — И напиши Нарциссе. И дочке моей подари что-нибудь. Только не куклу. Она, наверное, на меня похожа. Лучше книгу со средневековыми пытками.

Пес, еще раз тихо гавкнув, выбежал за дверь. А Белла не смогла сдержать истерический смех. Она смеялась, прекрасно понимая, что ее смех звучит в высшей мере сумасшедшим. Но у этого дня слишком много событий. Она достала из кармана фотографию.

— Он меня вытащит отсюда, — пообещала она, — и я сделаю все, чтобы заслужить твою любовь.

Комментарий к Глава 1. В темнице сырой

~бечено

========== Глава 2. Сквиб и магла. ==========

Вернувшись из командировки и узнав о смерти своей жены, Говард твердо решил, что с него хватит приключений магического мира. Он уже стар для подобного. И вполне сможет прожить без всех этих сумасшедших ученых, с которыми он долгими ночами разбирал ритуалы, заклинания и рунные схемы. Поэтому он собрал вещи, выкупил себе банковскую ячейку на пару сотен лет, куда и спрятал «наследство» жены, а сам твердо решил жить в гостинице. Или съемной квартире. Но в день, когда он собирал вещи в их магловском жилище, у него на пороге появился гость, которого Говард явно не ожидал увидеть.

Его брат, Грэгори Лестрейндж, глава рода и маг, в отличие от Говарда. Он стоял на пороге магловского домика с ребенком на руках. И хотя Говард всегда подозревал, что семья может настигнуть его с какой-нибудь просьбой, он точно не ожидал подобного. Ребенок. Девочка, рожденная раньше срока. И его сумасшедший брат считает, что у его сына родился сквиб. Говард, сам врач по магловскому образованию, потерял дар речи от подобной глупости. Девочка совсем крошечная. Маглы таких выхаживают и даже тогда не могут дать абсолютных гарантий здоровья ребенка. Но девочка плакала и активно махала кулачками. Конечно, при рождении не было магического выброса. Вся имеющаяся магия этой малышки уходит на собственное спасение.

Но Грэгори не желал слушать брата. Напомнил, что из рода его не выгоняли, помогали деньгами для магловского обучения, поэтому теперь он должен вернуть долг. Воспитать этого ребенка. Говарду оставалось только забрать малышку и наскоро состряпанные документы. Придется подключать своих знакомых, вряд ли Грэгори, с его-то ненавистью к маглам, смог правильно подобрать документы.

Он звал ее Одри. И справедливо подозревал, что его брат за что-то сильное возненавидел ребенка. Иначе чем объяснишь такое неблагозвучное имя: Вингельмина-Виктория Одри Лестрейндж. Он будто в женские имена наугад пальцем тыкал. И ведь не поменяешь. Как минимум до семнадцати лет. Она все же маг, сила рода ее поддерживает и менять имя, данное Главой Рода… Говард не был уверен, что это хорошая идея.

Но с ребенком нужно менять место жительства. И Говард, переехав с Одри в съемную квартиру в Ливерпуле, озаботился документами и поисками дома. И как-то случайно ему попала информация о симпатичном доме в городке Литл Унгинг. Говард не очень хотел жить рядом с Лондоном, но что-то его туда тянуло. И пришлось старому сквибу признать, что тянет его туда магия. Предчувствие, интуиция — неважно, как это называть — Говард уверенно оформил договор аренды и отправился туда с маленькой Одри.

Дома в городе были абсолютно одинаковыми. Небольшие, с гаражом и оранжереей. Здесь не было второго входа и возможности отделить личные помещения от врачебного кабинета. Поэтому Говард решил позже снимать себе кабинет в центре городка. Ну, а пока он учился менять пеленки, разбирался с детскими болячками и отчаянно боялся, что в какой-то момент его скупых познаниях о магической медицине окажется недостаточно для поддержания здоровья этой малышки.

А когда Одри уже было полтора года, он заметил на детской площадке нового ребенка. И слышал сплетни соседок, что у Дурслей появился годовалый малыш, однозначно Вернон нагулял на стороне… Говард никогда не видел этого Вернона, но вот Петунья Дурсль была ему знакома. Та женщина, что так обожает своего единственного и долгожданного сына. Сейчас она ходит на детскую площадку с двумя детьми. И Говард готов был спорить на что угодно, мальчишка — маг. И фамилия его — Поттер. Он знал Карлуса Поттера, видел пару раз его сына, и эту фамильную лохматость невозможно подделать. И это упрямство и сосредоточенность. Но куда делись Джеймс и его жена? Почему магический ребенок живет в мире маглов?

2
{"b":"589731","o":1}